Русский гамбит: вердикт эстонского суда по иску шахматистов из городка Локса

Таллин, 20 апреля 2005, 19:52 — REGNUM  

Первое публичное заявление российского омбудсмена, уполномоченного по правам человека в РФ Владимира Лукина о нарушениях прав русскоязычного населения, должно стать для русских общин этих стран сигналом того, что Россия отныне намерена вести защиту прав этнических россиян в странах Прибалтики в конструктивном русле и готова заниматься их реальными проблемами. На это указывает то, что В. Лукин отметил: работа по защите прав национальных меньшинств российского происхождения будет вестись по конкретным обращениям соотечественников. Важен и тот момент, что в правозащитной риторике российского омбудсмена до выступления в Государственной думе конкретно о Латвии и Эстонии не говорилось: все ограничивалось рассуждениями о нарушениях прав наших соотечественников на постсоветском пространстве в целом.

Фактическим признанием того, что попытки России решать эту проблему политическими мерами не удались или были саботированы представителями страны в международных организаций, стала та часть доклада В. Лукина Государственной думе РФ, в которой отмечается, что соотечественники порой становятся жертвами "сомнительных внешнеполитических приемов": "Совершенно неприемлемы попытки некоторых "особо заинтересованных кругов" "разменивать" защиту интересов российских граждан и соотечественников на обещания различного рода экономических выгод". Высшие органы государственной власти России обязаны решительно противодействовать подобным попыткам, говорится в докладе В. Лукина.

Эстонские эксперты в области прав человека, ведущие ежедневную деятельность по защите представителей русской общины этой страны, опрошенные корреспондентом ИА REGNUM, практически единогласно приветствовали намерение Уполномоченного по правам человека в РФ исключить из правозащитной деятельности элементы политического торга, что, по их мнению, резко повысит как эффективность данной деятельности, так и авторитет России в международном сообществе. Между тем, эстонские правозащитники обеспокоены тем, что в озвученной в докладе программе действий В. Лукина не заложено механизма взаимодействия, и сотрудничества с русскими общинами стран Прибалтики, а упор делается на "усилия как со стороны российских государственных структур и общественных организаций, так и со стороны международного сообщества, в том числе Совета Европы, Европейского Союза и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе". То есть на те методы, которые многократно доказали свою неэффективность в связи с отсутствием у российских властей, политиков и общественных организаций практического опыта работы в европейском правовом пространстве.

Эстонские правозащитники отмечают, что наиболее эффективным методом правозащитной деятельности в Европе является не только обсуждение и высказывание "озабоченностей", но и юридическое сопровождение реализации основных норм прав национальных меньшинств путем получения судебных решений. Специалисты эстонского Центра информации по правам человека ведут подобную деятельность постоянно, добиваясь в эстонских судах прецедентных решений. При этом юристы центра отмечают, что большинство решений в Эстонии удается получить на местном уровне, не прибегая к подаче исков в международные инстанции, такие как Суд по правам человека в Страсбурге.

Таким образом, опыт правозащитной деятельности, накопленный русскими Прибалтики, позволяет подходить к данному процессу творчески и порой даже неформально. Примером такого подхода может являться процесс по делу русских шахматистов из клуба "Олимпик", расположенного в маленьком эстонском городке Лоокса, о котором уже сообщало ИА REGNUM. Сегодня ИА REGNUM располагает возможностью опубликовать русский перевод выдержек из решения Таллинского окружного суда, который 28 февраля обязал мэрию города Локса ответить шахматному клубу "Олимпик" письменно на русском языке. С учетом общих принципов построения правовой системы Евросоюза и обязательного распространения рамочной конвенции по защите национальных меньшинств на страны ЕС (от ратификации на данный момент отказывается Латвия) трактовки, данные в решении, могут быть использованы в практической деятельности других организаций претендующих на защиту прав соотечественников.

Решение, принятое окружным судом в пользу шахматного клуба, стало первым в нынешней Эстонии и одним из первых в постсоветской истории судебным решением, расширяющим сферу применения русского языка в местах компактного проживания русских в Евросоюзе. Примечательным является то, что в ходе судебного разбирательства, поводом к которому стал спор о праве аренды помещения, суд вынес трактовки понятию национальных меньшинств, порядку применения рамочной конвенции по защите национальных меньшинств, порядку применения закона о языке и положений Конституции Эстонии.

