"Россия - не монополист в работе с зарубежной русской диаспорой": Интервью Татьяны Полосковой ИА REGNUM

Рига, 13 февраля 2005, 19:30 — REGNUM  

В апреле 2005 года в Москве пройдет международная конференция "Смена элит и выборы в странах СНГ и Балтии". В свою очередь, в Латвии 10 и 11 февраля побывала один из организаторов форума доктор политических наук, профессор и завсектором мировых диаспор Дипломатической Академии МИД России Татьяна Полоскова. Перед возвращением в Москву Татьяна Полоскова побеседовала с корреспондентом ИА REGNUM.

ИА REGNUM: В чем суть предстоящей конференции?

Речь пойдет о формах и методах российской внешней политики на постсоветском пространстве в условиях конкуренции политических технологий.

ИА REGNUM: Почему это важно?

Потому что события на Украине и в Грузии показали, что технологиями, необходимыми для успешной работы в третьих странах, такими, какими, скажем, располагают Соединенные Штаты, Россия на сегодняшний день не обладает и их надо как-то разрабатывать. Кроме того, остается задача создания транснациональных экспертных корпораций на постсоветском пространстве с участием представителей экспертных кругов всех постсоветских стран. Когда мы провели мониторинг и издали книгу по положению российской диаспоры в странах СНГ и Балтии, выяснилась одна интересная вещь: у нас, как правило, скажем, в Таджикистане специалисты плохо представляют, что реально происходит в России, каковы механизмы принятия политических решений со стороны российских государственных институций. А в России, в свою очередь, очень плохо представляют, что реально происходит во внутриполитической жизни того же Таджикистана. Экспертов нет. И в результате внешнеполитические решения у нас принимаются без экспертной проработки. Тогда как, если бы у нас была такая проработка, то, конечно, в случае с Украиной выстроили бы совершенно иную линию в период предвыборной ситуации. Но поскольку все решают либо финансово-промышленные интересы неких групп, выходящих на государство, либо личные договоренности наших государственных мужей, то в результате мы получаем то, что в современном мире ни к чему хорошему не приводит.

В общем, сейчас имеется огромная потребность в полевых исследованиях. То есть, если у нас десять лет культивировались глобальные геополитические изыски и наши геополитики и политтехнологи упражнялись в этих изысках, то сейчас встал вопрос: "Хорошо, мы рассуждаем о высоких материях, а что же происходит на земле? Кто этим вообще занимается?" Проводя мониторинг, мы выяснили, что Россия не обладает социологической сетью в странах ближнего зарубежья - она разрушена. И данные Всероссийского центра изучения общественного мнения нередко строятся не на данных собственной сети, а на приглашаемых специалистах. А если специалист сидит в конкретной стране, естественно, он дает то, что в том или ином смысле адаптировано к его заказчику в этой стране. В общем, это первая часть конференции.

Вторая, связана с тем, что сейчас сложилась интересная ситуация в том числе и в контексте Латвии. Сразу оговорюсь, особого интереса к выборной ситуации в Латвии со стороны экспертных кругов России нет. Если, допустим, на прошлых парламентских, муниципальных и европарламентских выборах здесь был ажиотаж, специалисты ходили друг за другом и пытались как-то вклиниться в процесс, то сейчас такого нет. И вся интрига крутится вокруг двух партий: Партии народного согласия и Нового центра: как они себя покажут на муниципальных выборах. С ЗаПЧЕЛ (политическое объединение За права человека в единой Латвии, - прим. ИА REGNUM) ясно - это, в общем-то, один из фаворитов и никаких вопросов нет. Дело в другом. В России началось некоторое размежевание экспертной части и государственного заказчика, то есть выяснилось, что в России довольно разные позиции среди экспертных кругов по поводу Прибалтики. Но это еще не самое главное. Выяснилось, что у нас вообще очень мало специалистов по Прибалтике. Поэтому, когда мы призываем к дискуссии с латвийскими экспертами, возникает вопрос, а кто с ними будет дискутировать в Москве? За последние десять лет школы по подготовке специалистов по постсоветским странам мы пока не создали. Это еще одна проблема.

