Избитый в новосибирском общежитии студент скончался, проведя 3 месяца в коме

Новосибирск, 5 июня 2005, 19:02 — REGNUM  Вчера 4 июня в Новосибирске скончался студент факультета энергетики (ФЭН) Новосибирского государственного технического университета (НГТУ) Кирилл Шидловский, который 8 марта 2005 года пострадал в драке, произошедшей между ним и группой лиц, среди которых далеко не все были студентами. Как сообщает корреспондент ИА REGNUM, информация о смерти студента, находившегося 3 месяца в реанимации, появилась на сайте студенческой газеты "Энергия" 4 июня.

Трагедия произошла 8 марта в седьмом общежитии НГТУ. Девушки из этого общежития сидели в своей комнате, в соседней - гуляли парни. Уже ночью студентки обнаружили пропажу сотового телефона и погрешили на соседей. По одной из версий, два разных молодых человека по просьбам девушек пытались поговорить с соседями, но возвращались оттуда с пустыми руками. После чего те самые соседи и вызвали Кирилла Шидловского, сидевшего в компании с девушками, на "разговор". В сознании Кирилл оттуда уже не вернулся.

Кирилл попал в больницу с переломом основания черепа, нападавшие не оставили ему ни одного зуба. Против нападавших возбуждено уголовное дело, сейчас они находятся под следствием. Всю вину взял на себя только один студент из шестерых, участвовавших в избиении. Показания свидетелей пока расходятся.

По словам одной из свидетельниц, Наташи, "в ту ночь несколько парней сидели в нашей комнате, поздравляли нас праздником и общались. Уже за полночь раздался стук в дверь, и молодой человек по имени Тимур попросил Кирилла выйти поговорить. Спустя некоторое время друзья Кирилла заволновались и отправились его искать, оставив в комнате четырех девушек - меня, Сашу, Галю и Настю. Вскоре они занесли Кирилла в комнату, он был уже без сознания. По словам Саши, позже парни отлучились, а в их отсутствие в комнату зашли шесть человек, появился и Тимур, который принялся стаскивать Кирилла с кровати, при этом ударяя его по голове. Подоспевшие ребята вновь забрали парня из рук Тимура.

Во время разборок и избиения (в течение примерно часа) девушки четыре раза звонили охраннику, дежурившему на вахте. Но блюстители порядка так и не появились. Позже приехала скорая, и Кирилла увезли. Во всей этой суматохе у девушек исчезло два сотовых телефона. Только когда в больнице выяснилось, что состояние Кирилла очень тяжелое и в таких случаях редко выживают, друг пострадавшего Руслан вместе с милицией отправился искать Тимура и его компанию. И совершенно случайно они их действительно нашли - встретили идущими с пивом.

По словам других жителей общежития, история берет свое начало задолго до этой трагической ночи. Кирилл жил в комнате еще с тремя парнями, и другом одного из них был тридцатилетний Дальмир. Он жил в той же комнате общежития нелегально, практически не выходя на улицу. Одни говорят, что он находился в общаге 40 дней, большинство называют цифру 4 месяца. Некоторые жильцы "семерки", не пожелавшие раскрывать свои имена, считают, что он все-таки иногда выходил на улицу, причем во время дежурства определенного охранника. Который, кстати, и дежурил в ту самую ночь.

Дальмир питался за счет соседей по комнате и, видимо, Кириллу это не нравилось, и он активно высказывал свое недовольство. Дальмир неоднократно угрожал Кириллу. Другом Дальмира был Тимур, который раньше жил в общежитии №7, но потом его выселили, а сам он перевелся с ФЭН на факультет гуманитарного образования (ФГО). По словам очевидцев, Тимуру тоже не нравился Кирилл, поэтому с его стороны также сыпались угрозы. Видимо, считают студенты, в ночь с 8 на 9 марта решили привести их в исполнение.

