Обзор СМИ о ситуации в Красноярском крае за 4 апреля 2005

Красноярск, 4 Апреля 2005, 15:12 — REGNUM  

"Жить стало веселее?".

("Красноярский рабочий", 02.04.05, Виктор Решетень)

Вчера страна широко отметила день смеха. На всех телевизионных каналах одни и те же записные юмористы круглые сутки смешили публику. Невыспавшийся народ - с понедельника приходится вставать на час раньше - смеялся над собственными недостатками. Впрочем, пальму первенства по части юмора, как всегда, перехватил лидер ЛДПР, он же профессор МГУ(!), Владимир Жириновский, устроивший драку в стенах Госдумы. Вот уж вроде бы где потеха! На самом же деле было до боли обидно и стыдно за народных избранников, ведущих себя в парламенте, как уличное хулиганьё.

И в остальном россиянам, да и всему миру, было не до смеха. В Киргизии два парламента делили одни и те же депутатские портфели, а свергнутый президент Аскар Акаев из безопасной Москвы не соглашался со своей принудительной отставкой. В Индонезии произошло очередное землетрясение, унёсшее сотни жизней. В Ираке террористы-смертники взрывали людей и машины, похищали журналистов.

Впрочем, взрывали и убивали и в России. Но об этом в последнее время принято говорить вскользь, как бы между строк. Дескать, всё идёт путём - ВВП растёт, благосостояние увеличивается. Но путём не получается. Цены растут как на дрожжах, мизерные добавки к пенсии и зарплатам не компенсируют галопирующую инфляцию. А тут ещё очередное "радостное" известие о том, что в апреле в очередной раз резко подорожает горючее, а за ним, естественно, и все остальные товары и услуги. В этой связи мне вспомнилась недавняя поездка в Таиланд. Представляете, за семь последних лет цены здесь не выросли, а бензин в стране, где нет собственных месторождений нефти, дешевле, чем в России. А ведь экономика вроде бы как тоже рыночная!

Не обошлось на этой неделе и без политических скандалов. В Республике Алтай местный парламент чуть не сверг главу территории, бывшего лидера Аграрной партии Михаила Лапшина. Для импичмента не хватило всего шести депутатских голосов. Меньше повезло его коллеге - губернатору Алтайского края Михаилу Евдокимову. Депутаты крайсовета большинством голосов признали деятельность бывшего юмориста на высоком государственном посту неудовлетворительной и отправили президенту челобитную с просьбой убрать Михаила с должности. В общем, в день смеха Евдокимову наверняка было очень грустно. По его же признанию, управлять губернией оказалось труднее, чем смешить народ.

Нашему губернатору Александру Хлопонину в отличие от своих незадачливых коллег с Алтая пока хватает умения и краем править, и шутки шутить. Но похоже, что предстоящий объединительный референдум требует от властей очень много моральных и физических сил. Лично для губернатора ставка на объединение действительно больше, чем жизнь. По крайней мере, от этого зависит его дальнейшая политическая карьера. Сомнения же в том, что электорат, воодушевлённый исторической необходимостью жить вместе, дружными рядами пойдёт 17 апреля на избирательные участки, есть у многих аналитиков. Не секрет, что в народе существует мнение по поводу предрешённости итогов голосования. Основанием для таких выводов служит факт развала единого края на осколки, во время которого мнение красноярцев никто не спрашивал. Поэтому ссылки на изменившиеся обстоятельства, соблюдение конституционности при объединении убеждают далеко не всех скептиков.

На мой взгляд, убеждать надо и словом, и делом. И если с агитацией всё в порядке - о референдуме сегодня можно услышать из любого электроприбора, то с конкретными делами гораздо хуже. Побывал на днях в леспромхозовском посёлке Токучет Богучанского района и до сих пор не могу отойти от чувства безысходности, с которым вот уже много лет живут местные жители. По их рассказам, деловой древесины в окрестностях осталось всего на два-три года рубки. Дальше - мрак и неизвестность. Впрочем, и сегодня заняты работой здесь считанные десятки этого некогда преуспевающего и богатого посёлка, остальные пьют горькую. А что ещё делать, если Токучет стал настоящим таёжным тупиком, хотя до автомобильной трассы Красноярск - Богучаны всего шестьдесят вёрст. Но рейсовый автобус ходит редко, до "Скорой" в райцентр не дозвониться. Поэтому, узнав, что в посёлок приехал журналист, едва ли не каждый встречный высказывал мне свои жалобы на беспросветную жизнь. Что я им мог ответить? Только то, что и в других городах и весях простому человеку тоже живётся не сладко.

Особенно на селе. Не за горами сев, а крестьяне в полной растерянности. Их главную ценность, хлеб, перекупщики скупают буквально за копейки. За тонну продовольственного зерна дают чуть более трёх тысяч рублей, а фураж вообще никому не нужен. Одним словом, куда ни кинь - всё клин. А тут ещё энергетики вздули цены почти втрое. Причём краевые власти обещали, что по-новому крестьяне будут платить только с 1 марта, а на деле счета пошли уже с 1 января. И хотя сейчас хозяйства стали получать обещанные дотации, они всё равно не покрывают возросшие убытки. По признанию заместителя главы Рыбинского района Николая Золотухина, новые энерготарифы уже в ближайшее время приведут к полной ликвидации животноводства как наиболее энергонасыщенной отрасли в ряде хозяйств района.

Впрочем, процесс этот в нашем крае уже пошёл. На днях энергетики обрезали за долги провода в ООО "Берёзовское", и сотни коров остались непоенными и недоенными, а в свинарнике новорождённые поросята на глазах удручённых свиноводов гибли один за другим. Если так дальше пойдёт, животноводческая отрасль в нашем крае останется лишь в истории.

В связи с этим мне вспомнился сюжет из Киргизии. Объясняя свои действия, один из погромщиков президентского дворца в Бишкеке простодушно заметил: "У нас в республике было 9 миллионов баранов, сейчас их нет. Нет баранов, нет работы. Нам только и осталось грабить награбленное". Словом, не до смеха...

"Объединение Красноярского края выше политических разногласий!".

("Красноярский рабочий", 02.04.05)

Казалось бы, все здравомыслящие люди сегодня поддерживают идею объединения Красноярского края. Но когда мы слышим, как за усиление нашего сибирского региона ратуют служивые люди, - это понятно, вроде им и положено ратовать не только по душе, но и по службе. Значит, вдвойне небезынтересно выслушать мнение руководителей тех политических партий, которые активно выступают против многих действий сегодняшней власти. Наш корреспондент записал беседу первого секретаря Красноярского крайкома КПРФ Владислава Юрчика и председателя красноярского отделения РДП "Яблоко" Владимира Абросимова. В разговоре краевых лидеров двух ведущих оппозиционных партий принимал участие писатель Алексей Мещеряков (Союз писателей России).

А. М.: КПРФ и "Яблоко" принимают участие в совместных акциях протеста. Вы вместе проводите митинги, выступаете против так называемой монетизации льгот, против многих положений нового Жилищного кодека, против повышения тарифов. Но в то же время вы поддерживаете идею объединения Красноярского края. Как это можно совместить, ведь, по сути, все ваши публичные выступления направлены против власти, а в данном случае вертикаль власти будет укреплена?

Владислав ЮРЧИК: Все разумные люди в Красноярском крае за объединение. Не знаю, кто бы был против объединения. Здесь нет никакого партийного разночтения или партийных разногласий. Просто сама идея объединения логически, нормально воспринимается как положительная идея. Об этом можно говорить очень много. Почему мы с вами прожили столько лет в едином крае, как он потенциально развивался и что такое единый край. Всем миром мы строили Надеждинский комбинат, какого нет в мире. Сообща мы строили Саяно-Шушенскую ГЭС. Потом Саянский алюминиевый завод, потом экскаваторный... По объёмам строительства Красноярский край вышел на третье место в Советском Союзе. Мы находились в первой десятке по развитию экономики и промышленного производства. Мы создали мощнейшую науку. Была государственная политика освоения Сибири. Именно тогда создавались новые рабочие места, был приток людей. Мы создавали большой потенциал для культуры края. Движение "Превратим Сибирь в край высокой культуры!" позволяло многое. Большой театр приезжал к нам много раз. Да все здесь побывали! Наш мощный край на самом деле был уникальным регионом страны. Так надо ли сегодня убеждать нас в том, что объединение необходимо? Да не надо в этом никого убеждать, все и так понимают, что объединение необходимо. На мой взгляд, главным препятствием к взаимодействию по любым вопросам власти и народа является беспредел, который творят чиновники на местах. Часто они просто злят людей, не решая те задачи, которые им полагается решать. Возьмите Красноярск. Мэра мы пока ещё избираем... А вот работу глав районов не могут проконтролировать даже депутаты городского совета. Если власть не повернётся лицом к людям и не начнёт выполнять то, что нас всех волнует, если не будет наказывать своих отдельных проворовавшихся назначенцев, власть всегда будет нарываться на коллективный протест.

А. М.: Позиция КПРФ понятна. А почему красноярское "Яблоко" поддержало идею объединения нашего края? Насколько я знаю, и центральное бюро "Яблока" тоже одобрило решение своих краевых сторонников.

Владимир АБРОСИМОВ: Владислав Григорьевич позицию коммунистов высказал. Мы не только эту позицию одобряем, мы поддерживаем и ту систему аргументов, которую представил краевой лидер коммунистов. Да, с нашей точки зрения, власть ведёт страну совершенно не тем курсом. Однако объединение Красноярского края выше любых, даже самых серьёзных политических разногласий с существующей властью. У нас разные взгляды с КПРФ, к примеру, на частную собственность. Хотя по базовым положениям частной собственности и у коммунистов, и у демократов идеология практически совпадает. Но наши взгляды не совпадают с идеологией власти. Олигархи где-то далеко, а беспредельствующая власть чиновников совсем близко к нам. Именно конкретные чиновники вершат богонеугодные дела против простых людей. В связи с реализацией просто безумной жилищно-коммунальной реформы, которая проводится на федеральном уровне, соответственно, на краевом и муниципальном, создаются структуры, которые иначе как частномонополистическими назвать нельзя. Это не имеет ничего общего с действительно нормальной частноконкурентной собственностью. К примеру, в Красноярске создано ООО "Красноярский жилищно-коммунальный комплекс", куда как бы командированы бывшие замы мэра Красноярска, которым передаётся на обслуживание весь жилой фонд города, тепло- и водосети. Вот мы и получили новую частную монополию и олигархическую структуру! Получается, что новоявленные олигархи уже хозяйничают в наших домах.