ИА REGNUM: Кто будет участвовать в конференции?

Эксперты, политики, государственные деятели. Есть уже заявки из Эстонии, Украины, Молдавии, Киргизии, Казахстана, то есть спектр участников будет широкий. Основная цель: понять, как Россия выглядит в этих процессах и как нас видят со стороны.

ИА REGNUM: А из Латвии?

Я эту тему здесь озвучила. Пока четкого списка участников нет, но время еще есть и в ближайшие дни мы должны сформулировать и разослать программу конференции. И если кто-то желает, то это не закрытое мероприятие - можно прийти и высказаться.

ИА REGNUM: На каком уровне Вы обсуждали этот вопрос в Латвии?

Я встречалась с учеными, политологами, историками из различных научных заведений. В принципе, я обратила их внимание на следующее: здесь очень плохо понимают механизм принятия политических решений в России, как на современном этапе, так и в целом. Одно дело, когда ты живешь в России и знаешь картину изнутри, другое - если встречаешься со второй стороной и тебе начинают рассказывать, как у нас все происходит, а ты знаешь, что это не совсем так. Например, у каждой страны есть определенный пунктик такого характера: они считают, что отношения с ними это ключевой вопрос для России. Например, здесь меня все спрашивали, что думают в России о Латвии? А ведь подавляющее большинство населения ничего не думает. Потому что оно озабочено внутренними проблемами выживания. На уровне политики, - да, это одна из острых тем, которая, в общем-то, постоянно звучит и в средствах массовой информации и в каких-то межгосударственных контактах. Но нельзя сказать, что она какая-то ключевая.

Сейчас для России очень важно инвентаризировать свой внутренний ресурс. У нас довольно сложная внутренняя социальная ситуация, связанная с нарастанием акций протеста по поводу монетизации льгот. Есть несколько оппозиционных центров, которые как бы занимаются организацией этих акций протеста, и проблема в том, что между этими центрами нет единства. У нас нет единой оппозиции, что серьезно осложняет задачу властей. Плюс то, что Россия состоит из различных регионов, которые слабо между собой связаны информационно, то есть стоит задача связки регионов. Грубо говоря, России сейчас надо решить внутренние проблемы, а потом уже выходить с амбициозными внешними проектами.

ИА REGNUM: Что значит "смена элит"?

На постсоветском пространстве сейчас запущены очень похожие сценарии. Например, на Украине произошла "оранжевая революция", аналогичные процессы идут в Киргизии. И что характерно, оппозицию там возглавляет человек, выросший в советской среде - это бывший карьерный дипломат советского МИДа и бывший министр иностранных дел Киргизии Роза Атанбаева. И схема происходящего довольно симптоматична: наличие желтых палаток, которые пикетируют правительственные здания Киргизии довольно длительный период. Смена же элит заключается в том, что постсоветская элита пришла к управлению странами и не смогла преодолеть противоречия между слоями, добившимися успеха, и основной массой населения, а также не смогла создать среднего класса. Эта элита сейчас вынуждена или менять свою тактику или ей придется уходить. В Киргизии, я думаю, парламентские выборы пройдут еще спокойно, а вот по президентским уже вопросы. В целом же прослеживается тенденция: в странах, где есть жесткая система централизованной власти типа Узбекистана, такие сценарии невозможны. А в странах, остановившиеся на полпути между гражданским обществом и жесткой централизованной системой, такие сценарии как раз возникают и развиваются.

ИА REGNUM: То есть, в контексте Латвии первая часть названия конференции отпадает? Здесь никакой смены элиты не планируется?

