Дискуссия архангельских журналистов о свободе слова: расшифровка

Архангельск, 29 Марта 2005, 17:05 — REGNUM  В Архангельске прошел круглый стол с участием СМИ на тему "Есть ли свободные СМИ в Архангельской области? Могут ли они быть свободными по определению?" Организатором круглого стола выступил городской политический клуб "Гражданин".

ИА REGNUM публикует расшифровку дискуссии. Участниками ее были: депутат областного собрания от ЛДПР, главный редактор газеты "Правда Северо-Запада" Илья Азовский, обозреватель газеты "Архангельск" Анатолий Беднов, обозреватель газеты "Правда Севера" Григорий Дитятев, главный редактор областного еженедельника "Поморье" Владимир Поплавский, выпускающий редактор "МК в Архангельске", корреспондент журнала "Эксперт Северо-Запад" Татьяна Ткаченко и собственный корреспондент газеты "Известия", редактор газеты "Ведомости Поморья" Виктор Филиппов. Ведущий - Дмитрий Зиновьев, член политического клуба "Гражданин".

Поплавский: Что имеется в виду под словом свобода?

Зиновьев: Вы можете интерпретировать это понятие. Оно, конечно, очень общее.

Поплавский: Полной свободы конечно не бывает. В данном случае, как я понимаю, имеется в виду какая то независимость. По-моему, в Архангельских таких независимых СМИ практически нет. Объясню: газета - это бизнес, в Архангельске газеты - это способ зарабатывания денег. Это две большие разницы. Бизнес предполагает стройную прозрачную структуру, предполагает бюджет, доходы, расходы. Доходы превышают расходы, и на эту разницу можно жить. Если мы возьмем любое СМИ в Архангельске и посчитаем, а то видно, что нет СМИ в городе, которые в эти деньги укладывались бы. Вопрос: за счет чего они существуют? За счет привлеченных средств, финансирования, бюджетного - городского, областного, за счет частных, корпоративных средств, ответственно выражая интересы этих групп. Об объективности говорить не приходиться.

Зиновьев: Эта ситуация обречена?

Поплавский: В данной ситуации - обречена. Может быть, будут новые СМИ, коммерческие, не связанные с конкретными источниками.

Зиновьев: Хотел бы задать вопрос Вам и всем остальным участникам. В рамках прошедших предвыборных кампаний было много взаимного негатива. Насколько его количество зависело и зависит от личности главного редактора?

Поплавский: Абсолютно не зависит. Главный редактор выполняет тот заказ, который ему спускается сверху, который проплачен. Для примера ткну пальцем в себя. Хотя у нас в учредителях АГТРК "Поморье" (оно является государственной структурой), но бюджетных денег мы не получаем ни копейки. Мы работаем на деньгах привлеченных, которые мы зарабатываем. Есть тираж, подписка, есть реклама. Под рекламой подразумеваю любые публикации на платной основе. Подчеркиваю - любые. Политические, экономические - все это реклама. Вот три источника. Когда я пришел на должность редактора "Поморье" - поставил одно условие. Негативную информацию газета будет публиковать только по заданию главного редактора. То есть проплаченной негативной информации в газете не будет.

Зиновьев: То есть личность, стоящая в главе курирует степень негативности подачи?

Поплавский: Да. Если есть негативный факт, мы его раскопали, как журналисты, мы его освещаем. Но он не проплачен. А платные публикации - это материалы о своих достижениях, успехах, программах. В первую мною здесь пережитую предвыборную кампанию одна партия принесла мне материал против другой, о том, какие они плохие. Я отказался его печатать. Я им сказал: "Давайте материал о вас". Они дали материал о себе, мы его напечатали.

Филиппов: Мы позиционируем себя, как информационно-развлекательная газета. Первая - деловая, политическая составляющая. Вторая - высококачественная развлекательная информация, направленная на голову человека, а не на то, что ниже пояса. Она обязательно должна содержать новую информацию. Мы немного отошли от стандарта желтой прессы. Я тоже думаю, что независимых СМИ нет и быть не может. Это миф, которые придумали журналисты сами для себя, чтобы чувствовать себя немножко комфортнее в этом мире. Журналистика - профессия, скажу грубо, паскудная. В обществе журналистов, как правило, не любят. Никакое государство журналистов законами от нападок защитить не в состоянии. У нас есть закон "О СМИ" с многочисленными правами, однако каждый желающий, вплоть до сопливого милиционера на улице, может журналиста ткнуть, ударить и ничего.

Зиновьев: То есть закон не работает?

Поплавский: Абсолютно. И работать не будет. До тех пор, пока в обществе не будет развито правосознание, и у государства не появиться интерес защищать тех, кто переносит информацию. А государство не хочет, что бы ее переносили вне его контроля. Можно говорить лишь о степени свободы газеты. Наибольшая степень свободы будет достигнута в том случае, когда она как товар будет востребована и будет покупательная способность. В Архангельске, где даже по официальной статистике 20% людей - нищие, очень трудно делать экономически независимую газету. Ни одна газета не в состоянии выжить за счет розничной продажи и подписки. Абсолютное большинство газет должны вести совместный бизнес с какими либо структурами, либо с предпринимателями, либо с муниципалами. У нас, в частности, есть договор с мэрией. Четверть нашего бюджета за оказываемые информационные услуги она оплачивает. Есть и другие. Наша газета выживает за счет того, что она является частью информационного холдинга, в котором есть прибыльные проекты, а есть, как у нас, убыточный. Таким образом, корпоративная структура дает возможность быть достаточно свободными с другими партнерами, с которыми газета не имеет общий бизнес. Наиболее важное сейчас для России и, в том числе, для Архангельска - разговор о том, какие моральные, культурные, этические признаки насаждают СМИ в обществе. Это важнее разговора о свободных СМИ. Мы - часть государства, быть вне него мы не можем, мы выполняем определенную функцию. И функция эта, частично, военная. Государство использует СМИ для отстаивания своих интересов, в том числе суверенитета, в настоящее время.

Зиновьев: Газета - это винтовка?

Филиппов: Приходится быть таковой. Очень много винтовок сейчас стреляют по нам. Каждый день мониторю уйму сайтов - конечно ужас, что о нас пишут. Для России хороших слов - нет. Редко-редко какой-нибудь аналитик скажет. А в основном аккредитованные в России или вне ее СМИ - откровенная мерзость. Поэтому говорить о свободе печати на Западе - затруднительно. А мы частенько подпеваем этому хору. Чтобы правильно понимать, что делает наша власть, нужно много думать и знать. Легко написать, что Путин - это новый Муссолини. Трудно доказать.

Зиновьев: А вам не кажется, что ситуация обречена? В рамках прозападного, псевдо либерального проекта, который строиться сейчас в России, СМИ все равно будет обслуживать деньги, и людей, ими обладающими? Вы предлагаете заведомо не коммерческую парадигму.

Филиппов: Мы обречены обслуживать интересы наших бизнес партнеров. Мы откажемся, - и у нас не будет денег. Хорошо, когда это люди приличные или представители власти, которых достаточно легко контролировать, которые не занимаются откровенным криминалом.

Зиновьев: А если нет?

Филиппов: А если нет, то газета становиться соучастником историй с криминальным душком. Мне много раз предлагали печатать различные материалы, когда я работал в вологодских "Известиях". Приносят добротно написанный компромат, я отказываюсь. Он появляется в "Новой газете". Звоню туда приятелям, они хохочут. Выживать, говорят, надо. Это массовое явление. Очень важно, чтобы редактор был человеком влиятельным и независимым. Чтобы если пинком под зад, не пошел сразу нищенствовать. Чтобы он был профессионалом, с которым считаются все, включая бизнес партнеров на уровне личного уважения. Если редактор человек не такой, если позволяет собой помыкать, то газета умирает, умирает редакция. Как правило, в редакциях работают молодые люди. В какой обстановке они формируются - такую жизнь проживают.

Зиновьев: Это их развращает?

Филиппов: Как правило, так и случается. Главный редактор должен быть человеком мудрым.

Григорий Дитятев: Хотел бы, кончено, сначала услышать, что скажет Илья Викторович (Азовский). К нему, безусловно, имеется особый интерес.

Зиновьев: Он, безусловно, выступит позже.

Дитятев: Хочу попытаться пополемизировать с Виктором Антоновичем. Что значит, нет независимых СМИ? Если газета существует, принадлежит редакции, она существует за счет договоров, за счет рекламы и достаточно не зависит от органов власти. Это независимое СМИ? Это достаточно большая степень свободы. Есть, конечно, идеальная схема - башня из слоновой кости. Но так не может быть в принципе. Понятно, что какие-то отношения ты должен выстраивать. Если ты сам миллионер и издаешь газету - тогда ты независим и пишешь, что хочешь.

Зиновьев: Независимые миллионеры, у нас, как мы видим, тоже не выживают.

Дитятев: Да, но полная независимость и не нужна. Мы живем в обществе. Газета - часть живой системы. И сейчас, основная проблема, которая мешает формироваться свободе слова в нашем регионе и в России в целом, это сосуществование корпоративных и государственных СМИ.

Зиновьев: Корпоративные - это вроде холдинга Попаренко?

Дитятев: Холдинг Попаренко? Я не знаю всю ситуацию с АТК, но, на мой взгляд, АТК слишком приблизилась к власти, что не очень хорошо влияет на степень свободы выражения. Лучше ориентироваться не на муниципальную, региональную, федеральную власть, а на крупные бизнес структуры. Это наиболее логичный путь к независимости.

Зиновьев: То есть из присутствующих самые независимые - это "Правда Севера-Запада"?

Дитятев: Если серьезно, то за ней стоит известная компания "Базовый элемент" и на ее деньги выходит эта газета. Это образец корпоративных СМИ. Также существует и "Независимый взгляд". Я не хочу сказать, что это заведомый тупик. Наверное, где-то это нормальное состояние. Но проблема корпоративных СМИ в том, что и "Независимая газета" и "Правда Севера-Запада" - это боевые листки. Направленные на решения каких-то конечных задач. Это не медиа-бизнес. У холдинга АТК - другие немного проблемы. Приближенность к власти и т.д. А вот корпоративные СМИ - это проблема и федеральная. Что сейчас происходит с "Московскими новостями"? Киселев делает газету, ориентированную на фирму "ЮКОС", с четкими задачами. Помирить "Юкос" с Путиным, с властью. То же самое и "Известия", их выкупил "Лукойл", а обеспечить нормальные условия работы коллективу не может. И ставит задачи журналистам, не совместимые с канонами журналистики. В этом основная проблема на сегодня.

Государственные СМИ - это противоречие по определению. Для ТВ - да, а в печатных СМИ все решает редколлегия, они собственники СМИ. Власть может заключать какой-то договор, проговаривать, но не более того. А в принципе СМИ - точка зрения какой-то части общества. Во всем мире СМИ критичны, в том числе и к политике государства. Это нормально. Главное - мы должны четко развести СМИ от власти и бизнеса.

Анатолий Беднов. Обозреватель газеты "Архангельск": Хочу подискутировать с предыдущим оратором. Государство должно иметь свои рупоры, государство - неотъемлемая часть общества и вправе иметь свою трибуну, свои рычаги влияния на общественное мнение, так же как и крупные корпорации и другие элементы общества. Независимость - понятие это абстрактное и туманное, как линия горизонта. А про нашу область - в нищем и колониальном регионе независимых СМИ не может быть по определению. В более богатых Екатеринбурге, Нижнем Новгороде - СМИ могут позволить себе роскошь быть относительно независимыми. А мы - сырьевая колония центра, это видно и по количеству подписчиков.

Зиновьев: А цель государственных СМИ - это контролировать, формировать или воспитывать?

Беднов: Формировать. Контролировать - это из области надзора.

Зиновьев: Имеется в виду контроль сознания. Во время войны агитпроп давал приказы - все на фронт. Альтернатива не интересовала. А сейчас войны нет - мы можем порассуждать.