Административное дело № 2-3/185/05

СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ

именем Эстонской Республики

Таллинн, 28. февраля 2005

Административная коллегия Таллиннского окружного суда в составе судей Оливера Каська (председатель), Лилианне Аасма и Руть Виркус рассмотрела 16.02.2005 на открытом судебном заседании апелляционную жалобу НКО Шахматный клуб Olympic на решение Таллиннского административного суда по административному делу № 3-559/2004 от 26.03.2004.

В заседании принимали участие представители апеллянта Олег Гогин и Сергей Середенко.

РЕЗОЛЮЦИЯ

1. Удовлетворить апелляционную жалобу НКО Шахматный клуб Olympic. 2. Отменить решение Таллиннского административного суда по административному делу № 3-559/2004 от 26.03.2004. Принять новое решение, которым обязать Городскую управу города Локса ответить на письмо НКО Шахматный клуб Olympic от 17 октября 2003 на русском языке.

3. Взыскать с Городской управы города Локса в пользу НКО Шахматный клуб Olympic судебные издержки в размере 3020 крон.

Судебное решение можно обжаловать в кассационном порядке в Государственном суде в течение 30 дней с момента оглашения решения (т. е. 28.02.2005) через Таллиннский окружной суд.

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА И ХОД ПРОИЗВОДСТВА

1. НКО Шахматный клуб Olympic послал 17.10.2003 Городской управе города Локса русскоязычное письмо по вопросу об аренде помещений для шахматного клуба, на которое просил ответить на русском языке. Мэр города Локса своим письмом № 4-3.2/553 jn 21.10.2003 ответил шахматному клубу на эстонском языке. Мэр обосновал свой отказ от составления ответа на русском языке тем, что шахматный клуб должен предварительно оплатить все связанные с переводом расходы.

2. В представленной административному суду жалобе НКО Шахматный клуб Olympic просил признать действия мэра города Локса, выраженные в отказе отвечать на русском языке и представлении требования об оплате расходов на перевод, противоправными и обязать мэра ответить на русском языке. В жалобе было изложено, что из Закона о языке не следует, что ходатай, требующий ответа на языке национального меньшинства, должен оплачивать связанные с переводом расходы.

В дополнениях к жалобе было отмечено, что мэр Х. Лоотсманн сообщила 25.09.2003 шахматному клубу, что арендный договор, на основании которого у шахматного клуба было право пользоваться помещениями Музыкальной школы города Локса, прекращается. Податель жалобы находит, что прекращение договора аренды делает невозможной деятельность шахматного клуба, т. к. для икры в шахматы необходимо наличие помещений. Прекращением арендного договора интересы членов шахматного клуба были бы существенно нарушены.

3. Решением Таллиннского административного суда от 26.03.2004 жалоба (жалоба клуба Olympic в суд первой инстанции - ИА REGNUM) была оставлена без удовлетворения. Мотивы судебного решения были следующими:

а) В Законе о культурной автономии национального меньшинства и Законе о языке отсутствует используемое подателем жалобы понятие "русскоязычное национальное меньшинство" или "русское национальное меньшинство". Шахматный клуб ничем не доказал, что в городе Локса по меньшей мере половина постоянных жителей принадлежит к национальному меньшинству, т. е. являются гражданами Эстонии, которые имеют долговременные и постоянные связи с городом Локса и отличаются от эстонцев своей этнической принадлежностью или языком. Согласно опубликованным в 2001 году данным Департамента статистики во время переписи населения 2000 года в городе Локса жило 3494 человека, из которых 1548 человека имело гражданство Эстонии, и из них не считало эстонский язык своим родным языком только 464 человека. В связи с этим нельзя считать национальным меньшинством в понимании ст. 1 Закона о культурной автономии национального меньшинства и ч. 1 ст. 10 Закона о языке приблизительно 70% говорящих по-русски и идентифицирующих себя как граждан Эстонии жителей города Локса. Следовательно, у подателя жалобы отсутствовало право требовать от городской управы ответа на русском языке.

b) Если податель жалобы желал перевода письма городской управы на русский язык, то он должен был сам оплатить расходы на привлечение переводчика (ст. 20 и 21 Закона об административном производстве).