Владислав ЮРЧИК: Своим беспределом власть действительно нас во многом объединяет. Владимир Викторович прав, у нас с "Яблоком" всё меньше противоречий политических. Это очень показательно и важно. Нам говорят, что сейчас рынок. Тогда давайте работать по законам рынка. Если я прихожу на базар, то сам выбираю товар, сам решаю: надо его покупать, дорого или нет, могу я его купить или не могу. А когда мне говорят: "Плати за ЖКХ"! - и не хотят показать, из чего же складывается себестоимость этой платы. Плати, и всё! Они деньги с нас берут не на трубы, не на улучшение материальной базы, а на свои апартаменты, вот что людей возмущает. Недавно прошла информация: члены совета директоров РАО "ЕЭС России" только премию получили за прошлый год по миллиону рублей. Это что за ерунда? А оклады тогда у них какие? Вот и сейчас деньги берутся у людей не для того, чтобы улучшать ЖКХ. Год мы прожили с момента повышения квартплаты в три раза. Ни в одном дворе, ни в одном подъезде я не видел улучшения. Куда уходят деньги-то? А вот на апартаменты, на безумные оклады и уходят.

Наш край самодостаточен. Если бы команда людей, которая работает здесь, заинтересовалась, а как же сделать историческим своё присутствие в нашем крае, как выполнить свою работу на века. Ведь это для них уникальный шанс. Я вообще считаю, что те, кому посчастливилось управлять таким краем, как наш, это счастливые люди. Сумей только о себе заявить. Федирко это сумел. Вот и сейчас есть такая же возможность. Потенциал-то у нас колоссальный. Развивайте, работайте! А что сегодня в Красноярске работает на полную мощность? Завод цветных металлов, алюминиевый, "Пикра"? Назовите мне ещё. Нет. Экскаваторный стоит. Телевизорный завод - базар. Вся химия стоит. "Химволокно" продаём. "Сибволокно" продаём. За два года ничего фундаментального в области стратегического развития не сделано.

Владимир АБРОСИМОВ: Ясно, что от социалистической системы мы пока что перешли не к демократии, - мы пришли к олигархической системе. Так я называю этот общественный строй с его функциями, целями. База этого строя - частномонополистическая собственность. Социалистическая идеология базируется на государственной собственности. Что отчасти правильно в отношении недр, в отношении всех естественных монополий. Там, где невозможна конкуренция, должна быть исключительно государственная собственность. На этом базировались все успехи социализма. Западная модель демократии критикует, называет социализм тоталитарной системой. Действительно, элементы тоталитарные были: запрещалось использование в экономике частной собственности и - соответственно - уголовно преследовалась предпринимательская деятельность. Но это элементы. Всё это можно было поправить. Ни к чему было переходить от социализма к ещё более страшной вещи - к олигархизму, который базируется на частномонополистической собственности. Мы считаем, что крайне необходимо ликвидировать олигархическую систему в нашей стране и создать систему, которая основывалась бы как на государственной (или муниципальной) собственности в сфере недр и естественных монополий. Нефть, газ, вся рента от них должна принадлежать собственнику - государству, а не олигарху. Все электро-, водосети на местах, ГЭС, поскольку там конкуренция невозможна, должны находиться только в государственной собственности. В России, в отличие, скажем, от Европы, уровень естественных монополий высок, в силу наших географических климатических условий практически максимален.

Главной проблемой для объединения Красноярского края сейчас является само существование олигархической системы. Люди имеют большой внутренний протест против... Пусть они не всегда понимают, что такое олигархическая система, но постоянно сталкиваются на практике с её самым низким уровнем. На этом уровне сидят чиновники, лавинообразно повышая тарифы, что особенно заметно при создании новых частных монополий. Сейчас главной проблемой, преградой по объединению края является существование подобной олигархической системы. И проблема может перерасти в проблему явки, потому что протест очень значителен. Все последние выборы в России показывают, что явка занижена, а если люди приходят, то очень большой процент голосов против всех.

А. М.: Однако все участники этого разговора поддерживают идею объединения нашего Красноярского края. Согласитесь, что мы сегодня работаем на будущее своих детей. Ведь если не объединиться по закону, конституционно, то потом нас и объединять придётся высочайшим указом. А придёт завтра к власти кто-то другой и скажет: "А я снова могу вас разделить!" Значит, просто необходимо поставить заслон будущим разрушителям, если таковые вновь возникнут в истории нашего многострадального государства. Нельзя вечно проводить в России эксперименты, история, да и просто здравый смысл подсказывают: надо строить, а не разрушать.

Владислав ЮРЧИК: Человеческая позиция заключается в одном: все разумные люди за объединение Красноярского края. А если говорить о перспективе, властители приходят и уходят, но закладывается база для будущих поколений, для будущего развития нашего края, для нормального проживания всех наших земляков. По-настоящему сегодняшнее объединение действительно даст отдачу будущим поколениям. А сегодня для нас ещё очень важно поддержать сам процесс подготовки к референдуму. Если организаторы референдума проводят много встреч с людьми, то, во-первых, они услышат настроения людей, и, может быть, многие вопросы быстро решатся в рабочем порядке, во-вторых, сама возможность поговорить напрямую с губернатором, с другими представителями власти, - чрезвычайно важны. Зачастую власть сама побуждает, чтобы с ней разговаривали только тогда, когда люди идут на экстремальные формы воздействия. Но в этом нет необходимости. Отработайте хотя бы в нашем крае систему - дайте возможность высказываться политическим партиям и движениям. Референдум "За объединение Красноярского края" - это возможность заявить о своих взглядах, цивилизованно высказать власти наши претензии. Быть может, это войдёт в дальнейшую практику выстраивания общения с властью. Не надо загонять людей в жёсткое противостояние. Дайте высказаться! Выслушайте. Примите меры.