В Латвии вся борьба, вся этнократическая модель как раз в своей основе имела борьбу за обладание элитарными позициями. Это же понятно. То есть все проблемы, связанные с русскими, гражданством, языком и т.д. - обусловлены тем, что элита формировалась по этническому признаку. И, естественно, добившись высокого положения, эта элита в данной ситуации власть не отдаст. Поэтому препоны, которые искусственно чинятся русскоязычной части общества, основаны только на одном: элита защищает свое привилегированное положение. Дело не в политике и не в понимании перспектив страны или боязни, что русские размоют культуру или что-то еще. Это элементарная борьба за сохранение власти определенной группы, которая формировалась в основном по этническому признаку. И если западные фонды и структуры были заинтересованы в развитии той ситуации, что произошла на Украине, то, естественно, они не заинтересованы, чтобы что-то поменялось в Латвии. Их устраивает та модель, которая здесь есть.

ИА REGNUM: Похоже, Россия тоже меняет свою концепцию поддержки соотечественников. Так, местные СМИ уже обращали внимание на позицию нового посла России в Латвии Виктора Калюжного, мол, по его словам, русские партии Латвии - это "отстой" и пока нефть в цене, национальные меньшинства Россию не интересуют?

Я могу сказать, как оно есть на самом деле. Что произошло? Реформа государственного управления, которая началась у нас весной, очень серьезно ударила по организации работы с соотечественниками. Было закрыто управление в МИДе по работе с соотечественниками, была попытка воссоздания департамента по работе с соотечественниками, которая пока ни к чему не привела. Ничего реального нет. В администрации президента на настоящий момент отсутствует отдел по работе с соотечественниками, который был раньше, и правительственная комиссия по делам соотечественников за рубежом не собиралась больше шести месяцев и вот в этот понедельник, 14 февраля, будет как бы ее первое заседание. Все это вызвано не столько какой-то сменой позиции, мол, надо нам заниматься диаспорой или нет, сколько последствиями, как я считаю, непрофессионально проведенной реформы государственных институций. Фактически была парализована работа не только комиссии по работе с соотечественниками, но и еще нескольких государственных комиссий другого уровня, которые точно также были парализованы. Потому что любая реформа власти, это, в общем-то, удар по той же власти - пока эта реформа пройдет, пока наберут людей.

С другой стороны, прошлым летом были приняты поправки к Закону о соотечественниках, согласно которым субъектов федерации лишили возможности оказывать поддержку зарубежным соотечественникам. Правда, в конце 2004 года внесли новые поправки: субъекты федерации могут оказывать поддержку, но имеют право финансировать проекты лишь при делегировании соответствующих полномочий со стороны федерального центра. Ситуация такова: пока такие полномочия не делегированы. Надеюсь, я понятно объясняю. Потому что это очень больная тема и много вопросов. То есть, смысл заключается в следующем. Я не против того, чтобы вся работа с диаспорой шла централизованно. И может быть даже не нужны отдельно программы Москвы, Питера, Владивостока, а нужна большая федеральная программа, где все субъекты федерации получат свой кусок и будут этим куском заниматься. Может быть, так и нужно. Но надо, чтобы эта система наконец-то оформилась, и стало ясно, кто и что делает. И как мне кажется, проблемы, связанные с негативными явлениями в работе с соотечественниками, вызваны не каким-то политическим заказом, а это элементарный непрофессионализм.

Сейчас в России вообще кризис управленческой системы. Плюс кризис доверия к власти, который лечится только правдой. А применительно к диаспоре правда заключается в том, что Россия в состоянии оказывать помощь только ветеранам, пенсионерам, социально незащищенным слоям, в состоянии вести культурные программы. Но она не в состоянии реализовывать амбициозные проекты типа создания сетевой структуры "Русский мир". Я сама была одним из провайдеров этого проекта и пришла к выводу, что если так работать, как мы четыре года по нему работали, то лучше не заниматься этим вообще. Если диаспора хочет заниматься этим проектом и выступает с инициативой, пожалуйста - Россия должна в чем-то ей помогать. Но мы как государство этот проект не вытянем. Есть еще один аспект. Что бы мы не делали, любая инициатива России по отношению к диаспоре однозначно вызывает аллергию в западных странах. Вот турки делают - ну ладно, венгры - здорово, замечательно, Китай - ну кто же с Китаем будет спорить? Когда же заявляется Россия, сразу встает вопрос: а чего вы там делаете, что это за "Русский мир"? У меня самой в Латвии были проблемы именно из-за книжки "Русский мир". Хотя там про Латвию нет вообще ни слова.