Илья Азовский: Что такое свобода? В Питере мой преподаватель по философии профессор Ким рисовал круг. Представьте, в пределах этого круга бегающего человечка. У одного круг с маленьким диаметром, у другого - с большим, у третьего - с огромным. В этом вся свобода. Ограниченная кругом восприятия. В нашей прессе свобода ограничена учредителями, хозяином. Давайте говорить честно, журналист, как собака, должен быть предан хозяину. Если не предан - что делает хозяин с собакой, которая его кусает. В лучшем случае сдаст ветеринару. Это если честно смотреть на вещи. Вопрос в том, какие учредители и как они понимают свободу. Буду говорить прямо и с названиями. Есть газета "Независимый взгляд", у которой хозяин - человек недалекий, боящийся всего и вся. Он свою собаку держит на очень коротком поводке. Мои учредители - круг очертили очень большой. Пока что до его границ я не доходил. Как только я коснусь границы, а мне не дадут - распрощаюсь с газетой, как в свое время распрощался с АГТРК "Поморье". Каков учредитель - такая газета, пример - "Илим палп". Видимо питерская интеллигентность сказывается. Их СМИ достаточно свободны. Рейтинг открытости крупной корпорации, как правило, совпадает с рейтингом открытости их СМИ.

Государственное СМИ - отдельная история. По идее, государственное СМИ должно быть более свободно. Так как обеспечивать свободу СМИ - одна из его обязанностей. По крайней мере, по закону. Но государство - это люди со своими личными интересами. Поэтому в государственных СМИ воруют катастрофически много. Там нет контроля. Хороший государственный менеджер - это хороший берущий менеджер. Что касается трудового коллектива, например в газете "Правда Севера", о какой свободе речь? В данный момент газета, где учредитель ред.коллегия (все знают, кто в этой ред. колегии) ведет одно направление. Через три месяца другое. Коммерческая дирекция наживается, журналистики бегают. Заказчик меняется, направление меняется. В этой связи холдинг АТК вызывает только уважение. Все предельно понятно и цинично, никто не выпендривается, никто не претендует на понятие свободы слова, мысли. Вот газета "Ведомости Поморья" наполовину заполнена рекламными материалами мэрии. Все цинично и понятно.

Филиппов: Три полосы в каждом номере. Из двенадцати.

Азовский: Это мое мнение. А остальные материалы вполне подходят под джинсу и без пафоса, уважаю. Может ли быть в Архангельской банановой республике быть независимое СМИ? Я осознаю, что финансовые вливания моей газеты рано или поздно иссякнут. И может быть я не прав, может, мыслю, как мальчик, но думаю, что можно создать газету, которая может жить за счет подписки и рекламы. Нужно просто правильно угадать вектор движения. Просто сейчас рекламный рынок и отношения "распространитель-газета" - чудовищно монополизированы. Рекламные компании идут либо через холдинг АТК и их структуру "Видео-интернейшенал" и через крупчаковские структуры. С момента моего прихода у моей газеты вырос тираж пяти тысяч до девяти, будет и десять. По идее должно равномерно увеличиваться количество рекламы, но мы видим ее упадок. Обращаюсь к рекламодателям., а мне говорят: "Извини, братан. Крупчака перестанешь трогать и все будет хорошо. Титан - у нас главный клиент". Также и "Видео интернейшенел" - подмяло под себя все рекламные бюджеты, обладая монополией на СМИ. И не втиснешься, даже если предлагаешь качественнее и дешевле. Мы эту ситуацию ломаем и сломаем. И хорошо, что пока у меня есть корпоративное финансирование, временной зазор. Мы сломали рынок подписки, мы сломали список запрещенных тем, когда нельзя было трогать тех или иных. Боже мой, Трубин устроил выставку - все аплодируют. А мы говорим, что думаем. И взломаем рекламный рынок. Мы пробьем плотину, и после нас пойдут остальные.

Зиновьев: Какова роль редактора? У Азовского есть достаточно большое поле для высказывания. Есть список табуированных тем: например, президент. Есть основной заказ, который он обслуживает, дальше он свободен. Здесь от личности главреда зависит степень деструктивности и позитивности газеты?

Азовский: Конечно, зависит, но не только от личности. За последние годы в Архангельске уничтожена журналистика, как таковая. За столом здесь сидят ошметки журналистского сообщества. В Архангельске была прекрасная школа журналистики. За годы существования преданных монопольных холдингов, заискивающих СМИ она убита. Большинство сюжетов на ТВ и в СМИ - переписанные пресс-релизы. Вот газета "Правда Севера" дает рубрику "проблема", а в ней пресс-релиз АЦБК.

