Артистка Наталья Бондарчук привезла в Челябинск свой первый фильм

Челябинск, 30 мая 2005, 19:36 — REGNUM  В Челябинске продолжается Международный Кинофорум "Золотой Витязь". На нем присутствует известный режиссер, народная артистка России Наталья Бондарчук. Она привезла картину "Медный всадник", которую сняла в 1982 году, сообщает корреспондент ИА REGNUM.

Это первая самостоятельная картина Бондарчук. На главную роль в фильме она пригласила своего учителя Сергея Герасимова. Лента всего один раз была показана по телевидению, а потом про нее забыли. В наше время его удалось спасти чудом. Жухлую копию киноленты, которую нашли в архиве Гостелерадиофонда, пришлось "выправлять" на компьютере. Теперь фильм записан на DVD. "Сегодня для меня произошла интимная встреча с моим учителем, - делится впечатлениями после просмотра Наталья Бондарчук. - Я его так давно не видела, а этот фильм был потерян. Я его посмотрела второй раз в жизни, и чуть не зарыдала в голос. Все-таки какая-то магия экрана существует, это я с детства поняла, когда стала терять людей. Они для меня оживали на экране.

С этого фильма я начала свой творческий путь. В этой картине зафиксирован мой учитель Сергей Герасимов. Он был очень актерски одарен, ведь его первая профессия - актер.

Просмотрев картину сегодня, я удивилась, какие большие паузы я себе позволяла в те годы. Сейчас все строится только на "action". Но разве Пушкина рассмотришь и увидишь на таком "бобслее" из кадров. Эти остановленные прекрасные мгновенья позволяют осмыслить происходящее. Ведь "Медный всадник" - это не просто книга. Это яростный ответ Пушкина тем, кто всегда простирает над поэтом руку. Только сейчас я это поняла, пройдя вместе с Пушкиным всю его жизнь.

Пушкин взял на себя жуткую ответственность погрузиться в архивы Петра I, которые были чудовищны по объему. Об этом я слышала от Сергея Герасимова, когда он снимал картину об императоре. Когда я спросила учителя, будет ли он снимать вторую часть фильма о Петре I, он ответил, что ни за что не будет. Потому что история этого российского императора замешана на крови. Тот образ, который предстал перед Пушкиным в реалии - это не этот молодой красавиц, который поднял Россию, а тиран, который её "...поднял на дыбы". А от Пушкина требовали увековечит правителя в романе "Петр Первый", чтобы он вознес Петра, а рядом поставил Николая Первого. В то время шло сравнение дел петровых. И Пушкин увековечил Петра. Но по отношению к маленькому человеку, который живет и сегодня в этой нищей России. Разве они, кто простирает руку над маленьким человеком, думают, о том, что с ним происходит сегодня, о его реальной жизни. Властитель с его планами построить на болоте Великий город, который будет затапливать революциями, шквалами. Люди гибнут там при строительстве, и после строительства. Невероятные несчастья на этот город обрушиваются. Прорубил окно "... назло надменному соседу".

Николай Первый, когда открыл поэму "Медный всадник" и прочитал строчки: "И горделивым истуканом", - он понял, что Пушкин не будет создавать того Петра, на которого он рассчитывал. Поэт, как истинный историк не мог возвысить Петра Первого до небес, он не мог не встать на позицию простого человека, у которого все гибнет в этом городе. И за Пушкиным с того самого мгновенья безостановочно скакал Медный всадник. И это преследование, которое описывается в поэме, поэт испытал на себе.

Разве можно сказать, что Пушкин погиб из-за Дантеса. Ничего подобного. Дело не в Натали и не в Дантесе, а в этом каменном, простертым над нами указующим перстом как нам быть. И вдруг голос поэта в лике героя поэмы Евгения поднимается на этого титана: "Ужо тебе!". Этот маленький человек посмел свой голос возвысить на императора. И совершенно неожиданный момент фильма, когда поворачивается голова статуи Петра Первого и замечает этого человека. Это величайшая драма на земле, которая повторяется всякий раз, когда человек осмысляет свою дорогу, хочет идти своим путем. Но ему все время указывают, как ему жить. И он либо возвышает свой голос и становится жертвой, либо молчит. Народ безмолвствует. Я безостановочно работаю над Пушкиным, и сейчас только поняла, что он был великий пророк. Но пророки всегда опасны, от них пытаются освободиться.

Когда я пригласила на главную роль в моем пером фильме своего учителя Сергея Герасимова, вначале я очень переживала, потому что к тому времени только что закончила у него режиссерский курс. А потом, я почувствовала, что он от меня хочет главного: чтобы из этого получилось что-то стоящее. И мы начали вместе обсуждать сцены, снимать дубли. Когда ты находишься по ту сторону камеры, тебе виднее что хочется сделать. Герасимов был абсолютно беспощадный к себе артист. И в один момент съемок его захлестнула эмоциональность, которая иногда мешает донести текст. Он рыдал и не мог дальше продолжать читать. Но, понимая, что он губит пленку, страшно разволновался, взял себя в руки, и прочел в невероятном внутреннем напряжении поэму до конца.

Хочу заметить, что мой учитель всегда был в хорошей форме. Одна из последних моих встреч с Герасимовым произошла, когда он играл пожилого Льва Толстого. При этом ему было далеко за семьдесят. Он сказал мне: "Вот, учусь шамкать и волочить ноги", - то есть он учился играть старца, будучи сам далеко не молодым. В то же время он сказал мне пророческую фразу о том, что фильм, о Толстом никому не будет нужен. Я не поверила, но с тех пор покатилось общество к тому, что нас перестало интересовать главное. А мелькающее и бьющее по нервам зрелище начало вымещать настоящее искусство. После смерти Герасимова мы стали терять старшинство мыслей, так как рядом с нами жил мыслитель", - вспоминает Наталья Бондарчук.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail