Украина - не Киргизия и Киргизия - не Украина...: Украина за неделю (часть 1)

Киев, 29 марта 2005, 15:18 — REGNUM  

В освещении последних событий в Киргизии украинские СМИ, прежде всего, задавались вопросом: чем "тюльпановая революция" похожа на "апельсиновую", похожа ли в принципе, и соответственно, как распределились в Бишкеке роли главных внешнеполитических игроков на постсоветском пространстве - России, США и Евросоюза.

Киевские политологи на "Форуме" были единодушны в том смысле, что Украина - не Киргизия и Киргизия - не Украина..., Украина, мол, страна европейская, а в Киргизии живут азиаты, на Украине есть демократия, а в Киргизии - кланы, и потому в Бишкеке пролилась кровь, а в Киеве пели песни. "Вот почему в Киргизии было кровопролитие, а у нас - нет", - заявил Виктор Небоженко, попутно сообщив, что роль России в событиях была "довольно пассивна", "она как всегда проиграла и смотрит безучастно на то, как сужается территория ее влияния". Приблизительно также оценивал ситуацию Дмитрий Выдрин, с той лишь разницей, что по его версии киргизам не хватало "мобильных телефонов" (т.е. "новых технологий"), и потому в руках у них оказались палки, что же до России, то "наученная горьким опытом", она "дистанцировалась", однако не удержалась от "информационного вмешательства": "Я понял, что революция в Киргизии победит тогда, когда Министр обороны России Иванов сказал: "так называемая оппозиция". Стоит только кому-то из кремлевских лидеров произнести эти слова, как тут же эта "так называемая оппозиция" превращается во власть".

Автор "Олигарха" обвиняет прочих украинских журналистов в "стереотипности мышления": самая диспозиция - российский МИД против Госдепа - будто бы заимствована киевскими журналистами у московских коллег, между тем настоящая расстановка сил в Киргизии иная: основной "политический партнер и экономический локомотив" здесь - Казахстан: "В акаевской схеме, Россия и США уравновешивали друг друга. Ради этого семьи первых лиц Киргизии и Казахстана даже породнились. Данный тандем для Азии был даже более эффективным, чем украинско-российская связка для Европы. Киргизы не были обижены на казахов "за вековое угнетение", как галицийцы на сибиряков. Территории двух стран позволяли практически полностью контролировать транзитные пути в Китай и Индию, куда планировалось поставлять казахские и туркменские (если будет на то воля Туркменбаши) энергоносители. Потенциально Казахстан, при помощи Киргизии, мог составить эффективную конкуренцию российским планам захвата дальневосточного (главное - китайского) рынка энергоносителей и, со временем, стать серьёзным политическим конкурентом Москвы в Центральной Азии (Назарбаев никогда не скрывал своих амбиций, считая, что Россия должна сосредоточиться на Европе, оставив Азию своему казахскому союзнику)".

Тот же "Олигарх" обратил внимание на странный ход и внезапные перемены в развитии событий в Бишкеке и соответственно изменения тона в их освещении "проевропейски настроенными" украинскими СМИ: "накануне падения Акаева его вдруг поддержал главный "революционер" СНГ - Михо Саакашвили, который без разрешения Госдепа боится даже позавтракать. Одновременно, украинские СМИ, приветствовавшие "тюльпановую революцию" начали давать объективные репортажи, оставив от своей поддержки революции только термин. В последние часы перед падением режима Акаева к переговорам с оппозицией (именно оппозиция от них и отказывалась) начали призывать МИД Украины и представители ОБСЕ".