А. М.: В общем, "по дороге на референдум" выскажем власти всё, что мы о ней думаем? А проголосуем всё же за будущее нашего края...

Владислав ЮРЧИК: Если власть желает увеличить число участников референдума, она должна успеть за оставшееся время пообщаться с народом, обнадёжить людей, решить их проблемы, твёрдо и аргументировано пообещать, что наша жизнь изменится к лучшему.

А. М.: С властью-то как раз всё понятно, но вот вы как лидеры крупнейших партий как-то объясняете всё это своим единомышленникам? Зовёте ли их на референдум?

Владимир АБРОСИМОВ: Если я, председатель регионального отделения демократической партии "Яблоко", это вовсе не означает, что я должен кого-то учить, наоборот, уверен, что каждый из моих однопартийцев или наших сторонников многому меня сможет научить.

Владислав ЮРЧИК: Никаких команд по партии нет. Все идут на референдум как граждане! Думаю, это правильная позиция.

А. М.: Коммунистом или "яблочником" ты можешь не быть, но гражданином быть обязан.

Владислав ЮРЧИК: И как гражданин своей страны, как патриот своего родного края, ты просто обязан принять правильное решение!

Владимир АБРОСИМОВ: Лично я уверен, что наши земляки в любом случае придут на референдум и примут единственно правильное решение. Потому что в нашем большом Красноярском крае жить не только нам, но и нашим детям, внукам, правнукам...

Записал Иван ПАВЛОВ, 29 марта.

"Дадим крестьянам больше "хлебных" денег".

("Красноярский рабочий", 04.04.05)

Повышение тарифов на электроэнергию скорее всего не приведёт к значительному удорожанию продукции ОАО "Красноярский хлеб" в обозримом будущем.

Об этом заявил вчера председатель Законодательного Собрания края Александр Усс со ссылкой на гендиректора предприятия Евгения Бондарева. Спикер краевого парламента, посетивший один из заводов "Красноярского хлеба", подчеркнул, что затраты на электроэнергию не превышают трёх процентов стоимости буханки хлеба, в то время как половина стоимости приходится на муку. "Мне хотелось бы, чтобы больше денег от продажи хлеба оставалось у крестьян, какая-то часть - у хлебопеков и поменьше - в торговле, - сказал он.- Сейчас торговая надбавка на хлебобулочные изделия достигает 20 процентов. Я думаю, это излишне много, если учитывать реальные затраты. Обнадёживает то, что сейчас цены на хлеб в Красноярске не выше, чем в соседних регионах".

"Виталий Бобров: "Я привык держать удар".

("Красноярский рабочий"-XXI век", 04.04.05, Юрий Чувашев)

Бывший генеральный директор Заполярного филиала "Норильского никеля" уже второй год реализует себя в новой ипостаси - в качестве заместителя губернатора Красноярского края, курирующего металлургию и топливно-энергетический комплекс, региональную энергетическую комиссию, транспорт и связь, финансовое оздоровление промышленных предприятий-банкротов, "севера" в комплексе со всеми их заботами и проблемами, краевой рынок алкогольной продукции... В общем, даже скороговоркой перечислить все сферы ответственности не так просто. Список, что и говорить, выходит внушительный, а потому интересно, как же Боброву удаётся воз этот тянуть. И при этом ещё находить время на жизнь. Об этом и шёл разговор в стенах "Красноярского рабочего" на встрече с коллективом редакции.

О боксёрском прошлом Виталия Боброва догадаться несложно. И не только гренадёрская мощь классического "тяжа" тому причиной. О былых выходах на ринг говорит и наработанное годами умение наперёд просчитывать ситуацию, разрывать дистанцию и держать удар. А без этих качеств - в ряду других важных - Боброву сегодня никак нельзя, потому как бывший генеральный директор Заполярного филиала "Норильского никеля" уже второй год реализует себя в новой, более тяжёлой весовой категории - в качестве заместителя губернатора Красноярского края, курирующего металлургию и топливно-энергетический комплекс, региональную энергетическую комиссию, транспорт и связь, финансовое оздоровление промышленных предприятий-банкротов, "севера" в комплексе со всеми их заботами и проблемами, краевой рынок алкогольной продукции... В общем, даже скороговоркой перечислить все сферы ответственности не так просто. Список, что и говорить, выходит внушительный, а потому интересно, как же Боброву удаётся воз этот тянуть. И при этом ещё находить время на жизнь. Об этом и шёл разговор в стенах "Красноярского рабочего" на встрече с коллективом редакции.

Директор начинается с лопаты

- Виталий Павлович, ваша трудовая биография в Норильске, по вашему же собственному выражению, начиналась "на лопате". А затем - подъём по служебной лестнице, без пропуска ступенек. С высоты прожитых лет - насколько это хорошо, когда будущий крупный управленец начинает карьеру с самых "низов"?