ИА REGNUM: Это когда вас задержали на границе?

Да. Основанием было написание книги "Русский мир - мифы и реальность", в которой нет ни слова про Латвию. Второй момент. России следует понять, что мы не монополисты при работе с российской диаспорой - не монопольный мы игрок на этой площадке. На ней пытаются играть американские фонды, которых интересует молодая русскоязычная элита - через различные школы, научные центры и т.п. В свое время я познакомилась с одной американской разработкой, где говорилось, что, мол, пускай Россия возится с маргиналами в русской среде, а адаптированную элитарную часть мы должны воспитать в духе западных ценностей. На этой площадке работают и сами титульные страны, которые нередко обладают большим ресурсом, чем мы. И нам надо это понять и в этой новой ситуации найти свое место, пойти на диалог. Вот это правда. Мне уже задавали вопрос, не просматривается ли в такой позиции попытка как-то вообще отказаться от этой тематики. Нет такой попытки. Другое дело, что профессионально и управленчески, или как любят говорить на Западе, технологически, у нас эта система не выстроена. Если мы десять лет об этом говорим и до сих пор эту систему не выстроили, то я выделяю три момента. Либо к этой теме относятся, как к остаточной, как в свое время к культуре относились, - мол, понимаем, что это очень важно, культура, но давайте пять рублей выделим. Либо, Россия, возможно, еще не дозрела до понимания на государственном уровне, насколько это важно. И третий момент, который я тоже хочу озвучить: у нас даже в экспертной среде очень разная реакция на эту тематику. Например, недавно я участвовала в телепередаче, месяца два назад ее транслировали в Латвии, где высказала свое мнение по поводу того, что русским не дали "нулевой" вариант гражданства. Очень резко высказалась. А через две недели на одном ученом собрании Москвы мне была устроена обструкция и очень уважаемые именитые ученые сказали: "Татьяна Викторовна, какое вы вообще имеете право критиковать Латвию?"

Правда, это люди очень пожилые и я списала на возраст. Но меня потрясло другое. На самом деле критики-то не было. Я просто сказала, что если бы Латвия ввела "нулевой вариант", то более преданных граждан, чем русские у нее бы не было. И меня радует, что в Дипломатической Академии, где я по-прежнему преподаю, у нас сейчас не один спецкурс подготовки дипломатов для работы с соотечественниками - мы три спецкурса сделали: отдельно готовим молодежь, старших дипломатов переподготавливаем, и даже еще для жен дипломатов читаем лекции. И я очень рада, что благодаря инициативе руководства Академии это нашло понимание. Ведь все держится на инициативе конкретных людей - вот что сложно. А у нас очень серьезная проблема с подготовкой кадров. Скажем, в Венгрии есть управление по делам зарубежных венгров и человек, к примеру, пятнадцать лет занимается этническими венгерскими партиями. Он за это время может подготовить себе смену, может воспитать, сформировать людей. У нас нет такого постоянно действующего органа, который бы занимался данной темой. В результате кадровая чехарда и, в конце концов, естественно, многие вещи, которые здесь воспринимаются как происки, как какой-то политический заказ, они связаны просто с тем, что человек не в теме.

ИА REGNUM: Высказывания господина Калюжного вызвали большой резонанс и в латышской печати, где его чуть ли не обвинили в антисемитизме. Это тоже кадровая проблема?

Хотите, мое откровенное впечатление от Латвии. Из всех стран, в которых я бывала и бываю в различных уголках мира, самая сложная - это Латвия, которая довольно специфична по латышской ментальности. Что меня всегда в Латвии расстраивало: при диалогах чувствуешь постоянное к тебе недоверие, чего нет даже в странах, с которыми Россия находится в откровенно сложных взаимоотношениях. Там, скорее, к тебе интерес. У меня муж карьерный дипломат, но я бы не хотела, чтобы он поехал на работу в Латвию. Поэтому я понимаю господина Калюжного и сложность его ситуации вообще в этой стране. Я не знаю ни одного посла, кроме Удальцова, который бы говорил, что ему было комфортно в Латвии. Все говорили: мама, куда я попал?