Общий вывод прямо противоположен тому, что мы читали на "Форуме": киргизскими "революционерами", полагает автор "Олигарха", дирижировали из Москвы, и выигрыш Москвы очевиден: "Главное, что получает Россия - это проблематичность сохранения в Киргизии американской военной базы (Пентагон не любит, когда безопасность его служащих не обеспечена). Наступает конец казахстанским планам самостоятельного выхода на всеазиатскую арену и создания конкуренции российским энергоносителям на рынках стран АТР (будет ли в Киргизии гражданская война, обычная нестабильность или твёрдый новый режим, Астана на ближайшие пять-десять лет целиком и полностью зависит от ориентированных на Европу российских труб). Кстати российские союзники из числа старых членов ЕС будут только довольны гарантированными объёмами поставок. Усиливается нестабильность на границах Туркменистана и Узбекистана, проявляющих иногда излишнюю самостоятельность. Если надо, Москва будет смотреть сквозь пальцы на режущих друг друга киргизов и три, и пять лет, как смотрела когда-то на таджиков. В случае чего, как показал опыт того же Таджикистана, одна российская дивизия наведёт порядок за неделю. Заодно и другим ретивым революционерам, хоть в Киеве, хоть в Тбилиси наука - если "старший брат" серьёзно возьмётся за дело, то никакой "цивилизованный мир" не поможет, и без крови может не обойтись. Делать революцию - так уж делать".

Пустившееся в пространный "кланово-исторический" анализ "Зеркало недели" тоже под конец не исключает возможности, что смена Акаева на Кулова более всего отвечает "интересам Москвы": "Кулов оказался в заключении практически одновременно с появлением в Кремле Владимира Путина, и многим в Бишкеке казалось, что это не случайное совпадение: выпускник Высшей школы милиции МВД СССР мог больше понравиться президенту-разведчику, чем президент-академик".

Однако автор "Зеркала" (Виталий Портников) напоминает о двух других игроках на "центральноазиатском поле" - Каримове и Рахмонове. Соседям вряд ли нужна стабильная Киргизия, полагает он: "им как раз может быть интересна слабая Киргизия. И как проходной двор, в который можно будет, в случае чего, вводить войска для защиты собственной территории (опять-таки, стоит взглянуть на карту, чтобы понять, как это легко). И как предостережение против расшатывания других центральноазиатских режимов - и собственному населению, и внешним силам".

Аналитики на "ProUa" называют иных заказчиков анархии: это "ошские наркобароны". Речь может идти о "превращении Киргизии в площадку для беспрепятственного наркотрафика из Ошской области и Афганистана". Тогда как "в самой Киргизии вменяемые люди не считают, что из Оша или Джелалабада может идти демократическая волна".

И на тот же - "маковый привкус" "тюльпановой революции" прямо указывают авторы "Киевского телеграфа": "Киргизия в последние годы превратилась в одного из основных производителей наркотиков в Центральной Азии, особенно развит наркопромысел в южных областях Киргизии - Ошской и Джалалабадской. Интересно, что именно с этих областей началось шествие киргизской революции. Помимо этого, через Южную Киргизию вовсю идет транзит наркотиков из Афганистана и Таджикистана. Конечно же, грешно обвинять борцов за демократию в содействии преступному бизнесу - но слишком уж много своеобразных "территориальных совпадений"".

И наконец, "КТ" напоминает еще об одном могущественном фигуранте центральноазиатских сюжетов: "Киргизия примыкает к самому неспокойному региону КНР, имеющему для этой страны огромнейшее стратегическое значение - Синзянь-Уйгурскому автономному району. Дело в том, что коренное население Синзянь-Уйгурского района состоит из национальных меньшинств в основном мусульманского вероисповедания: уйгуров (родственных узбекам), казахов, таджиков и тех же киргизов. Среди мусульманского населения Синзянь-Уйгурского автономного района очень популярна идея создания на этой территории независимого государства - Восточного Туркестана, и она находит своих спонсоров со стороны Запада, прежде всего в лице США и Турции. Поэтому если в Киргизии "революционным путем" утвердится прозападный режим, Китаю придется очень несладко, поскольку, во-первых, станет более реальным "успешное повторение" событий на площади Тяньаньмэнь в самом Китае. А во-вторых, появится прямой плацдарм для распространения американского влияния на западные районы Китая и поддержки уйгурских сепаратистов".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.