Дитятев: А вы то даже рубрик не ставите!

Азовский: Мы то хоть пытаемся его осмыслить. Пропускаем через себя. Не обижайтесь, но журналисты остались только в "Правде Севера-Запада" и "МК". А в других - перепечатыватели пресс-релизов. Это плохо! От личности глав.реда зависит качество газеты. Качество наших областных и городских радио, ТВ и газеты - бездарность. На факультете журналистики - твориться преступление. Они приходят со знаком доллара в глазах - и все.

Дитятев: Ичеткин-то ведь тоже оттуда!

Татьяна Ткаченко: Я представляю интересы так называемой партийной прессы. Все знают, что после отказа АТК от МК, ее перекупили ЛДПРовцы. И стали думать, что я буду делать в этой газете со своим, так сказать, оригинальным взглядом на эту партию. Договорились делать скандинавский вариант. Есть партийная линия и творческое наполнение. Это независимые процессы. С учетом того, что у нас четыре полосы - так не выходит, но мы стараемся. Поэтому я не согласна с Ильей Викторовичем, что, мол, хозяин прогонит. Не хочу - и не буду. И никто меня не выпнет.

Зиновьев: Может быть это исключение?

Азовский: Поводок просто длинный.

Ткаченко: Я думаю, что это все-таки исключение. У меня большой опыт по уходу из разных газет - с деньгами и без. Надо кому-то первопроходцами быть. Чем закончиться, не знаю. Независимой СМИ - нет. Действительно, дотационный регион, хотя и богатый от этого не застрахован. Самые независимые газеты в Архангельске - "Дачная" и "Айболит", потому что читатель напрямую оплачивает потребность. Григорий тут сказал, что газеты существуют для решения некоторых проблем, но вообще то газеты - для того чтобы информировать. Что касается рекламы - согласна, что есть монополизация рынка, но есть и такая версия. Что рекламу не хотят давать в такую газету, как "Правда Северо-Запад" и "МК в Архангельске", потому что не нравиться, что на страницах ПСЗ очень часто употребляется слово "кал". В "МК" могут замочить лексикой, а тираж растет. Людям интересно читать про фекалии, а рекламодатель - не готов, получается разрыв. Насчет личности редактора: главное в газете - это учредитель, редактор - это проводник, посредник, фильтр. Если фильтр качественный - вода чище. Нет проблемы с пресс-релизами. Это нормально. Платят деньги газете за место. Это начиналось в 1997 г. "Правда Севера" подписала договор обладминистрацией об информационном обслуживании. Мы вообще не берем пресс-релизов, источников информации хватает. А дальше зависит от журналиста. Есть другая проблема, когда один сюжет появляется во всех газетах.

Азовский: Дополненю по рекламному рынку, для меня это было ново после телевидения. Человек покупает рекламный модуль, и думает, что это гарантия, что он заплатил триста рублей и теперь про него будет только позитив. Но он не купил газету. И мы все равно пишем, что думаем. Но эту стену мы тоже пробьем.

Филиппов: Хочу попросить, сказать, потребовать и донести до всех коллег. Давай прекратим собачиться за пределами журналистского сообщества. Мы все зарабатываем на хлеб, кто как может. Мне не кажется драматической ситуация со свободой слова в Архангельской области. Если это политический проект - здесь есть вопросы. Если это бизнес для зарабатывания денег, вопросов нет. Наша задача в "Ведомостях Поморья" - сделать газету прибыльной, и все. За год тираж газеты поднялся от полутора тысяч экземпляров до шести тысяч, с апреля будет семь пятьсот. Это реальный тираж. Потому что мы никому ничего даром не отдаем. У нас в области есть газеты на все вкусы. У каждого СМИ есть свои читатели. Я в СМИ с 1966 года. За жизнь насмотрелся. И персонально мое дружеское замечание Илье. То, что вы говорили про круг - это одна из априори Зенона.

Азовский: Что?