с) Законный представитель шахматного клуба О. Гогин, который находился и на судебном заседании, хорошо владеет эстонским языком и отказался от участия переводчика в судебном заседании. Тем самым О. Гогин, как законный и единоличный представитель подателя жалобы, был способен понять смысл письма от 21.10.2003 и самостоятельно перевести его при необходимости на русский язык. С учетом краткости и конкретности письма, его перевод на русский язык не требует значительного времени. Поэтому рассуждения О. Гогина о том, что податель жалобы должен был бы израсходовать средства на перевод и это обусловило бы необоснованный вред, являются в данном деле натянутыми.

d) Податель жалобы не смог обосновать, какая связь у обжалованных действий с утверждением подателя жалобы о том, что неполучение надлежащего ответа на свое заявление может существенно навредить интересам членов шахматного клуба в связи с отсутствием помещений для своей деятельности. Как видно из жалобы, шахматный клуб уже до получения письма из городской управы был извещен о приостановлении договора об аренде помещений. Исходящие из договора аренды споры решаются в порядке гражданского судопроизводства и их разрешение не зависит от того, на каком языке ответила городская управа на заявление шахматного клуба.

е) У подателя жалобы отсутствует исходящее из закона право представлять жалобу в интересах своих членов.

ПОЗИЦИИ УЧАСТНИКОВ В АПЕЛЛЯЦИОННОМ ПРИЗВОДСТВЕ

4. В апелляционной жалобе Шахматного клуба Olympic ходатайствуется об отмене решения административного суда. Апеллянт утверждает следующее:

а) В ст. 51 Конституции не установлено ограничений в отношении тех лиц, которые могут принадлежать к национальному меньшинству и под национальным меньшинством понимаются все жители, которые живут на территории Эстонии, имеют долговременные, прочные и длительные отношения с Эстонией, отличаются от эстонцев своей этнической принадлежностью, культурной самобытностью, религией или языком. Ограничение другими законами или административными актами установленного Конституцией права является неконституционным.

b) Согласно опубликованным в 2001 году Департаментом статистики данным во время переписи населения в 2000 году в городе Локса жило 3494 человек, из которых считало русский язык своим родным языком 2262 человека. Тем самым согласно ст. 51 Конституции на территории города Локса у каждого есть право получать от местного самоуправления и его должностных лиц ответы и на языке национального меньшинства. русском языке. Письмо мэра города Локса непосредственно связано с основной деятельностью шахматного клуба и требовало принятия решения относительно будущего шахматного клуба. Большинство членов шахматного клуба не владеет эстонским языком, в связи с чем, для ознакомления с письмом, необходимо получение ответа на русском языке.

с) Согласно ст. 1 Закона о культурной автономии национального меньшинства под национальным меньшинством понимаются граждане Эстонии. При толковании ч. 1 ст. 10 Закона о языке следует исходить из ст. 51 Конституции, а не из Закона о культурной автономии национального меньшинства.

e) Оценка знания эстонского языка президентом шахматного клуба О. Гогиным является неуместной. Непонятным является утверждение о том, что расходы городской управы на перевод письма являются необоснованными. Мэр города Локса Х. Лоотсманн и представитель города в суде А. Пяртель сами свободно владеют русским языком и при необходимости способны сами перевести письмо на русский язык.

5. В письменном ответе городской управы Локса ходатайствуется об оставлении апелляционной жалобы без удовлетворения и подтверждается приверженность заявленным в административном суде позициям. Ответчик дополнительно отмечает, что знание мэром города Локса Х. Лоотсманн и представителем города А. Пяртелем русского языка не имеет в данном деле никакого значения.

6. На судебном заседании апеллянт остался при ранее письменно заявленных позициях и ходатайствах. Апеллянт пояснил, что ходатайство о признании противоправным отказа мэра города отвечать на русском языке и предъявления требования об оплате связанных с переводом расходов покрыто обязывающим требованием ответить на письмо апеллянта на русском языке. Ко времени заседания окружного суда апеллянт не решил свои проблемы с помещениями и пользуется прежними помещениями, в отношении продолжения аренды которых городская управа проявила противодействие. В связи с этим обязывающее требование по-прежнему актуально.