Но я думаю, что со временем все станет на свои места. Меня удручает другое: мы так и не создали системы профессиональных кадров по работе с соотечественниками. Речь о дипломатах, которые профессионально выезжают в страны и занимаются именно этой темой, и которые должны по идее влиять каким-то образом на формирование, в том числе и позиции посла, потому что посол не может все знать. С большим уважением отношусь к тем, кто этим занимается в посольстве России в Латвии - я знаю этих людей. Но вот простой пример: у меня люди заканчивают курс, и когда я их спрашиваю, поедут ли они заниматься этой темой, то лишь женщины еще как-то решаются. Все девушки, что были у меня на курсах поехали: одна работает в Армении, другая в дальнем зарубежье. Мужчины же начинают стонать и охать. Поэтому, может быть, надо пойти по тому пути, который был при Советском Союзе: не вешать это на посольство, а создавать организации типа "Родины", которые у нас были и занимались данной темой. Приезжал относительно свободный человек, вроде бы официально находящийся под крышей посольства, но свободно высказывавшийся, и главное, профессионально подготовленный.

Я не думаю, что за высказываниями посла следовала какая-то установка или что-то в этом роде. Наверное, это были его впечатления от попадания в ситуацию. Я так бы оценила. Например, я сама сталкивалась с рядом послов, которые не являются карьерными дипломатами - у них у всех похожие ощущения от русской темы. Фамилии называть не буду - просто некоторые мне симпатичны. Но ощущение похожее. Потому что по гуманитарной тематике можно давать оценку, когда человек в гуманитарной тематике. Скажем, когда я разговаривала с бизнесменами в Москве, то им вообще было не понятно: в чем проблема в Латвии с гражданством? А чего, мне говорят, он не может пойти и паспорт купить? Разве они там взяток не берут? Это подход бизнесменов. Я пояснила, что человеку, проходя натурализацию, неприятно на экзамене по истории, говорить про себя и про своего отца, что мол, мы враги и оккупанты. А мне в ответ: ну приди и скажи, в чем проблема? Кстати, я сама прошла натурализацию в Москве. Это так называют, потому что когда провинциал приезжает в Москву, то проходит все круги ада, прописку с регистрацией. И везде слышишь заветные слова: дай, покажи, положи. Я это все проходила. И я знаю людей, которые принципиально не хотят этого делать: они имеют право на прописку в Москве, но принципиально не хотят оформлять, давать взятки и т.д. Но есть и те, которым все равно. Это зависит от установки. Поэтому я не вижу какой-то концептуальной смены политики. Я вижу, что есть кризис жанра. То есть, замах сделали большой, документов написано много, наобещали людям много, а кто это будет делать - вопрос открытый. На всех мероприятиях, которые проходят в том же правительстве Москвы, я обычно отбиваюсь от всех предложений, спрашивая: "Господа, а кто это все будет делать?" Придите на муниципальное мероприятие - вы нас увидите, придите на федеральное - тех же самых увидите, придите в администрацию президента на какую-нибудь экспертную группу, вы увидите те же лица. Кто это будет делать? Где аппарат, который этим будет заниматься? В результате возникает ощущение, что в России кто-то тормозит, хотя там работать просто некому по этой проблематике. Вот и вся проблема.

