Загид Варисов. Заказчик терактов есть, но это не Басаев

Махачкала, 31 мая 2005, 01:51 — REGNUM  

От редакции. Прошло больше недели после убийства в Махачкале министра по национальной политике, информации и внешним связям Дагестана Загира Арухова. Однако до сих пор ни в региональных, ни в федеральных СМИ практически не появилось анализа возможных мотивов и последствий этого преступления. Публикуем комментарий на этот счет руководителя Центра стратегических исследований и политических технологий (Махачкала) Загида Варисова.

В связи с очередным чудовищным терактом в Дагестане - убийством министра по национальной политике, информации и внешним связям Дагестана Загира Арухова, - наблюдатели обращают внимание на следующие основные моменты.

Во-первых, за прошедшие 20 месяцев Арухов еще не успел стать знаковой политической фигурой, каким был к моменту своей гибели первый министр по делам национальностей Магомедсалих Гусаев, то есть ни о каких внутриполитических мотивах этого убийства говорить не приходится.

Во-вторых, преувеличением являются утверждения, что Арухов определял информационную политику Дагестана: информационная политика - всего лишь составляющая общей политики республики, которую определяет Госсовет, а затем уже правительство Республики Дагестан. Причем информационная политика республики фактически не претерпела особых изменений после гибели Гусаева.

В-третьих, не выдерживает никакой критики также версия о заказе со стороны возможных претендентов на министерское кресло, так как на сегодняшний день о таких претендентах никому в Дагестане не известно.

В-четвертых, смешными выглядят предположения о заинтересованности в данном теракте органов власти республики. Тем более что на 26 мая был запланирован экономический форум "Дагестан: новые региональные возможности" с приглашением российских и зарубежных потенциальных инвесторов: в этих условиях власть, наоборот, заинтересована в улучшении имиджа республики с тем, чтобы инвесторы не боялись приезжать в Дагестан. А подобные теракты, естественно, не способствуют улучшению имиджа республики и отпугивают не только инвесторов, но и любых гостей Дагестана.

В-пятых, все единодушны во мнении, что у Арухова не было и персональных врагов: в бизнес и коммерцию он не влезал, был неконфликтным, доступным и коммуникабельным человеком.

В-шестых, местные наблюдатели давно перестали верить виртуальным заявлениям всяких "джамаатов" об их причастности к терактам. Тем более, что слишком уж дежурными они представляются, их могут подготовить как сами владельцы сайтов сепаратистов, так и любой другой, заинтересованный в подобном представлении произошедших событий. Поэтому многие не верят появившемуся на сайте "Кавказцентра" заявлению джамаата "Шариат" о его ответственности за убийство Арухова и в данном конкретном случае.

Большинство наблюдателей, да и просто граждан Дагестана, в связи с убийством Арухова поняли: заказчиков не интересовали ни должность, ни личность убитого - им нужен был громкий, резонансный теракт в Дагестане, который можно будет отнести на счет "ваххабитов". Особенно это нужно было в преддверии экономического форума. Более громкий теракт (в отношении высших должностных лиц и т.д.) был им накладен, а из доступных что может быть громче: за неполных два года убивают уже второго министра информации (остальное, на наш взгляд, не важно). В связи с этим терактом и вообще с повышенной террористической активностью в Дагестане в последнее время многие дагестанские наблюдатели уже все чаще задаются вопросами: кто конкретно заинтересован в такой ситуации в Дагестане, внутренние или внешние силы? Почему такая террористическая активность совпадает со всякого рода "прогнозами" о возможности большой войны на Кавказе и прежде всего в Дагестане? Почему так упорно нынешнее руководство Чечни заявляет, что на территории Чечни действуют дагестанские террористы? Не заинтересованы ли те, кто делает подобные заявления и нагнетает напряженность в Дагестане, в том, чтобы теракты в Дагестане происходили как можно чаще и чтобы они были как можно громче и резонанснее? Не находятся ли и заказчики терактов, в том числе последнего, в рядах делающих подобные заявления? Конечно, дагестанцы допускают, что какое-то количество сочувствующих сепаратистам в Дагестане есть, но их количество и ресурсы вряд ли позволяют придать столь масштабный характер подпольной террористической войне. В республике в последнее время все чаще начали говорить об огромных суммах и террористах, поступающих в Дагестан из соседней республики. При этом не упоминаются ни Басаев, ни другие полевые командиры....

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.