Тверской суд Москвы вынесет приговор подельникам беглеца

Москва, 2 июня 2005, 10:00 — REGNUM  Завтра, 2 июня, Тверской суд Москвы вынесет приговор по делу Виталия Першина, Виктора Долгова и Андрея Дорошенко, обвиняемых по ст. ст. 127 ч. 2 п.п. "а, в, г", 162 ч. 2, 325 ч. 2, 139 ч. 2 УК РФ, в незаконном лишении человека свободы, не связанном с его похищением, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия не опасного для жизни и здоровья, и предметов, используемых в качестве оружия.

Обвиняемые по делу не признают своей вины, а человек, которого прокуратура считает организатором преступления - Александр Кравченко - до сих пор находится в бегах, в связи с чем, его дело было выделено в отдельное производство, а его товарищи могут получить максимальное наказание, предусмотренное санкциями инкриминируемых им статей.

Справка ИА REGNUM Кравченко Александр Валерьевич - родился 2 мая 1964 г.р., первое погружение совершил в 1985 г, служил в спецназе ВМФ Дальневосточного округа, занимается дайвингом, принимал участие в создании телепроектов: "Русский Экстрим", "Последний Герой", "Проводник". Инструктор PADI MSDT № 613570.

В 2003г. группа парашютистов, в которую входил Кравченко, совершила легендарный прыжок на пик Ленина на Памире с высоты более 8 000 метров. Первый прыжок парашютистов-десантников в 60-х годах закончился трагически, четверо парашютистов разбились насмерть. Второй прыжок тоже не остался без жертв. В результате того, что А. Кравченко решил совершить прыжок в рискованных геометеорологических условиях, он разбился, получив тяжелейшие травмы и множественные переломы. Целый год он провел на больничной койке, закованный в гипс почти с ног до головы. Потом последовал реабилитационный период. По уверениям адвокатов, даже в то время, о котором идет речь, т.е. в июле 2004г. он передвигался только с помощью костылей.

Летом 2004 года Кравченко был задержан вместе с тремя другими обвиняемыми по делу и помещен СИЗО-2 - "Бутырка". В феврале состояние его здоровья ухудшилось, Кравченко перевели в хирургическое отделение "Матросской тишины", где он находился до помещения в городскую клиническую больницу №20, из травматологического отделения которой, в ночь на 15 мая 2005 года, совершил побег. Каким образом Кравченко удалось беспрепятственно покинуть отделение, располагавшееся на третьем этаже, следствию пока точно выяснить не удалось, однако, те, кто его охранял, в результате тоже оказались под стражей.

По сути обстоятельств, предшествовавших задержанию четверых обвиняемых по делу, следствие и защита придерживаются диаметрально противоположных версий.

Версия следствия Выписка из обвинительного заключения. "... В неустановленное следствием время в неустановленном месте А. Кравченко, В. Першин, А. Дорошенко и В. Долгов В.А., якобы для обсуждения деловых отношений, вызвали адвоката Олега Савостьяна в офис на Тверской. 19 июля 2004г. примерно в 12 час. 30 мин. после того как О. Савостьян прибыл в офис, Кравченко потребовал от того передать ему документы, относящиеся к адвокатской деятельности Савостьяна... Получив отказ, Кравченко, высказывая угрозы убийством в адрес потерпевшего, повалил его на пол, затем совместно с В. Першиным, выкрутив руки Савостьяну, перевел его в кухню, где, продолжая применять насилие и не давая покинуть офис, посадили потерпевшего на стул. После чего А. Дорошенко и В. Долгов, потребовали от Савостьяна передать им все имеющиеся вещи, ценности и документы. В ответ на отказ Савостьяна А. Дорошенко, нанес ему удар рукой в грудь, от которого потерпевший упал на пол, после чего стал душить Савостьяна, сдавливая ему шею руками, и продолжая высказывать требования передать ему все вещи, ценности и документы, находящиеся у потерпевшего. В. Долгов, используя нунчаки, нанес потерпевшему не менее четырех ударов по голове и стал его душить нунчаками. При этом, как написано в обвинительном заключении, все четверо постоянно угрожали потерпевшему. "В результате Савостьян был вынужден передать А. Дорошенко, принадлежащий ему мобильный телефон "Панасоник Х70", стоимостью 8000 руб., а Дорошенко открыто похитил из карманов потерпевшего удостоверение адвоката на его имя, его паспорт и водительское удостоверение, а также мобильный телефон "Нокия-3310", стоимостью 1500 руб.. 500 долларов США, ключи от квартир, в которых проживал Савостьян в Москве и Санкт-Петербурге.

При этом по версии следствия, Кравченко присвоил себе 500 долларов США, а Першин - удостоверение адвоката на имя Савостьяна... "Таким образом, своими действиями обвиняемые причинили Савостьяну материальный ущерб на общую сумму 24040 руб. 45 коп. Савостьяну также были причинены телесные повреждения в виде кровоподтека и ссадины нижнего века левого глаза, ссадины заушной области, кровоподтеки передней поверхности шеи, ссадины и кровоизлияния обеих верхних конечностей, не причинившие вреда здоровью".

Потерпевшего, как считает прокуратура, удерживали в офисе до 18 часов, для того, чтобы проникнуть в его съемную квартиру на улице Мишина. Туда поехал неустановленный следствием соучастник, который открыл дверь ключом, отобранным у потерпевшего, и похитил оттуда личные и служебные документы Савостьяна, а также документы на ранее похищенный у потерпевшего мобильный телефон "Панасоник Х70". После того, как неизвестный покинул квартиру Савостьяна, его освободили.

Версия защиты По мнению адвоката обвиняемых Людмилы Зыбцевой, дело против их подзащитных А. Дорошенко, В. Першина и В. Долгова является сфабрикованным, а сама ситуация - следствием борьбы за власть между Александром Кравченко и Александром Ипатовым. Раньше Ипатов и Кравченко были друзьями, поэтому Ипатов попросил Кравченко создать службу безопасности для некоего влиятельного человека, имя которого на суде не упоминается. Кравченко согласился и стал привлекать к организации ЧОПа (частного охранного предприятия) своих знакомых, среди которых были Дорошенко, Першин и Долгов, которых Кравченко знал еще по совместной службе в спецподразделении Дальневосточного военного округа. Они не играли значимой роли в работе ЧОПа, а осуществляли чисто административные функции, а также охраняли Кравченко.

Через некоторое время, Ипатов попросил Кравченко взять на работу его знакомого адвоката из Санкт-Петербурга - Олега Савостьяна. Кравченко согласился, снял для Савостьяна квартиру в Москве, обеспечил его служебной машиной и мобильным телефоном Панасоник, который в дальнейшем фигурирует в деле, как вещественное доказательство.

Однако Кравченко считал, что адвокат халатно относится к своим обязанностям, и неоднократно делал ему по этому поводу замечания. Наконец, в июле 2004года между ними произошел серьезный конфликт.

Как рассказывает адвокат обвиняемых, Кравченко отправил Савостьяна с важными документами в командировку и попросил позвонить, когда все вопросы будут решены. Но звонков от Савостьяна не было длительное время. Кравченко начал нервничать и перезвонил Савостьяну сам. Оказалось, что адвокат не думал выполнять данное ему поручение, а уехал по своим делам в другой город. Кравченко потребовал, чтобы Савостьян после возвращения из поездки пришел к нему в офис, для решения вопроса об их дальнейшей совместной работе. 19 июля 2004г. Савостьян явился в офис на Тверской. Присутствовавшие в офисе видели, как Савостьян зашел в кабинет Кравченко. Не ожидая никаких осложнений, Кравченко объявил Савостьяну, что прекращает с ним деловые отношения, преложив отдать ключи от московской квартиры, которую он снимал для Савостьяна, документы и доверенность на машину, а также мобильный телефон, выделенный Савостьяну для работы. Но тот отказался, "нецензурно бранясь, выхватил из чехла висевшего у него на поясе нож и кинулся на Кравченко. Тот попытался выбить нож из его руки, что было затруднительно, потому что Кравченко был ограничен в своих действиях из-за старой травмы. На шум, в кабинет Кравченко прибежал один из его друзей (Белевич), находившийся в офисе. Савостьян порезал Белевичу руку, когда тот пытался выхватить у него нож, но, к счастью, рана оказалась не глубокой. Увидев, как обернулось дело, Кравченко хотел вызвать милицию, но Савостьян уговорил его этого не делать, извинившись и сказав, что вспылил".

Версия защиты подтверждается показаниями свидетеля Игоря Белевича, выполнявшего обязанности менеджера ЧОПа. На судебном заседании, состоявшемся 18 мая в Тверском суде Москвы, Белевич сообщил суду, что Кравченко позвал в кабинет, где происходил разговор с Савостьяном, где им удалось обезоружить адвоката. Белевич сходил в травмпункт по поводу пореза, но не стал уточнять обстоятельств произошедшего, так как повреждения Белевича относились к разряду легких телесных. Игорь Белевич сообщил суду, что после ареста обвиняемых он хотел сразу же рассказать следователю об инциденте с ножом, (который при обыске не был обнаружен), но тот не вызывал его до тех пор, пока свидетель не послал следователю телеграмму.