На вопрос, как Дальмир мог нелегально жить в комнате со студентами, заведующая общежитием Любовь Гришкова отвечает, что альтернативных способов попасть в "семерку" много - например, через окно. "Было дело, замок на черном входе сбивали. А может быть, охрана пропускала", - говорит Гришкова. Сама она видела Дальмира только днем, студенты не рассказывали о том, что в комнате есть нелегал. Конечно, по вечерам должен быть обход, чтобы проводить всех гостей из общежития. Но у парней стоит железная дверь, которую они не открывали. По словам жильцов "семерки", Дальмир занимался вымогательством. Говорят, даже торговал марихуаной. Однажды на него жаловалась буфетчица - будто бы Дальмир в кафе явно не просто так сидит, а "банкует", торгует травкой. Жалоба поступила в охрану, и больше его в буфете не видели.

После того как произошла трагедия и все выяснилось, заведующая спрашивала у студентов, почему они ей не сообщили о нелегально проживающем раньше. Как оказалось, они просто боялись: Дальмир часто утверждал, что Любовь Гришкова с ним заодно. Правда, в таком случае непонятно, почему же тогда заведующая не выделила ему отдельной комнаты, а сам Дальмир практически не показывался из общежития.

Жильцы общежития характеризуют Дальмира очень хитрым, расчетливым и нечестным. Они считают, что главным организатором избиения был именно он, а Тимур лишь исполнял поручения. По словам одногруппника Кирилла, также проживающего в "семерке", "Тимур сейчас в СИЗО, хотя зачинщиком был Дальмир. Может быть, даже и Тимура не посадят. Говорят, его мама наняла хорошего адвоката. А если посадят, это все равно не выход, потому что в компании Дальмира и Тимура этих отморозков было много, и Тимур далеко не самый худший из них. Он явно не один бил Кирилла - по комплекции слабее. Дальмира отпустили из милиции за отсутствием состава преступления - вроде никто не видел, как он бил Кирилла. Но я этому не верю, думаю, свидетели просто боятся давать показания".

Охранник, дежуривший в ту ночь, посчитал звонки не более чем шуткой. "Ложные вызовы охраны нередки у нас. В ту ночь звонившие не представились и говорили что-то невнятное", - рассказывает он. Интересно, что пришедшей утром на работу заведующей общежития охрана ничего не сообщила. Любовь Гришкова узнала обо всем только в 11 утра от уборщицы. Пришлось ждать девяти часов вечера, когда свидетелей отпустили из милиции.

Как ночью в "семерке" оказалась целая толпа людей, пока остается загадкой. По словам охранника, он никого не пропускал, но "в общежитие запросто можно пролезть через окна". Жильцы говорят, что посторонних было не меньше десяти, они были хорошо одеты. "Да пусть даже посторонние и проникли в общежитие через окно, но почему нельзя было пойти и проверить, нет ли оставшихся без разрешения гостей?", - спрашивают жители. Начальник Службы безопасности НГТУ Юрий Редько говорит, что "невозможно к каждой комнате приставить по охраннику. Вечерние обходы общежитий совершаются, и очень часто выявляются молодые люди, не имеющие к общежитию никакого отношения. Сами студенты помогают посторонним залезать через балконы, даже выламывая решетки. Очень часто находятся "шутники", звонящие на вахту. Когда охрана проходит по вызову, обнаруживается, что он ложен".

Мама Кирилла Анжела Леонидовна выехала из Улан-Удэ, как только узнала о случившемся. Комендант "семерки" поселила ее в своей комнате. "Я здесь немного времени, но уже успела оценить работу охраны: студенты жалуются, что их и на этажах зажимают, и мобильники снимают, - рассказывает мама Кирилла. - Почему-то охранник выполняет только функцию вахтера. А мне кажется, что они должны ходить по этажам, спрашивать у студентов, не беспокоит ли их что-нибудь или кто-нибудь. Не налеты с дубинками устраивать, а просто по-человечески общаться. Непонятно, как могло так получиться, что Дальмир жил 4 месяца в общежитии, и никто ничего не предпринимал. Он просто запугал мальчиков. Многое же зависит от администрации, пусть пропускной режим в общежитии не будет таким жестоким, но будет правильным. А выходит так, что кого надо не пускают, а кого не надо - пожалуйста. А ведь это все жизни, детские жизни. И администрация должна чувствовать свою ответственность за них".

