Дело - труба: последствия запуска трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан

Баку, 25 мая 2005, 22:25 — REGNUM  

25 мая 2005 состоялась торжественная церемония начала заполнения трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) каспийской нефтью, добываемой международным консорциумом на месторождениях Чираг и Азери. Правда, нефть пока заполнит лишь часть азербайджанского участка основной экспортной трубы, поскольку в Грузии и на территории Турции строительные работы еще не завершены на 100%, а отгрузка первого танкера из порта Джейхан намечена лишь в конце октября - начале ноября 2005.

Впрочем, церемония первой обкатки трубы была пышной, и разделили эту радость с Ильхамом Алиевым грузинский лидер Михаил Саакашвили, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и многие другие именитые гости, в том числе герцог Йоркский (принц Эндрю) в качестве спецпредставителя Великобритании по торговле и инвестициям.

Новая артерия открывает этап открытого соперничества с основными трубопроводами для каспийской нефти, проложенными через российский Северный Кавказ. Безусловно, в последнее время тема геополитической борьбы не на жизнь, а на смерть российских путей экспорта (фактически до недавнего времени - монопольных) с новыми обходными, спонсируемыми США и ЕС, является крайне популярной в СМИ. Но реальные последствия запуска могут иметь совершенно разное воздействие на Россию: слишком много "объективных" переменных в уравнении и слишком много зависит от "субъективного" восприятия главными игроками в регионе.

Во-первых, военный аспект запуска БТД и безопасность в регионе. Примечательно, конечно, что именно в канун заполнения первой нитки этой артерии Грузия потребовала ускоренной эвакуации военных баз России, расположенных, кстати, вблизи грузинского участка трубопровода. Но, как мы видели, после фактического обмена встречными ультиматумами стороны приступили, наконец, к более конструктивному решению вопроса. На днях свершились некоторые подвижки по Карабахскому конфликту: Армения (не без подачи Москвы и Минской группы ОБСЕ) пошла на определенный компромисс по выводу войск из некоторых районов. Регион медленно, но верно утихомиривается.

Однако, не менее важным, чем местные, потенциально конфликтные ситуации, для России является вопрос отсутствия американских или натовских баз на Каспии. С одной стороны, ясно, что после того, как заработает БТД, он станет стратегическим объектом и для России тут нет прямой угрозы: это нормально, что Западу хочется защищать место своих инвестиций в добычу нефти. В следующем десятилетии Соединенные Штаты намерены израсходовать 100 миллионов долларов в рамках программы Caspian Guard (Каспийская охрана), нацеленной на создание сил специального назначения в регионе Каспийского моря. Их задача - оперативно реагировать на чрезвычайные ситуации, включая нападения на нефтяные объекты. Однако, последнее время Закавказье активно посещали разные американские "ястребы" вроде главы Пентагона Дональда Рамсфельда или главного консультанта Госдепартамента США по вопросам Евразии Стивена Манна. Подобные визиты дают повод журналистам говорить о том, что рассматривается вопрос размещения в Азербайджане иностранного воинского контингента. Однако американские военные рьяно опровергают это, а официальный Баку говорит, что вопрос о базах на повестке дня не стоит. И, думается, что так и есть, так как содействие России в вопросах борьбы с терроризмом и других глобальных проблемах для США намного важнее.

Второй главный вопрос для России - вопрос экономической независимости Тбилиси, Баку, Астаны, а также непосредственно вопрос финансовых потерь и приобретений. Что касается первого, то, на взгляд, который разделяется рядом умеренных экспертов в России и на Западе, это крайне спекулятивный вопрос, который раздут политиками и политиканствующими журналистами со всех сторон. Да, с запуском БТД Азербайджан, Грузия и потенциально многие другие прикаспийские государства (если договорятся) получают неконтролируемые Россией возможности экспорта нефти и газа, а значит и существенные денежные потоки. Но иллюзия думать, что Россия смогла бы командовать в регионе, лишь пользуюсь своими экспортными монополиями - "Транснефтью" и "Газпромом". Таким же мифом является тот факт, что что-то кардинально изменится в ту или иную сторону: язык силы ни с одной стороны уже давно не проходит, а язык взаимовыгодного экономического сотрудничества явно продолжится.

И вот здесь-то как раз и зарыт дьявол. То, как будут распределяться прибыли, сколько будет инвестиций в месторождения и как быстро они смогут давать нужную добычу, каковы будут тарифы, кто куда будет поставлять какое оборудование - вот о чем надо беспокоиться России. Центральное место в данных вопросах занимает сегодня Казахстан, так как он, являясь богатейшим нефтяным поставщиком на Каспии, устраивает конкуренцию между Россией и Баку.

Известно, что в начальный период работы БТД с конца 2005 добыча на основных месторождениях Азербайджана Азери-Чираг-Гюнешли (АЧГ) достигнет своего пика - около 1 млн. баррелей в день - лишь где-то в 2009. В этот промежуток у акционеров БТД есть огромное желание привлечь объемы из Казахстана - дополнительная нефть приведет к заполняемости трубы и снизит себестоимость поставок грузоперевозчиками, большая часть которых также является акционерами БТД. Начиная с 2009 места для казахской нефти в БТД практически не будет, так как предполагается, что к тому времени сырья из Азербайджана будет предостаточно. Однако, в 2009 как раз ожидается начало значительных поступлений от гигантского казахского месторождения Кашаган. Отсюда, видимо, часть нефти неизбежно пойдет в БТД, но если труба не будет расширена, то Кашаган будет преимущественно заполнять все имеющиеся другие мощности. То же самое касается всех других путей, прежде всего Каспийского Трубопроводного Концерна (КТК), который пролегает через Россию.

Соответственно, во многом для России "мера горечи" от запуска БТД лежит не в трубе самой, а в проектах и их мощностях на собственной территории (а также в возможности участвовать оборудованием и финансами в проектах вне России). Симптоматичным в этой связи было заявление 4 мая 2005 министра энергетики и минеральных ресурсов Казахстана Владимира Школьника о том, что по вопросу расширения мощностей КТК "уже состоялось несколько раундов переговоров, в том числе и на правительственном уровне". "Договориться о расширении - это бесконечно сложная задача, поскольку в этом проекте переплелось много интересов", - отметил он. В частности, по словам В. Школьника, два "государства Россия и Казахстан - заинтересованы в получении большего объема налогов, интересы грузоотправителей, стараются получить минимальную цену на транспортировку".

Подписание межправительственного соглашения между Азербайджаном и Казахстаном о транспортировке казахстанской нефти по трубопроводу БТД должно состояться до сентября 2005 и во многом оно будет зависеть от того, каких тарифов и мощностей к моменту пика добычи в казахском секторе Каспия смогут ожидать от России казахстанцы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.