- На мой взгляд, хотя время сегодня и меняется, это самый правильный путь. Конечно, это касается определённых профессий. Понятно, что экономист или юрист с "лопаты" начинать не будут, но они стартуют с собственных профессиональных азов. Вначале нужна черновая работа и накопление и обработка информации, подготовка выводов, обобщение. Я сначала работал в Москве, хотя всю жизнь и стремился в Норильск, учился с прицелом "под Норильск" в Московском институте тонкой химической технологии на специальности "Технология редких и рассеянных элементов". Но жизнь так сложилась, что пришлось на пять лет "тормознуться" в Москве, так как жена у меня москвичка. А затем, когда дочь немного подросла, поехал в Заполярье, как всегда и собирался. Так вот, в Норильске эта схема профессионального роста специалистов давно уже хорошо отработана. Я не знаю там ни одного руководителя, кто бы не начинал рабочим. Потому что всё нужно посмотреть и потрогать своими руками. Я, например, первые десять месяцев отработал на нескольких местах - на расплаве, на загрузке печи... Это необходимый взгляд с самого низа на самый верх, на то, как строится производственный процесс. А самое ценное в этом опыте - взаимоотношения людей, их подход к выполнению своих рабочих обязанностей. И конечно, умение разбираться в нюансах технологии, чтобы потом правильно оценивать, к примеру, время, необходимое для ликвидации аварийных простоев и выполнения других производственных задач. Чтобы объективно оценить обстановку, нужно детально в ней разбираться.

- Когда в ноябре 2003 года вы получили приглашение от губернатора края Александра Хлопонина перейти на работу в Красноярск, чего вы больше всего опасались в своих раздумьях и насколько эти опасения оправдались?

- В Норильске я занимался производством, отработал 20 лет и знал там практически всех. Много поездил, крепко там себя чувствовал. Работа была тяжёлая, но выполнимая, конкретная. Можно было через месяц-другой обернуться и сказать: "Да, я это сделал, я принимал в этом участие". Но в пределах Норильского комбината жизнь была чётко организована. Не было никаких возможностей для недопоставок, обмана. Каждый был всем обеспечен, как при социализме. А задача руководителя - организовать производство.

Когда же я переезжал в Красноярск, то понимал, что столкнусь здесь и с различными способами увода активов предприятий, с недобросовестными договорами, контрактами и сделками. В большей же степени меня тогда беспокоили и сейчас беспокоят людские проблемы. Со всем этим я реально и столкнулся, когда приехал в Красноярск. "Сибэлектросталь" стоит, цементный завод едва работает, в Игарке - забастовки да голодовки. Вот с этих проблем и пришлось начинать. Столкнулся я тогда с законом о банкротстве. Работая в Норильске, я его даже не читал, он мне там был просто не нужен.

- Не было ощущения - куда и зачем я полез?

- Решение о переезде в Красноярск было, безусловно, непростым. Но я понимал, что Александру Геннадиевичу это было нужно, раз он звал меня в краевую администрацию. Обещание экономического рывка - это одно, однако всё не так просто. Сначала нужно было остановить тогдашнее падение производства. Мы и сегодня не можем сказать, что семимильными скачками развиваем промышленность. Мы очень многое потеряли. Потеряли кооперационные связи, рынки сбыта, человеческие контакты. Например, разбираясь с ситуацией на "Сибэлектростали", где было остановлено производство спецстали, выяснил, что завод по производству холодильников "Бирюса" в период этого спада производства стал получать с Новолипецкого металлургического комбината эту сталь. И там знать не знали, что всё можно сделать по соседству, на одной площадке. Поэтому сегодня мы стремимся восстановить эти утраченные кооперационные связи, наладить поставки продукции внутри края. Рабочие контакты налажены с крупнейшими в регионе финансово-промышленными группами, крупными производственными структурами, с обоими красноярскими союзами товаропроизводителей и предпринимателей. В результате выяснилось, что только 7-10 процентов комплектующих изделий поставляется внутри края. Всё остальное - из Белоруссии, с Украины и далее по списку. А ведь всё это мы могли бы делать сами. Так что реальная жизнь намного сложнее и беспокойнее, чем это мне казалось раньше, на прежней работе.

- Вы жёсткий руководитель? Как поступаете, когда чувствуете подспудное, а тем более явное противодействие, приходя на проблемное предприятие?

- Чтобы принимать твёрдое решение, нужно быть уверенным, что оно правильное. А для этого необходимо изучить ситуацию, пообщаться с людьми, выслушать представителей конфликтующих на предприятии сторон и только после этого принимать решение и жёстко спрашивать за его выполнение. А вообще, по сути, я не жёсткий руководитель. Я очень добрый и мягкий. Что же касается конфликтных ситуаций, то они были. Не будем лишний раз называть эти предприятия и этих людей. Как представитель государственной власти я действую в пределах закона и не могу требовать от людей чего-то сверх этого. Но когда я приезжал на такие предприятия, мне порой не хотели показывать производственный процесс, мол, зачем тебе это нужно, что ты в этом понимаешь. Но после десятиминутного общения, когда я немного рассказывал о себе, где работал прежде и каким коллективом руководил, всё сразу вставало на свои места. И впоследствии у меня больше ни с кем подобных конфликтов не было. Как правило, я знакомлюсь с производственным процессом, оцениваю состояние основных фондов, смотрю, как организованы рабочие места, какой там порядок. И сразу видно, кто на предприятии хозяин, а кто просто называется руководителем. Конечно, есть и сложности. Большая часть предприятий - частные, но, тем не менее, кроме убеждения, хватает и других способов решения вопросов. Садимся за стол, обсуждаем проблемы, договариваемся. А после принятия решения я, естественно, всеми законными методами буду требовать его выполнения. Но прежде чем поставить точку, я много думаю и много советуюсь.