Мама Кирилла недоумевает, почему охранника, работавшего в ночь с 8 на 9 марта, до сих пор не уволили. Таким же вопросом задаются и девушки, бывшие в комнате с Кириллом и его друзьями. Как говорит Саша, "охранник продолжает работать и лишь опускает глаза, когда мы проходим мимо вахты - знает, из какой мы комнаты". "Мы просили начальника охраны показать нам личные дела студентов АВТФ (факультет автоматики и вычислительной техники, - прим. ИА REGNUM), потому что помним тех ребят, которые были с Тимуром, - рассказывает Наташа. - Может быть, они нам наврали, что сами с факультета автоматики, но в любом случае попытаться можно, хотя бы просто посмотреть и убедиться в этом. Но фотографии нам только пообещали показать. Хотя мы готовы сделать все, что только в наших силах".

Для лечения Кирилла деньги собирали всем миром, так как реанимационный комплект, к примеру, стоит 1 130 рублей, капельница с применяемым в нейрореанимации лекарством "Перфтораном" - 3 055 рублей. И одной такой капельницы хватает в среднем на 12-15 часов. Диагноз у Кирилла был очень серьезный. Слишком большая гематома (кровоизлияние в мозг) - последствие того, что ее сына постоянно роняли и ударяли головой, даже тогда, когда он уже был без сознания - ведь Тимур стаскивал Кирилла с кровати. Как обычно бывает при такого рода травмах, легкие Кирилла забиты слизью, без дыхательного аппарата он не мог обходиться. Впрочем, Кирилл через месяц уже начал реагировать на слова - медсестра попросила его - "мама твоя приехала, Кирилл. Если слышишь, пошевели пальцами". И он пошевелил.

Тем не менее, спасти жизнь Кирилла не удалось. Несмотря на то, что некоторое время назад Кирилл уже пережил остановку сердца, однако всё обошлось: он даже вышел из комы, начал узнавать окружающих, по врачебной терминологии, "реагировал адекватно". Однако со второй остановкой сердца организм не справился.

Как ни кощунственно прозвучит, но следствие ждало развязки. Теперь смерть Кирилла активизирует ход следствия. Следователи ждали, пока Кирилл очнётся, чтобы взять показания. Теперь же обвинение нападавшим более серьёзное. Родственники Кирилла не очень надеются на то, что бандитов поймают - "нападавших видели в районе "Студенческой", они ходят и ничего не боятся".

Анжела Леонидовна и родственники Кирилла говорят, что поражены ситуацией, ставшей нормой в общежитиях НГТУ. "В общежитиях нет даже дежурных по этажам. Даже в гостиницах, меньших по размеру, чем общежития НГТУ, обязательно на каждом этаже сидят дежурные, которые следят за порядком, - говорит мама Кирилла. - Здесь же один охранник на девять этажей. Как он может уследить за тем, что происходит на верхних этажах?". Кроме того, как уверяют родственники Кирилла, часто охранники вечером находятся в нетрезвом состоянии. "Нет даже тревожных кнопок, чтобы студенты могли сами сообщить о каком-то конфликте, - говорят родственники. - Любой может сделать что хочет с ребёнком, и никто не заступится за него". "Студенты сами должны защитить себя, чтобы подобные случаи не повторялись. Нужно написать какой-то общий документ, отнести его ректору. Нужно сделать это или с помощью Совета старост, или самим", - считает Анжела Леонидовна.

На фото с сайта http://www.energy.nsk.ru/ - Кирилл Шидловский.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.