Филиппов: Есть тринадцать априори Зенона. Человек в круге - это точка. Чем он меньше - тем меньше объем информации, с которым он соприкасается. Ему кажется, что он знает - все. А если он знает много, он знает, что он ничего не знает. Мир информационный - велик. Что касается нелюбви к государственным СМИ. Вот оранжевая революция на Украине. Власть прекратила все финансирование государственных СМИ. Там страшная ситуация с журналистами - все СМИ кинулись искать себе хозяев. Что там будет с читателями на выборах 2008 г.? Наши мэрские выборы - детский утренник по сравнению с этим. Нельзя рубить сплеча. Прекратить финансирование районок? Нельзя. У нас нет гражданского общества, которое само генерировало бы СМИ. Я, конечно, сторонник прямых выборов, но твердо убежден, что лет на пять в России любые выборы нужно заморозить, кроме президентских. Есть такой тезис - хочешь убить демократию, отдай ее народу.

Азовский: А зачем президента тогда выбирать?

Филиппов: Это другое дело. До тех пор, пока не будут созданы нормальные политические партии, не будет структурировано гражданское общество - не будем выбирать нормальных руководителей. Вы не можете сказать, что у нас прошли нормальные руководители в губернаторы и мэры. Это хорошие, может быть, люди. Донской - очень обаятельный человек, и интересующийся, и учащийся, но у него нет команды, за ним нет структуры, готовой выполнить все его обещания. То же было и с Киселевым. Пришел, а работать-то надо! И он начинает набирать старую гвардию. То же будет наверняка и с новым мэром. Главный редактор - это человек на страже. Смотрящий, что бы критиковали функцию, а не личность.

Зиновьев: Грех, а не человека.

Филиппов: Да. В свое время я отказался брать материал про сына губернатора Вологодской области. Он кого-то ограбил, изнасиловал, а губернатор не стал его преследовать. Не может человек идти против родной крови. Есть границы, которые переходить, в том числе и журналисту - нельзя. Я не написал об этом. Конечно, мы связаны, у нас в соучредителях - мэрия. Но в последней компании мы участвовали очень пассивно. Не орали ни за одного, ни за другого. Это позиция холдинга. Но то, что есть разные издания - благо. Или об этом будем говорить мы или другие.

Зиновьев: Но хорошо, что есть эта скандальная желтая газета, которая все-таки дает высказываться. А наша родная, теплая, городская, лежащая под правящей группировкой - не дает.

Дитятев: Хочу возразить, может быть персональное неприятие. Есть господин Тутов - прославившейся тем, что распространял непристойные листовки. Он всегда готов давать пространное интервью. Но брать его у меня желания нет. Но это не значит, что если человек нормальный, и точку зрения высказывает вразрез с областной администрацией, что мы ее не будем ставить. Проблемы такой нет, но есть опасения, что проблема есть. Часто приносимые материалы приходиться сокращать. Есть трепетное отношение к тексту. Не все на это идут. Видят политику, там, где ее нет.

Зиновьев: Как вы считаете, если редактор городской муниципальной газеты - член городского политсовета партии "Единая Россия", он будет скован партийной дисциплиной? Или это нормально? Будет он писать про эту партию хорошо, в рамках партийной дисциплины?

Дитятев: Это более чем естественно.

Азовский: Это совершенно не естественно!

Зиновьев: А газета ведь живет на деньги городских налогоплательщиков, большая часть которых может не симпатизировать этой партии!

Азовский: Живой пример. Я член партии ЛДПР и редактор газеты. А про партию не пишу. Но ни один член партии ЛДПР в газете не хвалил.

Дитятев: Это не совсем так. Кочанов, например, интервью давал!?

Азовский: Он не член ЛДПР. Единственный повод - снятие кандидатуры.

Дитятев: Ой, не надо. Он в списках стоял.

Азовский: Прошло две сессии облсобрания - ни один член ЛДПР интервью не давал. Понятно, если Харин отдаст все свое имущество детскому дому - я про это напишу. Но палку прошу не перегибать. Ни одного лишнего слова про ЛДПР.

Зиновьев: Пример-то мой был понятен. Я говорил про газету Архангельск. Без обид, но это правда?

Беднов: Да нет, ничего, все нормально.

