Эта статья написана в конце 2000 года по материалам проведенного тогда социологического исследования. К сожалению, в тот период мало кто обратил внимание на полученные в нем результаты, и даже опубликовать текст не удалось. Однако время показало, что эти результаты не только не устарели, но и сделались еще более актуальными.

Публикуем статью с сегодняшним комментарием ее автора.

В российских регионах бытует представление о Москве как о "богатом" городе, жители которого получают высокую зарплату и хорошо обеспечены. Действительно, удельный вес жителей, более или менее благополучных в материальном отношении, в Москве весьма велик по сравнению с другими российскими городами. В частности, об этом косвенно свидетельствует цветущее состояние московской торговли и сферы услуг, резко контрастирующее с положением дел в глубинке.

Однако вывод о материальном благополучии подавляющего большинства жителей Москвы представляется слишком поспешным. Экономический кризис 1998 года очень сильно ударил по доходам многих из них, и с тех пор их прежнее благосостояние не восстановилось. Ныне можно говорить о том, что дифференциация доходов среди москвичей сильно возросла.

По данным проведенных нами исследований, доля взрослых москвичей, душевой доход которых не превышает 70 долларов в месяц, составляет около 40 %, а 100 долларов - более 60 %. В частности, в низкодоходные группы населения попадают почти все жители города, не имеющие высшего образования (по статистике, их доля составляет около 60 %). Эти данные хорошо согласуются с результатами других исследований, в частности, проводившихся Мосгорстатом. Не стремясь к высокой точности, можно сказать, что около половины москвичей находятся в весьма трудном материальном положении, сопоставимом с тем, в котором находится типичный житель российской глубинки. Это положение усугубляется высокими ценами в Москве. Перспектив на улучшение своего положения у этой категории жителей города практически нет.

Оказавшись в столь сложном положении, люди, как могут, пытаются осмыслить причины, его породившие, и сделать выводы. Характер этих выводов ярко проявился при проведении фокус-групп с жителями Москвы, посвященных обсуждению вопроса, какие городские законы следует принять московским властям. Преобладающее мнение участников групп состояло в том, что Москве следует принять закон об ограничении въезда жителей из российской провинции и стран СНГ. Данное требование активно звучало во всех группах и было почти единодушным. Особенно эмоционально оно высказывалось в группах, составленных из москвичей среднего возраста, не имеющих высшего образования.

Основная мотивировка состояла в том, что приезжие отнимают у москвичей рабочие места. Звучала также тема, что приезжие создают в Москве криминальную обстановку, но эта проблема была менее значимой по сравнению с первой. Говорилось также, что из-за наплыва приезжих невозможно дождаться очереди на получение квартиры (вариант - невозможно купить квартиру), попасть к врачу в поликлинике и т.д. В числе других высказываний заслуживает упоминания заявление о том, что на улицах Москвы появилось слишком много машин с иногородними номерами. Эти машины создают пробки, а их водители ведут себя нагло и создают аварийные ситуации, поэтому въезд их в Москву следует ограничить.

Участники фокус-групп были в определенной мере осведомлены о том, что Юрий Лужков принимает меры по ограничению въезда в Москвумигрантов и даже вступал по этому поводу в конфликт с федеральной властью. Однако этот вопрос оставался на периферии обсуждения и не рассматривался как заслуга Мэра. Напротив, в его адрес звучали претензии, что он не решает эту проблему, попустительствует приезжим.

Обращает на себя внимание тот факт, что участники обсуждения данной проблемы не пытались придать своему требованию сколько-нибудь законный вид, увязать его с действующим российским и международным законодательством. В качестве иллюстрации можно привести следующее высказывание, причем надо отметить, что нечто похожее было высказано не один раз: "Вот Европа закрывает въезд для приезжих, а почему Москва этого не делает?".

Степень остроты данной проблемы может быть проиллюстрирована следующими данными репрезентативного опроса москвичей, проведенного в октябре 2000 г.

"В каких из следующих сфер жизни города московские власти должны принимать новые законодательные решения?"

Сфера жизни% респондентов 1
Прописка, регистрация, паспортный контроль57
Безопасность жителей32
Экология, окружающая среда30
Здравоохранение28
Жилье, его предоставление, обмен, покупка26
Социальное обеспечение, трудовые отношения22
Торговля, обслуживание19
Общественный транспорт17
Личный автотранспорт16
Семья, дети12
Предпринимательская деятельность8

1Сумма превышает 100%, поскольку каждый респондент мог дать несколько вариантов ответа.

Цифра, показанная в первой строке таблицы, с нашей точки зрения, выглядит сенсационной. Она показывает степень остроты социального протеста, назревающего в Москве. К сожалению, в существующих условиях этот протест принимает неконструктивную форму ненависти к приезжим, заполняющим рабочие места и сбивающим цены на рынке труда.

