"Марафон подтверждений и опровержений": Украина за неделю

Киев, 27 мая 2005, 14:12 — REGNUM  

Нефтяного кризиса на Украине больше нет, заявил неделю назад Виктор Ющенко. Соответственно, новая неделя ознаменовалась разборками в Кабмине, поисками виновных в том, что было и чего нет, а также раздачей дежурных оплеух.

"Кабинет Министров боролся с топливным кризисом и с самим собой. Бензин на заправках появился, а миф о единстве власти развеялся. Президент перестал хвалить Кабмин и побратался с российскими нефтетрейдерами", - подвел итоги киевский "Профиль". Более того, президент в отсутствии прессы предложил своей верной соратнице написать заявление об отставке и идти вместе с СДПУ(о) и "Регионами" "дудеть в дудки и стучать в барабаны". Произошла неминуемая утечка: большинство украинских СМИ процитировали реплику про "дудки и барабаны" со ссылкой на российскую "Газету.ру". После чего "Зеркало недели" пустилось в долгие объяснения и привело "авторитетную версию" "семейной ссоры", впрочем она мало отличалась от "недружественной утечки": "Свидетель с президентской стороны рассказал следующее: "Президент был последователен и призвал российскую сторону вести себя партнерски по отношению к Украине и не устраивать топливный кризис всякий раз, как начинается посевная. Также он сказал о том, что правительство не в меру использовало нерыночные рычаги при урегулировании кризиса. Однако Юлия Тимошенко заявила, что категорически не согласна с указом Президента и убеждена, что правительство все делало правильно. Президент не стал вдаваться в дискуссию и попросил Юлию Владимировну воздерживаться от таких публичных комментариев, которые демонстрируют разобщенность в команде. Тимошенко опять повторила, что категорически не согласна с оценкой Президента. После очередного замечания Президента она в третий раз сказала о своем несогласии, при этом поблагодарив отдельно украинские и татарскую компании и сообщив, что у нее будет отдельный разговор с российскими нефтетрейдерами. Премьер позволила себе неслыханное: перед иностранными гостями критиковать решения Президента. В связи с чем Виктор Ющенко сказал ей, что в таком случае она может написать заявление об отставке и идти вместе с СДПУ(о) и Регионами дудеть в дудки и стучать в барабаны. И в этом Президент был последователен, поскольку неоднократно заявлял, что дискуссии возможны на этапе выработки решения. После принятия - решения должны выполняться. Кто не согласен - заявление на стол".

После разборок "некорпоративных полетов" и заявлений того же "Зеркала" о том, когда и как именно начался "путь Тимошенко к политическому тупику", президенту и премьеру пришлось в очередной раз заявить о нерушимом блоке и корпоративном единстве навеки - до самых выборов. В нерушимый блок был снова приглашен спикер Владимир Литвин, однако буквально на следующий день, как фиксирует тот же "Профиль", "премьер-министр вошла в словесный клинч со спикером Рады. Правда, Юлии Владимировне пришлось вскоре искать другого собеседника для разговора на повышенных тонах: Владимир Михайлович оказался сдержанно-корректным и конфликту разгореться не дал. Однако о нежелании парламента выполнять все правительственные капризы и принимать "сырые" законопроекты высказался без околичностей. И чтобы всем и всё стало сразу ясно, Народная партия, ведомая спикером, обнародовала заявление, в котором призвала прекратить давление на своих активистов, организованное властью на местах".

Следующим "собеседником" Тимошенко оказался вице-премьер Анатолий Кинах: он имел неосторожность наступить на больную мозоль Кабмина и публично извиниться перед российскими нефтетрейдерами, за что был немедленно наказан: Тимошенко заявила, что "соблюдение национальных интересов не требует никаких извинений", а министр экономики Сергей Терехин поспешил "извиниться за извинения первого вице-премьер-министра, которому никто не поручал извиняться", однако заверил, что правительство Кинаха простит. "Шутку" Терехина привела "Деловая неделя". "Обозреватель" взялся представить основные политические "сериалы", "мыльная" кабминовская "любовь и ненависть" - один из них.

Сетевая "Провокация", между тем, продолжает комментировать давнишний уже сериал с участием тех же персонажей и пресловутым "списком 29", который список Кинах точно также в неосторожную минуту открыл российским журналистам, за что был немедленно "прощен" и дезавуирован главой украинского Кабмина. Однако на днях "случилось чудо, и Анатолий Кинах перестал верить в собственную легенду о "Черном-пречерном списке". Так и сообщил журналистам: "Я хочу официально заверить, что никакого "черного списка" в Украине не существует". Есть, мол, несколько проблемных предприятий, первое из которых "Криворожсталь" (а как без нее?!), по другому предприятию вопросы относительно выполнения инвестобязательств, по третьему... Тут Анатолий Кириллович осекся¸ видимо поняв, что за другим-третим всплывет пятое-десятое, а там, глядишь, и до заветной цифры "29" рукой подать. А это уже совсем нехорошо, поскольку списка теперь вроде как и нет...".

"Зеркало недели" озаглавило полосу "Спискоблудие": "С приходом новой команды приватизация в Украине покрылась пылью подозрительно оранжевого оттенка. Новая Программа приватизации, которую премьер обещала доработать до 1 марта с.г., неизвестно где и в каком виде, а может, вообще отправлена в макулатуру за ненадобностью. Шесть миллиардов гривен от продаж этого года в казну не поступают, но точно так же не поступают туда и деньги от реприватизации! (Как здесь не вспомнить советника президента Бориса Немцова, еще в середине февраля предостерегавшего от иллюзий: дескать, народ от реприватизации уж точно ничего не получит.) После очередной, майской, кабминовской перебранки по вопросам собственности инвесторам впору не деньги в Украину вкладывать, а до посинения напиться - то ли валидола, то ли коньяку".

"Марафон подтверждений и опровержений" по поводу "странного предмета", иначе говоря, все того же "черного списка" прослеживают "Версии": на протяжении двух майских недель Ющенко, Кинах, Тимошенко и Порошенко по два раза в день публично заявляли о существовании "списка 29", затем все отрицали, опровергали друг друга и сами себя, наконец, 20 мая на сцену явился новый игрок: "глава Фонда госимущества Валентина Семенюк... вдруг решила обнародовать справку о ходе судебных дел относительно объектов приватизации, подлежащих возвращению в государственную или коммунальную собственность. В ней, в частности, указывается: "В целом перечень объектов приватизации, которые подлежат возвращению в государственную и коммунальную собственность (то есть объектов, в отношении которых осуществляется работа по разрыванию договоров купли-продажи и последующие мероприятия относительно их возвращения в собственность государства), по состоянию на 01.04.2005 года включает 191 единицу"! Далее приводится список, в котором фигурируют ОАО "Черноморский судостроительный завод", ОАО "Криворожсталь", ОАО "Никопольский завод ферросплавов", ОАО "Укррудпром" и т.д.".

Итак, пока Кабмин, Президент и СНБО не могли решить, что делать со "списком 29", ФГИ составил собственный "список 191". Но и это не стало концом балета. 22 мая в Каневе Ющенко вновь говорил о "списке 29" в примирительном контексте: "чем сердце бизнесмена успокоится". И три дня спустя, 25 мая во время совместного заседания правительства и комитета Верховной Рады по вопросам промышленной политики и предпринимательства Тимошенко в очередной раз опровергла существование "списка-29". По ее словам, "в правительство эти списки не поступали, и вообще их не существует". При этом она призвала правительство и владельцев предприятий к компромиссу: "Давайте найдем путь, который не разрушит ощущения справедливости у 49 миллионов украинцев и, в то же время, обеспечит стабильное развитие для экономики страны", - сказала премьер. И пригрозила: если подобный компромисс не будет найден, то нынешних владельцев металлургических предприятий "буквально порвут в клочья во время корпоративных конфликтов". Обращаясь к участникам заседаний, в том числе владельцам металлургических предприятий, она по обыкновению прямо спросила: "Вы что, не знаете, как происходит передел?" И добавила: "Если вас устраивает ситуация, когда вас будут мочить под одеялом, то правительство не будет в это вмешиваться"".

Автор "Трибуны" анализирует "реприватизационный сериал" не в плане "существования-несуществования списка" (для экономических экспертов он де-факто существует), но с точки зрения главных позиций: "Ситуация же на полях реприватизационных боев на прошлой неделе в корне изменилась. В частности, однозначный лидер в сфере пересмотра результатов приватизации - комбинат "Криворожсталь", уступил первое место Никопольскому заводу ферросплавов. Ожесточенность и напряженность борьбы за это предприятие оставили позади все, что происходило в последнее время вокруг криворожского гиганта". При том финал "борьбы" оказался более чем непредсказуем: в последнюю минуту "реприватизатор" отступился: "Казалось бы, само провидение послало государству возможность, не вовлекаясь в судебную тягомотину, принять участие в инициированном в Орджоникидзе собрании, и зарегистрироваться как собственник контрольного пакета акций НЗФ. Тем самым положив конец бесконечной войне за это предприятие и вернув его в государственную собственность. Однако этого не случилось - несмотря на неоднократные обращения акционеров, инициирующих собрание к государству, несмотря на прибытие на собрание высоких должностных лиц Министерства промышленной политики, Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, несмотря на то, что представитель Фонда госимущества имел письменное предписание принять в нем участие. По крайней мере, по состоянию на сегодня собрание так и не состоялось. Не состоялось, прежде всего, потому, что председатель Валентина Семенюк не дала разрешения представителю Фонда госимущества принимать в нем участие. Существует множество вариантов ответа на впорос, почему глава Фонда госимущества не сделала этого. В частности, упорно циркулируют слухи о переговорах партийного шефа Семенюк Александра Мороза с Виктором Пинчуком. Косвенных подтверждений этому нет, кроме, возможно, несколько раз объявленной, но так и не состоявшейся в Киеве пресс-конференции Михаила Бродского примерно о том же, но слухи все циркулируют". Точно также законов украинских сериалов никто не отменял и буквально на следующий день после несостоявшегося собрания акционеров Юлия Тимошенко заявила, что "контрольный пакет НЗФ должен находиться в госсобственности и у государства достаточно документов, чтобы реализовать это". Кроме того она подчеркнула, что "государство должно было быть представлено" на собрании акционеров НЗФ, но эти собрания "были просто завалены".

Наконец, "Олигарх" в соответствующем обзоре "реприватизационных процессов" резонно заметил, что пока украинская власть безуспешно пытается (или не пытается) преодолеть внутри себя "бензиновое" и разное прочее "недопонимание", олигархи успешно используют ситуацию и "обкатывают новые технологии". Одна из них - организация "рабочих бунтов".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.