Дитятев: Мы коснулись немного другой темы. Вовлеченность журналистов в политику. Вот Илья Викторович (Азовский) - депутат областного собрания. Это начинает сказываться, тональность меняется. К губернатору хочется прильнуть.

Азовский: А иногда и пнуть.

Дитятев: Ну как пнуть? Где же пнуть? Эксклюзивы идут, годовщинка подоспела. Это уже есть.

Азовский: Все просто. В свое время я советовался с Тунгусовым, как со старым политическим волком - идти в депутаты или нет. Он говорит - это будет твой конец, как журналиста.

Дитятев: Правильно!

Азовский: Наоборот. Прихожу в кабинет в мэрию...

Дитятев: Все рады, все рады.

Азовский: Как журналист. Если со мной не говорят, как с журналистом, я прихожу, как депутат. Извольте ответить.

Дитятев: Я говорю про тональность газеты. Про материалы с сессии. Одно дело сидеть на галерке и смотреть на зоопарк внизу со стороны, другое - быть внутри. Илья сидит внутри. Решаются вопросики, заносятся дензнаки.

Азовский: Именно поэтому я даю поручение писать о сессии Ичеткину.

Дитятев: Ичеткин - подчиненный.

Зиновьев: Газета Архангельск хочет высказаться?

Беднов: Я в свое время тоже был депутатом горсовета. Конечно, писать со стороны - одно, изнутри - другое. Во втором случае и слева и справа сидят коллеги, и обижать уже не хочется.

Зиновьев: Коньяки уже выпиты?

Беднов: Сплошной психологический дискомфорт. Помню и Балакшин собирал депутатов и говорил, вот Беднов - наш человек, а пишет плохо, клюет.

Зиновьев: Должны быть такие СМИ, как Ведомости Поморья - наблюдатели. Спектр велик, вот "Правду Северо-запада" чиновники гуртом и взахлеб читают. Предлагаю все перейти к итоговому высказыванию.

Филиппов: Пусть газет будет больше и разных. Появился "Беломорский курьер", и слава Богу. Пусть каждый найдет для себя трибуну. И лучше не писать гадости публично про коллег журналистов.

Дитятев: Хочу присоединиться. Медиа-рынок слабенький - грызть друг друга ни в чьих интересах. Трудности объективны, мы приходим к новым стандартам работы в условиях рынка. Газетный рынок на стадии формирования, впереди долгая кропотливая работа, борьба за читателя.

Беднов: Ситуацию в нашей прессе можно свести к пословице - на безрыбье и рак рыба. Вкусной, крупной, аппетитной рыбы пока еще нет. Через несколько лет будет понятно, кто определяет, кто ведет, кто выигрывает. Рынок в стадии активного формирования.

Зиновьев: Тем более монолит немножко разрушен, начинают играть роль талантливость и интересность, честность и качество подачи информации.

Азовский: Можно ли наезжать на коллег по цеху? Я всегда говорил: новости - это шоу. Общественно-политическая жизнь - тоже шоу. Читатель покупает яркую, интересную вещь. Газета - шоу. И в этой связи, Григорий Дидятев - такое же явление политической жизни, как губернатор Киселев или Филипп Киркоров, как мэр Нилов и Илья Азовский. Поэтому делать исключение и не писать о Григории - нельзя. Пишите про меня, я только скажу спасибо. Это мой пиар. Отдельное спасибо газете "Секта". Теперь меня знают все. И главное, сначала исключаем из обсуждения один сегмент. Потом второй. А кто будет следующий? Губернатор Киселев? Ермаков? Кто следующий? Нет явлений, о которых мы не должны писать.

Дитятев: Что значит писать? Что значить шоу? Что значит что угодно? Это газета! Это средство массовой информации!

Азовский: Вот и информируем.

Дитятев: Информируем или дезинформируем? Ты в данном случае становишься газетой "Секта".

Ткаченко: Только зарегистрированной.

Азовский: Если идет ложь, то есть суд. Наврал - в суд.

Дитятев: Так что, я должен в суд подавать? Это нормально? Журналист судится с другой газетой.

Азовский: Почему нет. Если тебя оскорбили. С домоуправлением можно. А с газетой нельзя?

