Благовещенского милиционера заставили лечь в больницу и запретили увольняться со службы (Башкирия)

Уфа, 7 марта 2005, 17:10 — REGNUM  Общественное расследование событий, произошедших в декабре прошлого года в Благовещенске (Башкирия) раскрывает все новые подробности. Так по материалам "Комитета против пыток", старшина милиции благовещенского ГРОВД Павел Гольтяев, 1977 года рождения, который 8 декабря 2004 года заступил на службу в составе пешего патруля, рассказал свою версию происшествия:

"Около 23 часов они с сержантом Ильфиром Гайсиным подошли к остановке "Аптека", где встретились с другим пешим нарядом в составе сержанта Евгения Чистякова и рядового Ильгиза Мифтахова. В это время они увидели трех мужчин, которые переходили дорогу в неустановленном месте, громко разговаривая. Сотрудники милиции подошли к ним. И.Гайсин представился и попросил предъявить документы, удостоверяющие личность. Мужчины документы им не представили, на требование пройти в стационарный пост милиции на остановке "Горсовет", ответили отказом. При этом они выражались нецензурной бранью. И.Гайсин взял одного из них за руку и попытался вести, на что мужчина отдернул руку. После этого П.Гольтяев по радиостанции вызвал машину, чтобы доставить этих лиц в ГРОВД, установить их личность и составить протокол об административном правонарушении, - говорит П. Гольтяев. По его мнению, правонарушение этих мужчин состояло в том, что они переходили дорогу в неустановленном месте, в состоянии алкогольного опьянения, мешая проезжающему автотранспорту (часть 1, статья 12.29 КОАП РФ). - После этого подъехала автомашина, в которой находился водитель Сергей Осетрин. Он подъехал к их группе задним ходом, открыл двери для того, чтобы посадить этих мужчин в машину. Мужчины в машину сесть отказались, стали оказывать неповиновение, упирались, не хотели садиться. Когда П.Гольтяев с Гайсиным начали сажать одного из мужчин в машину, этот мужчина оказал им неповиновение. После этого, для пресечения его противоправных действий, они попытались надеть на него наручники. Вначале надели наручники на одну руку. К этому времени собралась толпа прохожих. Они окружили милиционеров. В этот момент кто-то из толпы ударил П. Гольтяева ногой в область паха. Кто это был, П. Гольтяев не знает, но этот человек был не из тех, задержанных мужчин. П. Гольтяев отошел в сторону, сел в "УАЗ", по радиостанции вызвал помощь и ответственного по руководству. Дежурному он объяснил, что произошло массовое неповиновение. Когда П.Гольтяев вышел из машины, толпа уже немного успокоилась. Чтобы не было продолжения массовых беспорядков, сотрудники милиции решили отъехать в сторону и подождать помощи. П. Гольтяев прошел в магазин "Заря", где находился мужчина, которому надели наручники, (...) снял с мужчины наручники, и милиционеры отъехали в сторону. Через пять минут после этого подъехал ответственный от руководства - майор Жданов, с другими сотрудниками милиции. Милиционеры вновь подъехали к остановке "Аптека", где стояли трое мужчин, и с ними была женщина. Жданов подошел к ним, чтобы разобраться в произошедшей ситуации. Женщина сразу представилась каким-то депутатом, показала удостоверение. Жданов стал разговаривать с ними. В это время один из мужчин, тот на которого надевали наручники, подошел к сержанту Е. Чистякову, что-то сказал ему. Е. Чистяков попытался повести его в машину. Мужчина упал почему-то. Милиционеры подошли к Е. Чистякову, спросили, что случилось. Он пояснил, что мужчина, падая, ударил его в лицо. Но видимых телесных повреждений у Чистякова не было. Милиционеры попытались повести данного мужчину в машину. К этому времени подошли двое других мужчин и несколько человек - прохожих, которые стали говорить, чтобы милиционеры их отпустили. Подошел Жданов, сказал, что сам поговорит с ними. В это время женщина, показывавшая депутатское удостоверение, сказала, что хочет проехать в милицию, чтобы написать заявление по поводу того, что ее ударил кто-то из милиционеров. Жданов сказал, что машина, на которой они приехали, поедет в милицию и чтобы она села в эту машину. Женщина села в машину. После этого в машине начались какие-то крики. В машине сидел старший сержант Лукманов. Несколько сотрудников милиции подошли к машине, открыли дверь. Лукманов сказал, чтобы женщину забрали, и оттолкнул ее от себя. Когда женщина падала, ее подхватили сотрудники милиции, которые в это время подошли к машине. После этого подъехал следователь прокуратуры. Милиционерам сказали, чтобы они ехали в ГРОВД. Следователь остался разговаривать с этой женщиной в машине, а милиционеры уехали.

В ГРОВД милиционеры дождались начальника ГРОВД Рамазанова. Он сказал им, что для того, чтобы наказать данных лиц, необходимо, чтобы двое-трое сотрудников милиции легли в больницу. Видимых телесных повреждений Гольтяев ни у кого из сотрудников не видел. Милиционеры написали рапорта о произошедшем. Начальник ГРОВД сказал, чтобы в рапортах милиционеры указали большее количество людей, которые, якобы, принимали участие в массовых беспорядках. Милиционеры написали, что в беспорядках принимало участие около 50-ти человек, кто-то написал, что около 20-ти человек, как и было на самом деле. После этого милиционеров повезли в приемный покой ЦРБ, где их осмотрел дежурный хирург. Гольтяеву врач сказал, что повреждений серьезных нет, и что он в госпитализации не нуждается. Другие стали жаловаться на боли в животе (Гайсин и Мифтахов). Врач сказал им, чтобы они пришли днем и сдали анализы. Чистяков сказал, что, якобы, он терял сознание, что у него текла кровь. Поэтому Чистякова, с диагнозом сотрясение головного мозга, госпитализировали. Осетрин сказал, что его ударили в лицо и, что у него болит челюсть. Врач осмотрел его, но не нашел серьезных повреждений и сказал, чтобы Осетрин обратился в стоматологическую поликлинику. После этого все милиционеры, кроме Чистякова, разошлись по домам.

В 10 часов утра Гольтяеву позвонили из ГРОВД и сказали, чтобы он пришел на работу. В милиции собрались все сотрудники, которые были с Гольтяевым на дежурстве. Следователи ГРОВД стали всех опрашивать о произошедшем ночью. Начальник ГРОВД сказал, чтобы милиционеры рассказали, как их избили, и что если кто-то из них откажется от этого заявления, то будет уволен из милиции. Милиционеры находились в ГРОВД весь день. На следующий день Гольтяев продолжил несение службы. Через некоторое время, после Нового года, начальник ГРОВД снова вызвал его и сказал, что Гольтяеву нужно обратиться в больницу и лечь на лечение, потому что ему, якобы, стало плохо. Гольтяев чувствовал себя хорошо, поэтому в больницу не обратился. После этого Гольтяев решил уволиться из органов милиции.

В человеке, которого привели на опознание, Гольтяев не узнал того, кто его ударил, и ему передали слова начальника ГРОВД, что раз он не узнал этого человека, то после того, как все закончится, Гольтяева уволят из милиции и привлекут к уголовной ответственности за дачу ложных показаний. Это оказалось решающим, после чего Гольтяев написал рапорт на увольнение. До этого ему было известно, что, когда сержант Чистяков написал рапорт на увольнение, его долго держали в ГРОВД сотрудники УСБ МВД РБ и, что Чистяков под давлением написал объяснение, что, якобы, ходил на встречу с мужчинами, которых мы задерживали 8 декабря. Осетрин тоже дал такое объяснение, что, якобы, он ходил на встречу с этими мужчинами, и взял с собой Чистякова. Осетрина сотрудники УСБ отпустили раньше, и он сразу приехал к Гольтяеву. Осетрин рассказал Гольтяеву, что он солгал сотрудникам УСБ, сказав, что он взял с собой Чистякова, когда встречался с мужчинами. Осетрин сказал, что Чистякова могут арестовать за то, что он, якобы, взял взятку, и попросил Гольтяева узнать, отпустили Чистякова или нет сотрудники УСБ.

На следующий день Гольтяев встретился с Чистяковым. Он рассказал Гольтяеву, что, когда он пришел увольняться, в это время там сидел Осетрин, который сказал, что они вместе ходили к мужчинам и что он вынужден был согласиться с этим, для того, чтобы его отпустили. Чтобы на Гольтяева не было давления, он отправил рапорт по почте. На следующий день Гольтяев пришел в прокуратуру. Там его встретили сотрудники УСБ, с ними он прошел в ГРОВД. Они взяли у него объяснение, сказали, чтобы он пока не увольнялся, потому что ему будет хуже, если он уволится. После этого разговора Гольтяев вынужден был согласиться с ними, и написал рапорт о продолжении службы. В дальнейшем Гольтяева несколько раз вызывали в ГРОВД сотрудники УСБ, которые беседовали с ним. Гольтяев воспринимал это, как психологическое давление. 14 января 2005 года Гольтяев вновь написал рапорт на увольнение и перестал выходить на службу", - следует из показаний П. Гольтяева общественному расследованию.

Напомним, что по официальной версии МВД РБ старшина Павел Гольтяев сразу после инцидента был госпитализирован с ушибом мошонки и паховой области, а в январе 2005 года был госпитализирован повторно.

12 января 2005 г. П.Гольтяев подал заявление на имя Генерального прокурора РФ Владимира Устинова и министра внутренних дел России Рашида Нургалиева, в котором изложил свою версию событий, которую сообщил и правозащитникам.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.