ПОЗИЦИЯ ОКРУЖНОГО СУДА

7. Апеллянт считает, что, исходя из ч. 2 ст. 51 Конституции ответчик обязан ответить на представленное им мэру города Локса письмо на русском языке. Ответчик считает, что подобная обязанность не исходит не из Конституции, не из закона, так как большинство проживающих в городе Локса лиц с эстонским гражданством не принадлежит к национальному меньшинству.

8. Ч. 2 ст. 51 Конституции устанавливает, что в местах, где, по меньшей мере, половина постоянных жителей принадлежит к национальному меньшинству, у каждого есть право на получение от государственных учреждений и местных самоуправлений дополнительно к ответам на эстонском языке и ответов на языке этого национального меньшинства. Ч. 1 ст. 10 Закона о языке устанавливает: "В единицах самоуправлений, где по меньшей мере половина постоянных жителей принадлежит к национальному меньшинству, у каждого есть право на получение от действующих на территории соответствующего самоуправления государственных учреждений и соответствующего местного самоуправления, а также их чиновников вместе с предоставляемыми ответами на эстонском языке и ответов на языке этого национального меньшинства". Ч. 2 той же статьи определяет: "Постоянным жителем единицы самоуправления является лицо, которое находится в Эстонии законно и проживает в единице самоуправления по меньшей мере 183 дня в году, при этом его пребывание вне пределов единицы самоуправления не может превышать 90 дней подряд".

9. Ч. 2 ст. 2 Закона о языке устанавливает: "Языком национального меньшинства является иностранный язык, которым принадлежащие к национальному меньшинству граждане Эстонии исконно пользуются в качестве своего родного языка". Относящиеся к национальному меньшинству граждане Эстонии исконно пользовались русским языком в Эстонии в качестве родного языка. Тем самым русский язык является языком национального меньшинства.

10. Подателем жалобы является юридическое лицо, на которое, согласно ч. 2 ст. 9 Конституции, распространяются права каждого. Право на получение ответов от местного самоуправления является согласно как ч. 2 ст. 51 Конституции, так и ч. 1 ст. 10 Закона о языке правом каждого. Поэтому и у апеллянта есть право на получение ответа на свое обращение на русском языке, если большинство постоянных жителей единицы местного самоуправления принадлежат к русскому национальному меньшинству.

11. Согласно данным переписи населения 2000 года в городе Локса жило 3494 человека, из которых 1548 были гражданами Эстонии. Большинство граждан по своей национальности были эстонцами. Из всех жителей, однако, своим родным языком считало русский язык 2262 человека, т. е. большинство жителей. Между сторонами нет спора о том, что во время отправления подателем жалобы письма ответчику большинство постоянно проживающих в городе Локса граждан были эстонцами, а большинство всего населения составляли русские. Тем самым для вынесения решения по жалобе следует выяснить, понимаются ли в значении ч. 1 ст. 10 Закона о языке под жителями из числа национального меньшинства исключительно те члены национальной группы, у которых есть гражданство Эстонии, или все лица независимо от их гражданства.

12. Ст. 10 Закона о языке не устанавливает, кого следует считать лицом, принадлежащим к национальному меньшинству. В других положениях Закона о языке также не дефинируется членство в национальном меньшинстве. Понятие языка национального меньшинства из ч. 2 ст. 2 Закона о языке также не определяет зависимости понятия национального меньшинства от наличия гражданства Эстонии или его отсутствия.

13. Определение национального меньшинства дано в ст. 1 Закона о культурной автономии национального меньшинства, согласно которому под национальным меньшинством в значении Закона о культурной автономии национального меньшинства понимаются граждане Эстонии, которые живут на территории Эстонии, имеют долговременные, прочные и длительные отношения с Эстонией, отличаются от эстонцев своей этнической принадлежностью, культурной самобытностью, религией или языком, выразившие желание совместно поддерживать свои культурные ценности, религию или язык, что является основой для их совместной идентичности. Однако это определение нельзя использовать за основу при осмыслении понятия национального меньшинства в понимании ч. 1 ст. 10 Закона о языке. При создании культурного самоуправления национального меньшинства избираются постоянно действующие руководящие органы культурного самоуправления. Для создания культурного самоуправления представляется ходатайство правительству Республики. Правительство Республики прекращает деятельность учреждений культурного самоуправления национального меньшинства на изложенных в ст. 28 Закона о культурной автономии национального меньшинства основаниях. Основными задачами культурного самоуправления являются организация обучения на родном языке и надзор за использованием предусмотренного для этого имущества, создание культурных учреждений национального меньшинства и руководство их деятельностью, проведение национальных культурных мероприятий, а также создание и присуждение фондов, стипендий и премий для развития культуры и образования национального меньшинства.