Кроме того, такое впечатление, что вся тусовка в России теперь живет от выборов до выборов, что совершенно ненормально. У меня возникает вопрос: а когда будут заниматься страной? Я очень рада, что у нас отменили выборность губернаторов. Потому что наконец-то наши уважаемые политтехнологи может быть займутся делом, вместо того, чтобы разъезжать и размахивать кремлевским ресурсом, пугая всех, что если за этого кандидата не проголосуете, то бензина не получите. Вот все технологии. Украина показала, что никаких технологий у наших корифеев нет. Потому что выдавать за технологи поездки официальных лиц и команду на первую и вторую кнопку на телевидении - это смешно. Или как у нас один уважаемый человек - не называю фамилии, так как его хорошо знают в Балтии - искал анализы Ющенко. Я не шучу. И требовал, чтобы по украинскому каналу показывали, извините, анализы господина Ющенко, чтобы Ющенко ассоциировался с этим анализами. У меня возникает ощущение сумасшедшего дома. Я была на майдане в день второго тура голосования и наблюдала, как работали специалисты с толпой со стороны "оранжевых", как они это блестяще делали. Мне стало грустно, потому что я помню, что в России когда-то были спецы. Мы, простите, в 1960-е и 1970-е перевороты государственные делали за рубежом.

Сейчас же у нас нет этих людей, и мы ничего мы не можем. Куда их дели? А все эти разговоры о технологиях? Покажите мне эти технологии. Что за технологии, когда в Тюмень за месяц до выборов приезжают три человека, работающие у Януковича от России, устраивают банкет/пресс-конференцию и рассказывают какой замечательный Янукович, а потом уезжают? Это не технологии, и результат налицо. А из команды Ющенко люди год ездили по украинской диаспоре России, привозили компьютеры, книги, проводили мероприятия. Полевая работа. У нас недавно Фонд Конрада Аденауэра проводил Зимнюю школу молодых политологов. Так возникла проблема: где специалисты в России, знающие ситуацию в Прибалтике? Кто был в этих странах, кто работал - их нет. Потому что у одних нет средств, у других нет заказа, у третьих - нет желания. Нет желания идти и говорить с людьми. Вот и результат. У нас в России образовалась телевизионная каста политтехнологов, которая качественно отличается и не совпадает с той группой людей, которые занимаются полевой работой. В то же время огромное количество ученых из академических заведений, которые знают ситуацию, не востребованы. По той причине, что "деньги пилить" они не будут. Пилка денег их, конечно, интересует, но не это главное: у них есть совесть, и они отвечают за свои слова. Я считаю, что некоторым нашим политтехнологам после Украины не только рассуждать о Прибалтике, им вообще не надо ни о чем рассуждать. Надо поехать на дачу, там закрыться на полгода и подумать о жизни.

В чем разница между экспертами и политтехнологами? Политтехнолог продает ресурс своего хозяина, и ему не стыдно, потому что краснеет хозяин. Эксперт же продает свой ресурс и краснеет лично он. Если один раз я сделала не так и сказала не то, ошиблась в прогнозе, меня просто потом не позовут. А этим все равно. Пока сидит хозяин, с которым они удобно "пилят деньги", они будут делать то, что они делали. Это еще одна проблема России: у нас сейчас все виртуальное. Виртуальные политтехнологи, виртуальные политики, виртуальные артисты и виртуальная политика в отношениях с соотечественниками. А деклараций выше крыши. Вы знаете, мне надоело писать программы. Мне стыдно их писать. Потому что я прекрасно понимаю, что 90% из этого будет сделано не так как надо. У нас за последние годы проведена куча помпезных акций: презентации, номинации, круглые столы, но нет системной работы. Ну что толку собрать раз в полгода представителей русского зарубежного бизнеса? Вы хоть один закон проведите, хоть, не знаю, на уровне городской думы Владивостока, чтобы эти предприниматели имели инвестиционные льготы во Владивостоке. Нет же ничего.

ИА REGNUM: Со стороны латвийской стороны часто слышатся упреки, что Россия сама затормозила работу российско-латвийской межправительственной комиссии...

Меня занимает такой вопрос: а не подкинули ли нам латвийскую тему с целью отвлечь нас от проблем, происходящих на постсоветском пространстве. Например, самый жесткий закон об образовании в Армении. В Киргизии с 2007 года начинается перевод на киргизский язык обучения, и там воют не только русские, там киргизы воют. Реакцию российскую официальную видели? Я не призываю не обращать внимания на Латвию. Я понимаю, что ситуация, которая сложилась в Латвии - ненормальная и это видно невооруженным взглядом. Потому что любой политик должен понимать: его задачей, если он занимается страной, является предотвращение социальных конфликтов в стране. И можно было догадаться, к чему эта реформа приведет, какие будут последствия. Почему это не сделали? Варианта три. Либо не хотели, либо хотели, чтобы было именно так. Либо, простите, у меня возникает сомнение в компетентности тех, кто это делал. Если взять в целом постсоветское пространство, то мы можем не заметить, как у нас из-под ног уплывет Средняя Азия, и мы окажемся в сложной ситуации. Ведь как формируются отношения со страной? Они формируются путем долгих и длительных контактов на все уровнях: экспертном, экономическом, культурном. Формируются группы поддержки. У Андропова был такой одиозный термин "агенты влияния". Но в принципе это нормальная ситуация, когда в странах есть люди и группы, отвечающие за формирование контактов в сфере народной дипломатии. У нас сейчас нет такой практики на постсоветском пространстве. Ее просто нет.

Что касается Латвии, то мне сложно оценивать очень многие шаги России на латвийском направлении, потому что это превратилось в сакральную тему. Тему, которую лучше не трогать. Даже если я что-то скажу, минусов для меня будет больше, чем пользы для этой же тематики. Когда я вижу, как эксперты уходят с балтийского направления, я понимаю, почему они уходят. Экспертные оценки нередко рассматривают как нечто, имеющее отношение к политике. Но эксперт может говорить что угодно - он не отвечает за политику, он отвечает за свои слова. У одного моего коллеги - очень умного и опытного дипломата - есть высказывание: он говорит, что дипломатия - это не кулачный бой, а фехтование. Если ты наносишь укол, то он должен быть единичным и очень действенным. Если же дипломатия превращается в кулачный бой и обе стороны наносят друг другу постоянные удары и смотрят, кто первый вырубится - это не дипломатия, это называется по-другому. Не вижу я фехтования, ни стой, ни с другой стороны. А вот хотелось бы.

ИА REGNUM: Кстати, у Латвии такое впечатление, что Латвия успешно бьет Россию. Так, съездили латвийские историки в Москву, презентовали свою версию истории российско-латвийских отношений и вернувшись, рассказывают, какую одержали победу. К тому же во всех российских газетах о сборнике пишут...

Насчет пишут, я уже замечала: мне смешно, когда выходит книга - не учебник даже, не политический памфлет, которую вытаскивают на уровень межгосударственных отношений и начинают гонять по всем каналам. Любой специалист по "пиару" скажет, что "черный пиар" эффективнее, чем белый. У меня эта книга есть: мне ее подарили, и лежит теперь. Так, меня уже замучили: все звонят и просят дать почитать. То есть, если бы про ее не писали, то и знать бы никто не знал, а так и сама начала читать. По поводу истории военного периода я не сильна - это вопрос не ко мне, я не знаю. Но не было в Латвии в 1970-годы массовых антисоветских настроений, как там пишут. Если где-то есть архивы, на которые эти авторы ссылаются при таком выводе, пусть покажут, и я скажу, что не права. Я писала кандидатскую диссертацию на тему "Феномен религиозного экстремизма" и очень хорошо знаю диссидентские структуры того периода в России. Никогда Латвия не была проблемной. Литва - да. Из-за костелов, где нередко откровенно пропагандировались антирежимные настроения. В Латвии же такого не было. Недовольные были, но они и в Сибири были. Чем были недовольны: экономикой и отсутствием свободы слова. Интеллигенция. Но то, что здесь были массовые настроения и люди только и ждали, когда это все прорвется - это глупости.