Забастовка - жест отчаяния

- Недавно прошла информация, что вам предложили возглавить "Красноярскэнерго"?

- Я получаю много звонков и сообщений об этом, но даже не знаю, как к этому правильно отнестись. "Красноярскэнерго" - это большой производственный комплекс. И мне лестно, что моя кандидатура якобы рассматривается на должность руководителя региональной энергосистемы. Однако я лично ни от кого никаких приглашений не получал. И по образованию я не энергетик, хотя понимаю, что должность генерального директора - это больше менеджмент, организация. Я - член команды Хлопонина, и, если такой поворот будет нужен губернатору, я пойду и на другую работу. Иных подходов к таким вопросам у меня нет. Я и с Норильского комбината уехал с очень большим сожалением. Там вся моя активная жизнь прошла, там мои друзья, моя душа. Но любые раны зарубцовываются, знакомишься с новыми людьми, привыкаешь к новым условиям. И всё равно в Норильск приезжаешь с особым трепетом, как на родину свою, как домой к маме. Сейчас, после года работы, я стал уже ориентироваться в том, чем занимаюсь, - слишком много направлений и проблем. Однако могу с гордостью сказать, что принимал непосредственное участие в запуске "Сибэлектростали" и Красноярского цементного завода, а также, пусть и в меньшей степени, так как это не совсем мой профиль, в налаживании работы Игарского морского порта. Как северянин и сосед поехал туда объясняться с людьми, что забастовка - это не лучшая форма воздействия на руководителей. Это жест отчаяния и даже шантаж. Крайние формы воздействия можно применять только тогда, когда нельзя договориться за рабочим столом.

- По схеме разделения обязанностей среди заместителей губернатора вам достались, быть может, самые жёсткие жернова, между которыми надо ещё как-то умудриться проскакивать.

У нас рынок, поэтому, как бы я ни лоббировал интересы краевых предприятий, в любом случае их продукция по своим потребительским свойствам должна приближаться к требованиям современного производства. И любому частному собственнику не до внутрикраевой кооперации, если качество поставляемой продукции его не устраивает. У частника требования к поставкам конкретные - дёшево и качественно. Так что с региональной кооперацией проблем хватает.

- Наболевший вопрос: есть ли будущее у "Красноярских волокон"?

- Тема эта, конечно, тяжёлая. Ситуацию там я хорошо знаю. Мы помогали предприятию с марта прошлого года, пытались вместе с собственником запустить производство. Однако продукция предприятия сегодня не востребована, а цены на неё не соответствуют требованиям рынка. Почти год люди оставались без работы, на балансе у самих "Волокон" ничего не было. Всё оборудование принадлежит компании "Юникорн". Потом было остановлено производство и объявлено, что по прежней технологии предприятие больше работать не может и не будет. Собственник и директор завода приняли решение подать документы на банкротство. 3 марта состоялось заседание арбитражного суда, и компания вошла в конкурсное производство, по завершении которого будет принято окончательное решение по выплатам долгов коллективу. С собственником Сарухановым переговоры на эту тему нами велись. И те суммы, что были выплачены работникам завода недавно, были изысканы собственником из других его источников доходов. Здесь, безусловно, сказались и действия прокуратуры, и краевой власти. В итоге собственник прислал письменное заявление, в котором обязался погасить все долги по зарплате работникам "Красноярских волокон". Кроме того, разработаны инвестиционные проекты по развитию нового производства. Мы вместе с городской властью и депутатским корпусом постоянно держали эту ситуацию под контролем. Были подключены служба занятости, Пенсионный фонд, чтобы смягчить её социальные последствия. На мой взгляд, самое тяжёлое здесь - это именно остановка производства без перспективы запуска.

Когда все дома

- После руководящей службы на семью легко переключаетесь? Или дома вы тоже жёсткий?

- Мягче не бывает.

- А домашние могут вас переубедить, если какое-то решение принято неправильно?

- Я считаю себя в общем-то достаточно разумным человеком и если делаю какие-то ошибки, то стараюсь их признать и сделать полшага назад.

- Кстати, кто они, ваши домочадцы?

- Жена постоянно живёт в Красноярске, не жалуется, хоть родом из Москвы. А дети уже взрослые. Старшая дочь, Наталья, уже давно выучилась и работает в столице. Она бакалавр Международного университета и магистр МГИМО. Младшая дочь, Юля, недавно тоже перебралась из Норильска в Москву, учится сейчас на первом курсе финансовой академии.

Заполярный естественный отбор

- А когда вы в молодости из Москвы в Норильск перебирались, в семье проблем не было из-за этого?

- Тогда все, кто об этом узнавал, очень удивлялись. В то время столичная прописка ценилась высоко, а броня на неё для уехавших действовала только в течение 10 лет. И, уезжая в Норильск, мы понимали, что прописку теряем. Многие считали, что я еду ненадолго и, окунувшись в заполярные проблемы и трудности, вскоре вернусь в Москву. Жена, Марина, приехала ко мне в Норильск через год, когда дочь подросла. Первый период жизни в Норильске после Москвы был, безусловно, тяжёлым. Всё-таки очень резкий контраст со столицей. Первые пять лет жена работала на комбинате оператором пульта управления, а позднее - начальником отдела по техническому перевооружению в техническом управлении.