Приведенные данные говорят о том, что в Москве создались объективные электоральные предпосылки для возникновения региональной квазинационалистической партии, подобной партии Ле Пена во Франции, выступающей против алжирцев, и партии неонацистов в Германии, выступающей против турок. Особенность московской "патриотической" партии (если она возникнет) будет состоять в том, что она станет действовать не общенациональном, а в городском масштабе и начнет выступать не только против инородцев, но и против собственных российских граждан и русскоязычных мигрантов из стран СНГ. Впрочем, надо отметить, что подобные настроения существовали среди москвичей еще в советские времена по отношению к "лимитчикам".

Специфика нынешней ситуации состоит в том, что эти настроения могут получить политическое оформление. Что будет, если политик типа В.Жириновского в преддверии очередных московских выборов захочет проэксплуатировать данную тему, сколотив предвыборный блок под лозунгом "Москва для москвичей" или "Всех приезжих вон из Москвы!"?

С нашей точки зрения, серьезной общественной опасности такое движение представлять не будет, но оно создаст много проблем как городским, так и федеральным властям.

Надо отметить, что, с точки зрения московских властей, не все последствия возникновения такого движения будут отрицательными. В частности, можно ожидать, что постановка названной темы всколыхнет общество и поднимет интерес к выборам. Благодаря этому можно будет не опасаться, что выборы не состоятся по причине неявки избирателей (Московская мэрия обычно бывает обеспокоена такой возможностью). Далее, позиция Ю.Лужкова в споре с федеральной властью по поводу регистрации иногородних сильно укрепится. Укрепится, по-видимому, и авторитет Ю.Лужкова, который в конечном счете "справится" с трудной ситуацией.

Важно, что все остальные направления критики Лужкова, связанные, в частности, с непрозрачностью схем расходования бюджетных и внебюджетных средств, отойдут на второй план и фактически будут сняты с повестки дня.

Вместе с тем одиозный характер движения произведет шокирующее впечатление на благополучную и образованную часть москвичей, на российскую провинцию, а также на западную публику, ухудшив имидж Москвы в России и имидж России за рубежом. С этой точки зрения московским властям подобные эксцессы, конечно, не нужны. Тем не менее они возможны, и властям нужно быть готовыми к такому повороту событий.

Каковы электоральные перспективы кандидатов от партии "московских патриотов" на выборах в городскую Думу? Теоретический потенциал такого движения - 57%, то есть весьма высок. Однако вряд ли весь этот потенциал будет реализован. Шокирующий характер пропаганды за изгнание приезжих, острая негативная реакция властей, российской провинции и зарубежных СМИ мобилизуют либеральную часть электората и отпугнут многих потенциальных сторонников этой идеи. Несомненно, что против движения будет задействован административный ресурс.

Тем не менее власти Москвы должны считаться с возможностью появления московского аналога партии Жириновского, шантажирующего власть своими эпатажными предложениями.

Комментарий 2002 года. Ныне, спустя два года после проведения исследования, мы не имеем свежих данных, посвященных этой проблеме. Тем не менее актуальность ее несомненна. Удивительно, что ни один из исследовательских центров, занимающихся опросами общественного мнения, до сих пор не выявил эту проблему, хотя она лежит буквально на поверхности, а в последние месяцы "выплеснулась на улицу" в виде погромов, учиненных молодежными группировками. Весьма показательно, что действия этих группировок при погроме на Царицынском рынке нашли поддержку части присутствовавших при этом пожилых москвичей, заявлявших (это зафиксировано телекамерами), что "ребята действуют правильно" и что "черных нужно гнать из Москвы".

Во время другого погрома, устроенного футбольными болельщиками на Манежной площади по случаю неудачного выступления российской футбольной команды, погромщики, по сообщениям СМИ, выкрикивали лозунги "Россия для русских!" и... "Москва для москвичей!". Поразительно, что последний лозунг, появление которого было предсказано в статье два года назад чисто теоретически, так быстро превратился в реальность.

Названные события показывают, что в статье не был учтен ряд тенденций, которые стали заметны ныне. Главная из них состоит в том, что начинает организовываться и политизироваться молодежный электорат, причем не всегда социально приемлемым способом. У этого электората появляются политические лидеры, которые пока предпочитают держаться в тени. Данная тенденция характерна не только для Москвы, но и в "благополучной" Москве она начинает проявлять себя все более явственно. Можно предполагать, что описанные в статье общественные настроения если не усугубляются, то, по крайней мере, политически структурируются. Появляются активисты, которые могут попытаться раскачать ситуацию на следующих выборах, мобилизуя протестный электорат.

Эпоха правления Ю. Лужкова в Москве вызывает неоднозначное отношение. У Ю. Лужкова есть достижения, но и вопросов к нему существует немало. Преодоление информационной закрытости работы московского правительства, высвечивание проблем и возможных злоупотреблений могли бы стать важным результатом работы политических и общественных организаций. Можно ожидать, что рано или поздно московская общественность организуется и прорвет завесу молчания, в том числе и при проведении выборов. Однако лицо у этой общественности может оказаться не слишком демократическим. Проводимая московскими, да и федеральными властями политика манипулирования общественным мнением может привести к тому, что процесс самоорганизации протестного электората пойдет более быстрыми темпами, чем процесс формирования более конструктивных общественных сил. И федеральные, и московские власти должны всерьез считаться с этой возможностью.