Из это видно, что учреждения культурного самоуправления исполняют различные публичные задачи, и создание учреждений самоуправлений происходит согласно предусмотренному законом порядку. Финансирование учреждений происходит согласно ст. 27 Закона о культурной автономии национального меньшинства в том числе из государственного и местного бюджетов.

14. Окружной суд считает, что право лица на получение от государственных учреждений и учреждений местных самоуправлений ответов на языке национального меньшинства является основным правом, которое не связано с изложенным в ст. 50 Конституции правом национального меньшинства создавать в интересах национальной культуры учреждения самоуправления. Учет гражданства Эстонии при определении национального меньшинства в случае создания учреждений самоуправления обусловлен иными аргументами, чем в случае с изложенным в ч. 2 ст. 51 основным правом.

15. По той же причине следует отложить и дефиницию, данную в Законе о ратификации рамочной конвенции по защите национальных меньшинств, т.к. изложенные в данной конвенции права не являются правами каждого, а коллективными правами как правами национального меньшинства. Также рамочная конвенция по защите национальных меньшинств не устанавливает субъективных прав отдельного лица, которые были бы непосредственно реализуемы. Ратифицировавшее рамочную конвенцию государство берет тем самым на себя международную обязанность следовать изложенным в конвенции принципам и исполнять обязанности. Если государство при ратификации конвенции ограничило свои обязанности, то это не означает, что внутреннее законодательство страны не предоставляет лицу защиты в той же степени.

Апеллянт обоснованно сослался на второй отчет Эстонии об исполнении рамочной конвенции по защите национальных меньшинств Совета Европы, на 6 стр. которого отмечено, что правительство выразило данной декларацией свое понимание действительного и правового положения меньшинств в Эстонии и что декларация сейчас скорее имеет политико-историческое значение. Из такой позиции следует, что принятие декларации не преследовало цели ограничить понятие национального меньшинства во всем правовом пространстве.

16. Верно утверждение апеллянта о том, что изложенное в ч. 2 ст. 51 Конституции основное право должно быть реализуемо. Ст. 10 Закона о языке определяет "места" в понимании ч. 2 ст. 51 Конституции как единицы местного самоуправления. В Эстонии есть несколько самоуправлений, в которых преобладающая часть постоянных жителей считает своим родным языком русский язык и определяет себя принадлежащей к русской национальности. Основное право на получение ответов на обращения на языке национального меньшинства в тех регионах, в которых принадлежащие к национальному меньшинству лица образуют большинство населения, было бы искажено, если считать принадлежащими к национальному меньшинству исключительно граждан Эстонии и не считаться с национальностью и родным языком постоянно проживающего в Эстонии большого количества лиц без гражданства и граждан других государств. Текст Конституции не увязывает понятие национального меньшинства с гражданством Эстонии. Поэтому посредством телеологического толкования следует принять, что право на получение бесплатных ответов на языке национального меньшинства есть и в тех местах, где большинство постоянных жителей образуют не только принадлежащие к национальному меньшинству граждане Эстонии, но и принадлежащие к национальному меньшинству постоянно проживающие в Эстонии иностранцы. На такое толкование указывает и принятое 14.09.2001мнение в отношении Эстонии консультативного Комитета рамочной конвенции по защите национальных меньшинств. В особом замечании № 18 в отношении арт. 3 рамочной конвенции Комитет выражает мнение, что Эстонии следует пересмотреть определение, данное в декларации при ратификации рамочной конвенции, проведя консультации с соответствующими меньшинствами, а также определить применение рамочной конвенции в отношении остальных принадлежащих к меньшинству лиц, особенно неграждан (мнение доступно на эстонском языке на странице Министерства иностранных дел). И хотя из этого мнения не видно господствующего в международной практике определения, из него следует, что понятие национального меньшинства возможно и также желательно наполнять содержанием таким образом, чтобы оно охватывало и иностранцев.