- К рыбалке-охоте на Севере пристрастились?

- Я люблю активный образ жизни и уважаю людей с такими же интересами. При малейшей возможности стараюсь выехать за город, побыть на природе, подышать. А охотой и рыбалкой увлёкся только тогда, когда стал уже большим начальником, потому что до этого времени просто физически не хватало. Дело в том, что, работая в Норильске, ты постоянно связан с центральной диспетчерской, всё время на телефоне. И только в последние годы работы на комбинате я мог себе позволить выезд на охоту или рыбалку. К тому времени у меня были замы, на которых можно было оставить производство.

- Виталий Павлович, норильчане - это действительно особая порода людей? Частенько говорят даже о норильском народе...

- Прежде всего, я всегда ощущал себя земляком красноярцев. И вместе с тем я оцениваю норильчан на самом деле как отдельный сорт людей. И вовсе не потому, что сам прожил там 20 лет. Условия жизни и работы в Норильске накладывают неизгладимый отпечаток на тех, кто остаётся там жить. Это город с очень мощным естественным отбором. В прежние годы, к примеру, в 80-е, в Норильск ежегодно приезжало на работу в среднем 11 тысяч человек. И только одна тысяча из них оставалась в итоге и проходила этот жёсткий жизненный и профессиональный отбор. Самое главное - норильчане всегда и везде помогали и помогают друг другу, и в быту, и в жизни. Никто из жителей города никогда не откажет в помощи. В любое время дня и ночи при необходимости тебя примут как родного. Больше такого нет нигде.

Финансирование по федеральной адресной инвестиционной программе

Объединённый край имеет все шансы стать одним из регионов-локомотивов для национальной экономики. Федерацией перспективы края в этом отношении уже оцениваются высоко. На 2005 год в рамках финансирования края по федеральной адресной инвестиционной программе (ФАИП) предусмотрена беспрецедентно большая сумма - 1975 млн руб. Это почти в 5 раз больше, чем в 2004 году, когда финансирование составило 403 млн.

Среди регионов СФО край в 2005 году занимает первое место по объёму средств, выделенных в рамках ФАИП. В 2005 году предусмотрено финансирование из средств федерального бюджета:

- строительства дороги Канск - Абан - Богучаны - 80 млн руб.;

- строительства обхода г. Красноярска - 470 млн руб., в т. ч. по ФАИП - 300 млн руб.;

- реконструкции взлётно-посадочной полосы аэропорта Красноярск - 148 млн руб.;

- реконструкции взлётно-посадочной полосы аэропорта Хатанга - 10 млн руб.;

- переселения граждан из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей - 224,5 млн руб.

Грядущее объединение регионов отразится на показателях рейтинга инвестиционной привлекательности края. В результате можно прогнозировать изменение инвестиционного рейтинга "умеренный риск - средний потенциал" на позицию "умеренный риск - высокий потенциал". В дальнейшем по мере реализации инвестиционных проектов инфраструктурный потенциал также будет иметь тенденцию к улучшению.

РЕЗЮМЕ

Бобров Виталий Павлович, заместитель губернатора Красноярского края, трудовую деятельность начал на Березниковском титано-магниевом комбинате печевым цеха хлорирования. После окончания Московского института тонкой химической технологии работал инженером-технологом Московского завода электровакуумных приборов.

В 1983 г. пришёл на Норильский горно-металлургический комбинат плавильщиком участка рудно-термических печей электротермического отделения плавильного цеха никелевого завода. За восемь лет прошёл трудовой путь от старшего мастера смены до старшего мастера основного производственного участка.

В 1992-1996 гг. - главный специалист-металлург и заместитель начальника производственного управления комбината.

В 1996- 1998 гг. - начальник производственного управления.

В августе 1998 г. возглавил никелевый завод.

С апреля 2000 г. - директор медного завода.

С февраля 2002 г. - заместитель генерального директора Заполярного филиала ГМК "Норильский никель" по производству.

С июля 2002 г. - директор-председатель правления Заполярного филиала ГМК.

С января 2004 г. назначен заместителем губернатора Красноярского края.

Имеет почетные звания "Кадровый работник комбината", "Ветеран труда РФ", награждён орденом Дружбы и почётными грамотами.

Увлечения: волейбол, рыбалка. Очень любит охоту на снегоходах!

"Перспектива сибирского мидла".

("Красноярский рабочий"-XXI век", 04.04.05, Андрей Волгин)

Мощности металлургических комбинатов нашей территории загружены на сто процентов, заявил на недавней пресс-конференции вице-губернатор Эдхам Акбулатов. Если сопоставить это высказывание со словами его коллеги Александра Новака о переделе межбюджетного законодательства в пользу федерального центра, станет совершенно очевидно никакой финансовой перспективы у существующей экономической модели Красноярского края нет в принципе. Эксперты утверждают: двукратный бюджетный рост в регионе был достигнут только за счёт благоприятной конъюнктуры цен Лондонской биржи на никель, медь и золото. И ещё, как можно судить по резонансу в СМИ, - за счёт "работы администрации края с финансово-промышленными группами", то есть чиновного выколачивания необходимых фискальных платежей.