Белевич сообщил, что Ипатов после ареста обвиняемых явился в офис и предложил ему и другим работникам остаться: "Четверо не оправдали наше доверие, но вы можете продолжить работу". Но Белевич покинул офис, так как был напуган арестом. Кроме того, Ипатов, "как человек пафосный, который любил демонстрировать свои фотографии с президентом", никогда Белевичу не нравился. Сам Белевич заявил на суде, что "такие хорошие люди, как обвиняемые, просто не могли сделать ничего из инкриминируемых им преступлений. Кравченко - не из тех людей, которые сдаются, он обезоружил Севастьяна!" - подчеркнул Белевич.

По версии защиты, первый конфликт между Савостьяном и Кравченко был спланирован Ипатовым, который посчитал, что влияние Кравченко в деле неоправданно растет, и решил с помощью интриг удалить его из дела.

Как указывает адвокат обвиняемых в своем ходатайстве, "показания потерпевшего опровергают объективные доказательства по делу. Так из показаний Савостьяна следует, что его удерживали в офисе до 18 часов, при этом ему удалось позвонить Ипатову и сообщить о насилии над собой. Ипатов подтвердил факт звонка Савостъяна, однако, в деле имеется распечатка входящих и исходящих звонков с телефона Савостьяна. Из нее следует, что Савостьян звонил Ипатову 19 июля 2004 года в 12 часов 47 минут. Ни сразу после звонка, ни позже Ипатов не счёл нужным помогать Савостьяну, впрочем, и никто другой не освобождал его. Это обстоятельство ещё раз подтверждает то, что и сам визит Савостьяна в офис, и его провокационные действия по нападению на Кравченко с заранее приготовленным ножом, были спланированы".

Еще один свидетель защиты - студент Института физкультуры, утверждает, что двоих обвиняемых вообще не было в офисе в момент инцидента с удержанием Савостьяна. 19 июля 2004 года он лично выдавал В. Долгову и Стогову снаряжение для занятий в бассейне около 14-00, так как в это время там проводил занятия тренер из Владивостока - Александр Скудный - так же выступавший свидетелем по делу. Долгов, по словам свидетеля, присутствовал на семинаре все время.

Свидетель обвинения - Константин Богатырев, житель города Люберцы, подтвердил, что у Савостьяна имелись телесные повреждения, в частности, он видел, что у потерпевшего была разбита губа.

Богатырев учился вместе с ним на юрфаке. Они являются приятелями, встречаются несколько раз в год. Летом 2004 года, по словам Богатырева, Савостьянов позвонил ему и попросил в долг 500 долларов США. Они встретились в районе метро "Маяковская", и Богатырев одолжил приятелю деньги. Однако через несколько дней Савостьян позвонил ему еще раз, сообщил, что его ограбили, и отобрали, в том числе, 500 долларов, которые ему дал Богатырев, и попросил взаймы еще 100 баксов.

Когда они встретились, Богатырев заметил, что у Савостьяна разбита нижняя губа, на ней - гематома синего цвета. Он дал ему деньги и посоветовал заявить в милицию. Позже Савостьян деньги приятелю вернул.

По версии защиты, 21 июля 2004 года Савостьян написал заявление в милицию о том, что его избили и ограбили в офисе на Тверской, а непосредственными участниками преступления были Кравченко, Першин, Дорошенко и Долгов. Трое последних, по мнению адвокатов, были названы для придания веса и значимости обвинению.

27 июля 2004г. Кравченко, Першин, Дорошенко и Долгов были задержаны. С самого начала, они надеялись, что следствие быстро разберется в данном недоразумении, и они будут отпущены.

Участвовавший в задержании оперуполномоченный Тверского ОВД Сергей Дорошенко отрицает факт того, что Ипатов руководил действиями сотрудников милиции во время задержания обвиняемых.

На судебном заседании были представлены положительные характеристики на всех обвиняемых, с места прохождения ими воинской службы и с мест работы. У всех троих на иждивении имеются малолетние дети. У Андрея Дорошенко - трое детей, у Виталия Першина - двое, причем он содержит ребенка и жену-инвалида от первого брака. У Виктора Долгова тоже имеется маленький ребенок.

По мнению адвоката обвиняемых, их положение и судебные перспективы значительно ухудшились из-за побега Александра Кравченко, который тем самым, косвенно подтвердил свою вину и усугубил положение их подзащитных.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.