Эксперты оценивают перспективы создания Евразийской горно-металлургической компании

Киев, 19 мая 2005, 10:56 — REGNUM  Предприниматель Алишер Усманов, совладелец ряда крупных сырьевых активов в России и за рубежом, выступил на этой недели с достаточно резкими по форме и смелыми по содержанию предложениями. Суть их сводится к созданию так называемой Евразийской горно-металлургической компании, которая должна стать одним из крупнейших в мире горно-металлургических комплексов, объединяющим основные железорудные активы постсоветского пространства и крупные металлургические предприятия.

Горнорудную компанию, способную на равных соперничать с мировыми грандами из Бразилии и Австралии, предполагается строить на базе Михайловского ГОКа, который Усманов вместе со своим партнером по бизнесу Василием Анисимовым приобрели в прошлом году. По мнению Усманова, страны СНГ, потенциально обладающие самыми крупными в мире запасами железной руды, сегодня не занимают подобающего положения на мировом рынке сырья для металлургической промышленности. В России и на Украине горнорудная отрасль сильно дефрагментирована, объем добычи в странах СНГ далек от возможного, а горно-обогатительные комбинаты наших стран по сравнению с теми же CVRD, Rio Tinto или BHP Billiton "просто карлики". Вывод Усманова - необходимо интегрировать ГОКи стран СНГ в единую горнорудную компанию с объемом производства 80-100 млн. тонн железорудного сырья в год. Эта компания первенствовала бы на Евразийском континенте и диктовала производителям металла цены на железную руду.

До этого момента логика в рассуждениях г-на Усманова просматривается довольно четко. С тем, что "консолидация - это абсолютно объективная тенденция развития мировой экономики", спорить действительно трудно. Непонятно лишь, чем вызвана для предпринимателя необходимость рассматривать с точки зрения этой консолидации еще и металлургические активы, - отмечает аналитик агентства "МеталлПресс" Валерий Ануфриев. Во всем мире крупнейшие горнорудные компании специализируются на своем бизнесе. Точно также крупнейшие сталелитейные компании в основном занимаются своим делом, а не вкладываются в сырьевые активы. Наличие таковых, конечно, не возбраняется, но все же не шахты и угольные разрезы определяет лицо Arcelor, Posko или ThyssenKrupp.

Причина, по которой горнорудный и металлургический бизнес во всем мире разведены, вполне ясна - это два совершенно разных вида деятельности. В первом случае мы имеем дело с чисто сырьевым направлением, предполагающим относительно небольшую степень переработки исходного сырья. Современная же металлургия представляет собой довольно сложный комплекс из нескольких переделов, в котором конечная продукция содержит большую долю добавленной стоимости. Поэтому, если и есть удачные примеры существования железорудных, угольных и металлургических предприятий "под одной крышей", то эти примеры связаны с построением вертикально-интегрированного бизнеса на основе металлургического передела. Логичней формировать холдинговую структуру и центры формирования прибыли именно там, где создается большая часть добавленной стоимости.

Истинные предпосылки возросших амбиций Усманова, по мнению Валерия Ануфриева из "МеталлПресс", следует искать в крайне удачной конъюнктуре на мировом рынке сырья. В последние полтора-два года на нем сложилась просто уникальная ситуация, когда гигантский спрос со стороны Китая и других азиатских экономик вкупе с экономическим оживлением в США и Западной Европе вызвали небывалый рост цен. При этом в определенные моменты цены на железорудное сырье в России временами в два раза превышали уровень мирового рынка, на который наши ГОКи продавали свою продукцию дешевле. Так, в прошлом году средняя себестоимость производства концентрата т.н. независимыми ГОКами составляла чуть больше $ 14 за тонну, при его средней продажной цене на внутреннем рынке в $ 42. Нетрудно посчитать, что рентабельность в данном случае составляет порядка 200 %. По окатышам картина еще более наглядная. Производителю (ГОКам) окатыш обходился в среднем по $ 19,6, в то время как для российского потребителя среднегодовая цена этого окатыша составляла $ 62,6 (219 % рентабельности).

Однако, развитие мировой металлургической отрасли имеет циклический характер, и нынешний довольно долгий подъем неизбежно завершится спадом, тем более что избыток мощностей в мире еще никто не отменял. Собственно, первые признаки этого спада мы уже наблюдаем. К такого рода отраслевым рискам сырьевые компании, как правило, более чувствительны, чем металлурги. Нынешний ажиотажный спрос на сырье был вызван, не в последнюю очередь, тем, что мировые горнорудные лидеры не сумели быстро перестроиться и заполнить рынок. Этот недочет, судя по инвестициям компаний-гигантов в добычу, будет исправлен уже довольно скоро. Алишер Усманов, рисуя перспективы своего объединения с металлургами, говорит о возможности паритетного управления и необходимости "делиться". При этом очевидно, что сырьевой сектор, по мнению предпринимателя, должен выступать в роли "ведущего", а металлурги - довольствоваться ролью "ведомых". Что, по ряду причин, устроить их не может, констатирует Валерий Ануфриев.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.