Если идти таким путём и дальше, года через два на территории объединённого края не останется, пожалуй, ни одной ФПГ, кроме спарки "Норильский никель" - "Полюс". Но и на рынке цветных металлов нет страховки от проблем. Ещё два месяца назад аналитики агентства Bloomberg уверяли деловую общественность, что вскоре цены на золото и никель начнут понемногу падать. В начале февраля опасения подтвердились, отрицательная динамика по золоту составила б процентов, хотя источник в одном из красноярских банков сообщил автору этих строк, что некоторое снижение цены жёлтого металла вызвано сбросом на рынок излишков европейского золотовалютного запаса. И вскоре ситуация вернётся в старое русло. Тем не менее это не должно успокаивать. Казна края зависит от добывающих предприятий на три четверти наполнения - при самом грубом подсчёте, если цены на металлы упадут хотя бы на десять процентов, наша казна потеряет до двух-трёх миллиардов рублей из пятидесяти. В связи с этим можно вспомнить царский подарок генерального директора "Норникеля" Прохорова в конце 2003 года - когда стоимость тонны никеля выросла, он объявил именно о двухмиллиардной налоговой прибавке краевому бюджету.

Становится понятно - колоссальный регион не может жить, опираясь на успех или провал спекулянтов металлургического рынка. Красноярску необходимы собственные, а не экспортные деньги, что, между прочим, относится и ко всей Российской Федерации. Нас несколько лет называют действующей моделью страны (и это подтверждает пробная атака на долю Михаила Ходорковского в Ванкоре два с половиной года назад), следовательно, за новыми тенденциями в экономике и финансовой сфере края внимательно наблюдают аналитики ведущих мировых агентств.

Если опираться на последние публикации о нас в масс-медиа США и Европы, то, кроме интереса к громкому делу Валентина Данилова, удаётся понять вот что. Цивилизованных журналистов беспокоит, какие условия здесь созданы опоре любого развитого общества - среднему классу или, как его ещё называют, мидлу. Практически половина материалов инопрессы посвящена проблемам становления средних и малых фирм, административному и криминальному рэкету. Если же вернуться к упомянутой пресс-конференции Акбулатова, то теме мидла там была отведена, увы, меньшая часть разговора. По словам Эдхама Шукриевича, из сорока пяти миллиардов планируемых инвестиций в край только три миллиарда отведено на государственную поддержку проектов малого и среднего предпринимательства - иными словами, "опорный класс" пока заметен не больше чем на одну пятнадцатую всего финансового вала капитальных вложений.

Тем не менее, обнадёживающие перспективы есть. В рейтинги богатых ОАО, публикуемые ведущими межрегиональными изданиями, всё чаще стали попадать, вместе с металлургами, быстрорастущие аграрные и перерабатывающие предприятия Красноярского края, которые активно осваивают не только производственную часть рынка, но и торговлю, развлекательный сектор, полиграфию. Впрочем, даётся это непросто. Так, на днях один из директоров подобного динамичного холдинга угодил в позорный список "кровососов-эксплуататоров", составленный профсоюзами, и теперь решил подать на них в суд. Судя по всему, финансовый рост невозможен без некоторой экономии фонда заработной платы... Эта же проблема свойственна коллективам недавно образованного промышленного класса "сервисных служб" - ремонтникам, энергетикам, автомеханикам, которые раньше числились в составе крупных заводов, а теперь приказами олигархов выведены за штат, дабы снизить затраты на выплавляемую тонну металла. Таких наёмных работников вне института ФПГ в крае уже десятки тысяч. Весьма вероятно, мы видим скорую общероссийскую тенденцию краха крупных промышленных групп.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
18.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 18 января
NB!
18.01.17
Протесты в Москве: «Диалог — вопрос стабильности самой социальной системы»
NB!
18.01.17
Протестная активность в Москве: «Собянин спасает рейтинг Путина»
NB!
18.01.17
«Без радикальных мер транспортные проблемы Москвы было не решить»
NB!
18.01.17
В Госдуме придумали, как увеличить число мужчин-учителей
NB!
18.01.17
«Нападение на Литву – не теоретическая угроза»
NB!
18.01.17
Россия готова отменить «закон Димы Яковлева» — Матвиенко
NB!
18.01.17
Что московские власти будут делать без рейтинга Путина?
NB!
18.01.17
Коста-Рика: как живут индейцы в самой счастливой стране мира
NB!
18.01.17
65% граждан считают Россию передовой и развитой страной: опрос
NB!
18.01.17
Государственная машина Казахстана по производству смыслов
NB!
18.01.17
В России выплачено 22,9 млрд рублей долгов по зарплате
NB!
18.01.17
Обама выпустил на свободу борца за независимость Пуэрто-Рико
NB!
18.01.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 18 января
NB!
18.01.17
ЕС почему-то ведёт себя «не совсем умно»: обзор «евроинтеграции» Украины
NB!
18.01.17
2017 год. Будет ли положен предел экспансии Турции на Ближнем Востоке?
NB!
18.01.17
Армянский предвыборный пазл
NB!
18.01.17
Сколько раз проходил крещение Господь Христос
NB!
18.01.17
За свадьбы со стрельбой следует конфисковывать автомобиль – Жириновский
NB!
18.01.17
100 лет революции: Не можем вернуть все храмы РПЦ — Жириновский
NB!
18.01.17
Юридический ребус Лаврова для Алиева и Мамедъярова
NB!
18.01.17
«Нефть поддержали»