Что меня еще настораживает в этой книге. Я всегда стараюсь понять логику автора, почему он так написал. Не может книга по истории быть эмоциональной. Это все равно, что хирург стоит у стола и у него руки дрожат. Если у человека внутри кипит злость против режима, против того, что здесь было при советской власти - это хорошо для статьи. Если у меня внутри бурлит эмоциональная злость против чего-то, в статье я это эмоционально выплеснула. Но если я пишу книгу, то должны быть факты, без оценок. Я всех своих аспирантов, извините за грубое слово, "трахаю", в переносном смысле, конечно, по той причине, что у них лезут эмоции. Я им говорю: вы политологи и не должно быть эмоций. И оценок тоже быть не должно. Правильно Россия делает или не правильно, правильно делает Германия или нет - делает то-то и то-то, вы считаете это правильным или нет и далее, что вы предлагаете, ваш сценарий и без оценок. Убирайте сопли - я это соплями называю. Соплей много в латвийской книжке.

ИА REGNUM: Ладно, ввязалась Россия в эту полемику. Но почему латыши теперь гордо заявляют, что вот, мол, мы поехали и все им доказали?

Я вам скажу, хотя, возможно, на меня даже некоторые обидятся. Дело в том, что специалистов по Балтии надо готовить. Стажировки здесь устраивать. Чтобы была когорта людей, которая могла бы квалифицированно работать. Я знаю одного человека, кстати, это сотрудник МИДа и параллельно ученый, который может квалифицированно и четко дискутировать по проблеме войны и ее последствий. Другие что-то знают, приблизительно что-то слышали. Надо людей готовить... Ну, нет у нас системы подготовки специалистов по странам Балтии. Равно как в Латвии, Литве и Эстонии нет системы подготовки специалистов по России - они сами это признают. В результате мы живем мифами, и две страны на основе мифов пытаются о чем-то разговаривать. А то, что они гордые приехали...

На самом деле мне очень обидно, когда некомпетентность отдельных наших специалистов воспринимается как общий уровень российской исторической школы. Представьте себе, если бы приехали дискутировать по проблемам российской диаспоральной политики, и попали бы в Москве в абсолютно какую-то нейтральную среду - какое-нибудь академическое заведение, которое этим специально не занимается. Что бы вышло? Они бы тоже довольные уехали. Надо приезжать в те места, где это знают...

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
25.05.17
Госаптеки выводят из госзакупок
NB!
25.05.17
Более 40% граждан РФ выступают за отмену анонимности в интернете: опрос
NB!
25.05.17
После митинга в Югре решили судьбу «детсадовских» льгот
NB!
25.05.17
Результаты Минска: сорван обмен пленными, ЛНР готова платить за воду
NB!
25.05.17
Госдума не успевает продлить срок замены национальных прав на российские
NB!
25.05.17
Вслед за Сталиным прокуратуре Украины надо вызвать на допрос Екатерину II
NB!
25.05.17
Красноярские пожары как «результат плохого хозяйствования местных властей»
NB!
25.05.17
Радио REGNUM: Аналитика. Главное за 25 мая
NB!
25.05.17
Трансфер Юри Тилеманса стал самым дорогим в истории клубов Бельгии
NB!
25.05.17
Крымские пляжи не успевают получить разрешения к высокому сезону
NB!
25.05.17
Башня на продажу: спасёт ли инвестор от разрушения символ Старой Руссы?
NB!
25.05.17
«Вы подрываете бизнес»: в Саратове возмущены запретом на «вредные» товары
NB!
25.05.17
Ярославль получил «арт-объект» массового применения любви
NB!
25.05.17
Установлен организатор нападения на полк Росгвардии в Чечне
NB!
25.05.17
Военный Донбасс: Авдеевка под обстрелом
NB!
25.05.17
Президент США толкает Россию к войне
NB!
25.05.17
В Казахстане признали отток металлургических кадров в Россию
NB!
25.05.17
«Дороги Костромской области – возврат в 70-е годы»
NB!
25.05.17
Эстонский министр лишился должности за критику НАТО
NB!
25.05.17
Страховая пенсионная система уходит в прошлое
NB!
25.05.17
В пресс-центре ИА REGNUM обсудят работу детского омбудсмена Кузнецовой
NB!
25.05.17
Названы самые популярные в России марки автомобилей