Свое понимание автономии Саакашвили показал в Аджарии: интервью президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты ИА REGNUM

Тбилиси, 22 февраля 2005, 15:18 — REGNUM  

ИА REGNUM: Г-н президент, если абстрагироваться от эмоций, то чем конкретно не уcтраивают Южную Осетию предложения Михаила Саакашвили, озвученные в ПАСЕ? Судя по его словам, Южной Осетии может быть предоставлен в составе Грузии статус автономии, более широкой, чем у Северной Осетии в составе России?

Если абстрагироваться от эмоций, то возникают встречные вопросы. Во-первых, что называет Саакашвили "широкой автономией"? Во-вторых, почему осетины должны верить Саакашвили, который совсем недавно организовал военную кампанию против Южной Осетии? И, наконец, каковы истинные цели Саакашвили?

Ответы очевидны. Первое. Свое понимание автономии Саакашвили полностью продемонстрировал на примере Аджарии, ограбленной, разоренной, униженной, лишенной всяческих прав. Если то, что творится в Аджарии, совершается в отношении аджарцев-грузин, говорящих на том же языке, что и в Тбилиси, то чего ждать от Саакашвили с его автономией осетинам?

Второе. Совсем недавно, летом 2004 Южная Осетия вновь увидела, чего стоят обещания Саакашвили. Массированные артобстрелы населенных пунктов, жертвы среди мирного населения, бесчеловечные пытки захваченных в плен осетин - все это напоминает, что в Грузии со времен Гамсахурдия (первый президент Грузии - ред.) ничего не изменилось по отношению к осетинам. Разве могут воспринимать серьезно разговоры о каких-то приемлемых правах под властью Грузии южные осетины, которые ежедневно видят унижение и попрание элементарных прав наших братьев - осетин, проживающих в Грузии? Криминальный беспредел в отношении осетин, поощряемый властями, отказывающих осетинам в праве на защиту, всяческая дискриминация, насильственная ассимиляция, фактический запрет на осетинский язык, на осетинские фамилии, то есть культурный геноцид. Если такова политика Тбилиси по отношению к осетинам в Кахетии и других регионах Грузии, то с какой стати осетины в Южной Осетии должны верить, что для них будет сделано исключение, и "широкая автономия" их спасет? Мы знаем о многочисленных нарушениях ранее данных обещаний, достигнутых договоренностей и даже подписанных международных соглашений со стороны Грузии как до "розовой революции", так и, в особенности, после нее. Кто даст гарантию искренности очередных обещаний? Кстати, обещание предоставить Южной Осетии определенные полномочия вызвало в самой Грузии возмущение такой силы, что также ставит под вопрос любые "автономии".

И еще. В Южную Осетию никаких предложений не поступало. Они были озвучены в Страсбурге и, будучи предназначены для европаламентариев, а не для южных осетин, ставили цель, во-первых, смягчить критику со стороны ПАСЕ в адрес Грузии, а во-вторых, добиться очередного выделения крупных финансовых средств западными донорами. Судя по всему, произвести впечатление кое на кого Саакашвили удалось. Он включен в число претендентов на Нобелевскую премию мира. Могли бы предложить заодно и Гамсахурдию посмертно.

ИА REGNUM: Очевидно, Европа не склонна отдавать предпочтение принципу самоопределения над территориальной целостностью государства. Рассматриваете ли Вы проблему Южной Осетии в контексте данной правовой дилеммы и, если да, то каким образом намерены ее разрешить?

Многочисленные факты, наоборот, говорят об обратном. Просвещенная Европа, которая дала миру лозунги Свободы, Равенства и Братства, всегда выступала в поддержку наций, стремящихся к независимости, к справедливости и народовластию, как мы сегодня говорим, - к демократии. Народы, борющиеся за независимость - это касается и союзных республик Советского Союза, и республик Югославии, нашли в лице Европы самую широкую и всестороннюю поддержку. Европа приветствовала образование новых суверенных государств как на постсоциалистическом пространстве в Европе и Азии, так и в Африке. Она приветствовала провозглашение независимости бывшей эфиопской провинции Эритреи, а самым последним по времени примером является признание независимости аннексированного в середине прошлого столетия Индонезией Восточного Тимора. При этом следует принимать во внимание, что признание независимости нового государства непременно влекло одновременное нарушение территориальной целостности другого государства, - того, в состав которого ранее входило вновь образовавшееся. Признание независимости бывших союзных республик привело, как минимум, к нарушению территориальной целостности Советского Союза, затем была нарушена территориальная целостность Югославии, Эфиопии, Индонезии. Эти примеры показывают, что принцип территориальной целостности государств был уже неоднократно нарушен ради торжества права наций на самоопределение. Поэтому, считаю не вполне корректным утверждение, что "Европа не склонна отдавать предпочтение принципу самоопределения над территориальной целостностью государства".

Что же касается права народа Южной Осетии на самоопределение - независимость Республики Южная Осетия, как и все законодательные и правовые акты, который приняты с 20 сентября 1990 года, то есть с момента провозглашения Республики, полностью соответствуют той законодательной базе, которая существовала в период принятия этих актов. Это касается как законодательства бывшего СССР, так и законодательства бывшей Грузинской ССР.