Дитятев: Теоретически возможно. Но практически мы работаем на разрушение.

Филиппов: Говорим о разных вещах. Если журналист Петров пишет, что другой журналист Иванов укусил собаку, тогда пишите сколько угодно. Я имел в виду отношения внутри цеха журналистов. Один журналист с НТВ сказал - не хрен жить кишками наружу. Когда Ваню Бенца заехали прутом по башке, мы все об этом написали. Азовский: А с другой стороны, Чуркин написал, что у меня вырос огромный живот. Я тут же объяснил читателям, почему Чуркин интересуется моим животом.

Филиппов: Но вы объяснили читателям своей газеты, а он в своей написал.

Азовский: Ну у нас примерно один контингент.

Ткаченко: Все хорошо, но почему-то на Беднова, который не пишет про АЦБК и компанию "Титан" - "Правда Севера-Запада" не наезжает. И на Синюкову не наезжает. И все было бы хорошо, Илья, и можно было бы сидеть тебе и верить, но ощущение лапши, ведущего шоумена Азовского, не коллеги, а игривого ведущего - не проходит. Жаль, камеры нет. И Малышевой досталось точно также. Только за то, что она работают в Илим Палпе, и Лойченко. Один Непогодьев случайно попал.

Азовский: Нет. Не случайно.

Ткаченко: А читателю это не интересно.

Азовский: Разборки - это всегда интересно.

Ткаченко: А ты с горящими глазами все вскрываешь, вскрываешь. Но когда читаешь абсолютно грустное интервью с губернатором, понимаешь, что Азовский лукавит. Такой выпуклый образ Дитятева, и такие скучные вопросы губернатору.

Азовский: Такой человек - губернатор. Дитятев весь такой выпуклый. А губернатор - весь такой вялый. Таковы реалии.

Зиновьев: Илья, фиксирую попытку корпоративного взыскания.

Ткаченко: И все-таки. Учитывая, что корпоративная этика не сформулирована и не принята, все-таки нужно держаться неких правил.

Зиновьев: Напоминает мне все это выборы. Когда партии и кандидаты договариваются, что чернухи не будет. А выборы начинаются, и понеслась. Где проходит линия между свободой и рабством? Газета - воспитывает или информирует? Цензура - это совесть или общество? Что ты думаешь, гражданин?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
21.01.17
Independent: «ЕС должен сотрудничать с Россией, как с Британией»
NB!
21.01.17
В Мексике больных раком детей «лечили» дистиллированной водой
NB!
21.01.17
Лоха приветствует эквадорского Ленина
NB!
21.01.17
Президент Венесуэлы послал Владимиру Путину отравленный поцелуй
NB!
21.01.17
«МЮ» вырвал ничью у «Сток Сити» на последней секунде матча
NB!
21.01.17
Эрдоган: Турция не преклонит колени перед врагами
NB!
21.01.17
Глава Минтруда: Реальный размер пенсий в России будет снижаться
NB!
21.01.17
Бомбардировщики Ту-22м3 атаковали объекты ИГ в Сирии
NB!
21.01.17
Кремль: симметричного ядерного разоружения с США не будет
NB!
21.01.17
Злость Варшавы: Еврокомиссия встала на сторону «Газпрома»!
NB!
21.01.17
Туристический автобус сгорел в Италии: погибли 16 человек
NB!
21.01.17
«Распутинщина» — смертельный удар по престижу царской России
NB!
21.01.17
Трамп наносит первый удар по Ирану
NB!
21.01.17
Порты: Польша встала поперёк Шелкового пути
NB!
21.01.17
Дышите, не дышите...
NB!
21.01.17
Подземный дворец коммунизма: погружение №1
NB!
21.01.17
Система управления погодой должна быть международной
NB!
21.01.17
Новый глава Пентагона скептически отозвался о налаживании отношений с РФ
NB!
21.01.17
С сайта Белого дома удален раздел об изменении климата
NB!
21.01.17
«Ничто не вечно» — президент Гамбии согласился уйти
NB!
21.01.17
Дубль Левандовски принес «Баварии» трудовую победу над «Фрайбургом»
NB!
21.01.17
Всё решат без нас: чего боятся украинские политики