Изложенные в Конституции Эстонии основные права не являются правами, преимущественно принадлежащими гражданину. Это обстоятельство также указывает на правильность толкования апеллянта.

17. Так как изложенное в ч. 1 ст. 10 Закона о языке соответствует определенному в ч. 2 ст. 51 Конституции праву, отсутствует необходимость для непосредственного применения Конституции или оставления без применения ч. 1 ст. 10 Закона о языке.

18. Исходя из вышеизложенного, окружной суд считает, что у подателя жалобы есть право на получение от городской управы Локса ответа на русском языке. Суд согласен с апеллянтом, что при нарушении этого права у членов шахматного клуба могли возникнуть сложности с пониманием содержания письма мэра и что вменение ответчику в обязанность ответить подателю жалобы на русском языке является обоснованным. В ходе разбирательства не было представлено доказательств, что податель жалобы самостоятельно перевел письмо на русский язык.

В связи с этим жалобу следует удовлетворить. Решение административного суда следует отменить. Городская управа Локса должна ответить на письмо подателя жалобы на русском языке за свой счет.

19. Апеллянт ходатайствовал о взыскании судебных издержек. В апелляционном производстве были понесены расходы на правовую помощь за составление тезисов судебной речи в размере 3000 крон (квитанция № 3 TÜ Rebala ÕB от 15.02.2005) и при подаче апелляционной жалобы была уплачена госпошлина в размере 10 крон. Ходатайство о взыскании судебных издержек было заявлено и в административном суде. Доказанными издержками в производстве суда первой инстанции является госпошлина в 10 крон при подаче жалобы.

Окружной суд считает расходы на правовую помощь обоснованными. В связи с этим с ответчика согласно ч. 1 ст. 92 и ч. 1 ст. 93 Административно-процессуального кодекса следует взыскать в пользу апеллянта 3020 крон (около 7000 рублей - ИА REGNUM).

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
27.04.17
Предсказуемость и интрига в одной губернаторской кампании
NB!
27.04.17
Гробокопательский законопроект: разброд и шатание
NB!
27.04.17
Административный ресурс против популизма — кто кого?
NB!
27.04.17
Война, ставшая результатом беспечности
NB!
27.04.17
Новосибирцы отстояли свои права. Кто победитель – и кто проигравший?
NB!
27.04.17
Украина наращивает экспорт своих товаров в Россию. Вот такая «война»
NB!
27.04.17
Майдан головного мозга как комплексное расстройство психики и интеллекта
NB!
27.04.17
Когда театр не «для души», а о душе
NB!
27.04.17
Что Польша может предложить Штатам
NB!
27.04.17
«Реал» (Мадрид) уничтожил «Депортиво» — 2:6
NB!
27.04.17
«Бронзовый апрель» и слабость России: начало санкций и войны
NB!
27.04.17
Фабрика законов: как строится новая Государственная дума — 3
NB!
27.04.17
«ПСЖ» не оставил шансов «Монако» в 1/2 финала Кубка Франции
NB!
26.04.17
«Боруссия» (Дортмунд) одолела «Баварию» в шикарном противостоянии
NB!
26.04.17
Озонгейт: данные можно не подделывать, а просто не замечать
NB!
26.04.17
Автогол Роберта Хута принес «Арсеналу» минимальную победу над «Лестером»
NB!
26.04.17
Джаред Кушнер — универсальный солдат администрации Трампа
NB!
26.04.17
В комитете Совфеда по обороне назвали гарантию от ядерного удара США
NB!
26.04.17
«Депопуляция в Русской Арктике угрожает инвестициям в ресурсы и транспорт»
NB!
26.04.17
«Русские в Калининграде сильнее, быстрее и лучше вооружены»
NB!
26.04.17
«Барселона» разгромила «Осасуну» — 7:1
NB!
26.04.17
Венесуэла: Мадуро распорядился арестовать одного из лидеров оппозиции