Считаю важным указать, что признание независимости Республики Южная Осетия ни в коей мере не ущемляет территориальную целостность Грузии, ибо Южная Осетия никогда не входила в состав независимого грузинского государства. До 1990 года Юго-Осетинская автономная область входила в состав Грузинской ССР, которая была субъектом другого государства, имела совершенно другой юридический статус, чем сегодняшнее соседнее независимое государство Грузия. В состав же Грузинской ССР Южная Осетия вошла с соответствии с законодательными актами, принятыми после образования Союза ССР в 1922 году. Однако в 1990 году высший законодательный орган Грузинской ССР - Верховный Совет - принял Постановление, прекращающее действие всех нормативных актов, принятых после 25 февраля 1921 года. Тем самым, подчеркиваю, Верховным Советом ГССР, в соответствии с законодательством ГССР, было прекращено существование самой Грузинской ССР, а Юго-Осетинская автономная область перестала быть ее частью, так как в соответствии с Договором 1920 года между Советской Россией и Грузинской Демократической Республикой южные осетины получили право на самоопределение. Одновременно, после провозглашения в 1991 году независимости Республики Грузия - нового самостоятельного государства, субъекта международного права, - народ Южной Осетии, в соответствии с действовавшим на тот период законом СССР "О порядке разрешения вопросов, связанных с выходом союзной республики из Союза ССР", получил право самоопределиться путем референдума. 98% принимавших участие в референдуме высказались за независимость от Грузии и воссоединение с Северной Осетией.

Таким образом, никакой правовой дилеммы не существует. Сопротивление скорейшему справедливому разрешению юго-осетинского вопроса - а именно признанию ее независимости - носит характер, не имеющий ничего общего с нормами международного права. Оно в различной степени обусловлено комплексом политических, экономических, конъюнктурных, эмоциональных соображений, но ни в коем случае не правовых. На этом фоне мы видим благосклонное отношение западных стран, в том числе и европейских, к идее признания независимости Косово, несмотря на то, что там, как и в Грузии, поддерживаемые Европой силы проводят этнические чистки. Необходимо всегда помнить, что в условиях открытого, демократического мира приоритетными являются не интересы государства, а именно права человека, которые для южных осетин не могут быть обеспечены даже гипотетически в составе грузинского государства.

Конечно, непризнанность нашей республики создает ряд трудностей, однако никто и не ждет моментальных результатов. Путь к свободе редко бывает простым. Мы планомерно работаем над разрешением этой проблемы, встречая понимание и поддержку не только со стороны братских Абхазии, Приднестровья и Нагорного Карабаха, но и ряда политиков в зарубежных странах.

Позиция Грузии и ее союзников направлена не на "защиту территориальной целостности Грузии", а на захват территории независимого государства - Республики Южная Осетия.

ИА REGNUM: Урегулирование любой проблемы предполагает компромисс - какова грань уступок для Южной Осетии?

Говоря об урегулировании грузино-осетинского конфликта, неуместно использовать такие термины, как "уступки". Речь идет не о торговой сделке, а о выработке модели урегулирования, которая позволит исключить новый геноцид осетин, исключить повторение трагического опыта национального угнетения, фактически - скрытого геноцида со стороны Грузии, происходившего на протяжении почти семидесяти лет пребывания Юго-Осетинской автономии в составе Грузинской ССР. Речь идет о восстановлении справедливости в отношении нашего народа, признании и обеспечении его права на свободное развитие и самоопределение. Со своей стороны мы готовы признать и гарантировать интересы Грузии в плане использования наших транспортных коммуникаций для транзитных перевозок, обеспечении прав грузиноязычных жителей Южной Осетии, сотрудничества в правоохранительной и других сферах, если это не будет ущемлять суверенитет нашего государства.

ИА REGNUM: Сегодня Грузия наращивает военное присутствие у границ Южной Осетии. Просчитывает ли руководство республики сценарий военного вторжения в регион со стороны Грузии, попытку силового решения югоосетинской проблемы и что Южная Осетия может противопоставить в этом случае?

В июле-августе прошлого года новые власти Грузии уже предприняли попытку решить вопрос силовым путем, установить свой контроль над Южной Осетией. Тогда эта попытка провалилась, блицкрига не вышло, а грузинские войска понесли серьезные потери, что вынудило Саакашвили отказаться от своего замысла на том этапе. Грузинская сторона грубо нарушила все прежние договоренности по урегулированию грузино-осетинского конфликта, достигнутые в процессе урегулирования, показав, чего в действительности стоят подписи и заверения грузинских лидеров. Даже после Сочинской встречи в октябре 2004 грузинской стороной предпринимаются различные провокации, есть много фактов, подтверждающих, что в Тбилиси все еще всерьез рассматривают силовые сценарии. Будучи миролюбивым государством, которое стремится иметь добрые отношения со своими соседями, Южная Осетия вынуждена принимать меры для обеспечения собственной безопасности. Как показали события прошлого года, Южная Осетия способна отражать удары превосходящих сил противника. Грузинская агрессия 1989-1992 годов, когда у осетин не было ни оружия, ни опыта боевых действий, научила нас держать порох сухим и не полагаться только на заверения об отсутствии у Грузии недобрых намерений.

ИА REGNUM: Каковы основные экономические показатели Южной Осетии в 2004 году и тенденции на этот год? Каким отраслям придается приоритетное значение?

2004 год был для республики очень непростым. Экономическая блокада и прямая военная агрессия со стороны Грузии причинили нам значительный ущерб. К счастью, мы уже успели достаточно далеко продвинуться по пути экономической интеграции на другом направлении, что позволило смягчить последствия блокады и войны. К 2005 году мы подошли с неплохими наработками, российские инвесторы уже работают с рядом югоосетинских предприятий, таких как заводы "Эмальпровод", "Электровибромашина". На очереди у нас лесокомбинат, на котором планируется в ближайшие месяцы установить новое оборудование, а также швейная фабрика. Пока остается открытым вопрос о времени возобновления работы Кваисинских рудников, но это, по крайней мере, дело не годов, а месяцев.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail