Чиновники тратящие и зарабатывающие, вести с полей монетизации и промышленный минор: обзор читинских СМИ за 3-9 февраля

Чита, 12 февраля 2005, 10:27 — REGNUM  

На ушедшей неделе в Чите побывали сразу два высокопоставленных чиновника. Сначала столицу Забайкалья с однодневным визитом посетил президент ОАО "РЖД", которого местные журналисты зачастую по привычке называли министром путей сообщения - Геннадий Фадеев, а через несколько дней в штабе Сибирского военного округа можно было запросто увидеть министра обороны - Сергея Иванова. Визиты столь важных товарищей совпали с целой серией итоговых совещаний, которые одно за другим проходили в стенах областной Администрации, готовящейся к ежегодному отчету о проделанной работе. Эти события стали основными информационными поводами, от которых отталкивались журналисты еженедельников.

"Экстра" выделила Фадееву и Иванову по полосе. Порядок следования материалов почему-то не соответствовал порядку прибытия и отбытия важных гостей, но особого значения это, безусловно, не имело. Журналист газеты Алексей Будько в свойственной ему повествовательной манере рассказал о промежуточных пунктах маршрута Иванова по Чите и ее пригородам. Сначала Иванова встретили - "не только как высокого гостя, но и как старого друга". Причина такой дружелюбности объясняется следующим образом: "В Забайкалье Иванов бывает чаще, чем другие федеральные министры вместе взятые, а с некоторыми из гражданских и военных руководителей региона у него даже успели завязаться товарищеские отношения". Потом министра повезли в 212-й окружной учебный центр, потому что центр этот "по итогам прошедшего 2004 года стал лучшим в Вооруженных силах". На месте Иванов "произвел впечатление демократичного человека", потому как "вокруг него не было заметно скопления телохранителей, он запросто общался как с курсантами, так и с преподавателями центра". Ну и так далее - министр доволен, журналисты замерзли, а повара отвечают по военному четко.

Материал Алексея идентичен практически всем другим статьям, появление которых на божий свет вызвал визит Иванова. Все с увлечением описывают машины, на которых ездил министр, слова, которые он говорил министерским голосом, и вопросы, которые ему задавали замерзшие журналисты. В местной прессе так и не нашлось материала, в котором можно было бы найти ответ на вопрос - зачем же приезжал сюда целый Министр обороны и что от этого изменится или не изменится.

Приятной противоположностью ничего не значащему визиту Иванова стало пребывание в Чите Геннадия Фадеева. Всё-таки последний возглавляет коммерческое предприятие, и задавать дилетантские (а именно так были охарактеризованы реплики Иванова одним из читинских журналистов) вопросы у таких людей часто просто не бывает времени и желания. Визит Фадеева был наполнен работой - за день он успел подписать соглашение о сотрудничестве между руководством дороги и администрацией Читинской области, провести выездное заседание Правления ОАО "РЖД" и два раза обстоятельно пообщаться с журналистами. Причем если Иванов разговаривал с пишущей братией посреди чистого поля в тридцатиградусный мороз, позволив задать всего несколько вопросов, и ничего внятного не них не ответив, то Фадеев после подписания соглашения провел грамотно организованную пресс-конференцию, где обстоятельно ответил на все вопросы. О визите последнего рассказывала Инга Есипова в материале со странным названием "Президент прибыл поездом" (на самом деле президент прибыл самолетом). Инга сразу подчеркнула, что подписание генерального соглашения, которому на бумаге придается огромное значение "не было самоцелью встречи - всё было подчинено грядущим глобальным изменениям на Забайкальской железной дороге". Речь, конечно же, о реконструкции участка "Карымская-Забайкальск" - прокладка второй ветки, электрификация пути, реконструкция ряда железнодорожных станций и модернизация локомотивного парка. Инга повторила хорошо уже известные цифры, среди которых наиболее внушительно смотрится сумма инвестиций - 39 миллиардов рублей за три года. Отметил автор и смену собственности компании: "Получив возможность развиваться как коммерческое предприятие два года назад, ОАО "РЖД" с энтузиазмом начало зарабатывать деньги и преумножать свой успех". Строгость Геннадия Фадеева выразилась в том, что "после нескольких докладов он покритиковал работу забайкальских железнодорожников, а закончил свое общение с ними речью на воспитательные темы".

"Экстра" часто делает очень удачные противопоставления на одном развороте, показывая две стороны одной медали - разницу между одним явлением и другим или две противоположные точки зрения на одну проблему. Так вышло и в этом номере. Визит двух высокопоставленных чиновников в очередной раз показал разницу между теми людьми, которые тратят государственные деньги и теми, кто эти деньги зарабатывает. А "Экстра" очень удачно продемонстрировала эту разницу вдумчивому читателю.

Та же Инга Есипова, побывав на пресс-конференциях управляющего читинским отделением Пенсионного фонда России Сергея Пищерского и заместителя губернатора Константина Карасева, в очередной раз рассказала о ходе монетизации в регионе. По мнению Пищерского (к мнению этому все давно уже успели привыкнуть) "финансирование денежных компенсаций оказывается в пять раз больше, чем до этого выделялось государством на погашение бесплатного проезда в общественном транспорте и других льгот". Впрочем, Пищерский признал, что "фактическая поддержка пожилых людей по-прежнему не является достаточной - за полторы тысячи рублей в месяц инвалидам войны, в частности, придется отказаться от перспективы получить не только льготы на обслуживание, но и от автомобиля "ОКА". Отдельно Есипова "прошлась" по бесплатному лечению в санаториях, которое осталось составляющей "социального пакета, которым каждый бывший льготник имеет право воспользоваться": "Центральное телевидение в выпусках новостей с удовольствием показывает пенсионеров, которые, получив компенсацию льготы, накупили панамок и стройными рядами двинулись на курорты. Но если заглянуть правде в глаза, то можно прочитать там цитату из пенсионного пресс-релиза: "Санаторно-курортные учреждения Читинской области подготовились к приему льготников, но возможности их ограничены - из 85 тысяч человек, которые имеют право на получение такой социальной услуги, курорты смогут пролечивать лишь 6-7 тысяч". К словам автора стоит добавить и то, что сугубо положительные сюжеты про благочестиво улыбающихся пенсионеров, попавших в здравницы области исключительно благодаря монетизации, идут не только по федеральным каналам, но и по местному телевидению, вызывая невеселые улыбки у тысяч людей, которые не имеют не малейшей возможности на эти курорты съездить. Вывод автора: "Вести с полей" показывают - монетизация не сделала людей нищими в один миг, а региональные власти в меру своих возможностей восполняют те пробелы, которые допустили авторы федерального закона". Вывод Инги отражает мнение, которое сложилось как среди читинских журналистов, так и среди большинства чиновников и людей, которые пытались разобраться - почему же всё пошло наперекосяк, почему лекарства завозятся не вовремя, почему нормативно-правовые акты, жизненно необходимые для нормальной реализации закона, на уровне региона принимаются с огромным опозданием и почему врёт телевидение. Мнение это заключается в том, что основная заслуга принадлежит всё-таки федеральному центру.

"Эффект" выделил высокопоставленным гостям всего одну полосу на двоих. По содержанию материалы, больше похожиие на пресс-релизы, ничем не отличались от аналогов в "Экстре". Для того, видимо, чтобы читатель сразу понял, что из себя представляет Министр обороны, журналист Денис Чупров начал заметку с цитаты Иванова, которая, мягко говоря, не совпадает с действительностью: "Большинство офицеров СибВО материально выиграли от введения денежных компенсаций".

Материал номера - статья Александра Федосеева, в которой автор на примере двух промышленных предприятий области описывает положение дел в этой отрасли, отношение как региональной, так и федеральной власти к существующим проблемам. Материал получился по традиции крайне мрачным, но винить в этом автора рука не поднимается. Александр отталкивался от итогового совещания руководителей промышленных предприятий отрасли, которое "проходило в минорных тонах и в отсутствие руководителей области". По мнению депутата областной Думы Сергея Белоногова, который одновременно является генеральным директором ОАО "Дарасунский завод горного оборудования", "отсутствие на совещании первых лиц области говорит об отношении ее руководителей к предприятиям промышленности". На самом деле, ни о чем это отсутствие не говорит - присутствие или отсутствие того же губернатора или кого-то из его замов, ничего бы не изменило. Областную администрацию на совещании представлял Владимир Макаров - начальник Управления транспорта, промышленности, дорожного хозяйства и связи. По его словам "развитие промышленных предприятий идет сегодня по законам дикого рынка, а какой-то государственной поддержки хотя бы на уровне областных целевых программ по развитию промышленности нет". Владимир Ильич, безусловно, прав, хотя пенять на дикий рынок - бессмысленно. Областные целевые программы - вообще тема для отдельного разговора. В регионе в свое время функционировало под пятьдесят таких программ. При этом существовало четкое разделение на социальные проекты, которые, понятное дело, поглощали деньги, и на промышленные, которые были призваны либо экономить деньги в конкретных направлениях - например в потреблении электроэнергии, либо стимулировать развитие чего-то - ну хотя бы той же промышленности. Больше всегда доставалось, понятное дело, социальным проектам. Макаров - не единственный чиновник областной администрации, который с горечью говорит о невнимании вышестоящего руководства к своим проблемам и своим целевым программам. События последнего года заставили свернуть едва ли не все программы, которые раньше хотя бы номинально работали. Самое обидное, что света впереди тоннеля пока не видно и подобные совещания еще много-много лет будут проходить именно в таких "минорных тонах".

Автор перечисляет основные проблемы, которые на сегодняшний день существуют в области. Так, "в последнее время значительно упали объемы добычи угля, что связано с развитием энергетики на Дальнем Востоке и в немалой степени зависит от ценовой политики ОАО "СУЭК". Тема угля в последнее время весьма популярна - о проблемах читинских угольщиков не писал только ленивый. Легче от этого, правда, не становится. Наибольшие проблемы испытывает Харанорский угольный разрез, принадлежащий ОАО "СУЭК". Объемы добычи там значительно сократились и связано это, действительно с дальневосточными энергетиками, которые отказались от дальнепривозных углей. Других рынков сбыта пока найти не удается. Зашел было разговор об экспорте бурых углей в Китай - для этого представители ОАО "СУЭК" и руководство харанорского разреза даже выезжали в Китай на международную конференцию. Однако ничего путного из этого пока не выходит - об этом сказано в этом же номере газеты в новостной заметке: "Китайская сторона готова закупить в 2005 году около 1 миллиона тонн угля, однако остается нерешенным целый ряд вопросов. Основной из них - транспортировка топлива через границу. Уголь должен перегружаться через площадку на станции Манчжурия, и пока неясно, возможно ли это осуществить практически". Но даже если и можно, то 1 миллион тонн - это не панацея от всех бед. 11 февраля в Чите побывал Владимир Рашевский - с недавнего времени возглавляющий ОАО "СУЭК". Честно говоря, верилось, что он хотя бы немного расскажет журналистам о том, как компания будет решать проблемы своих читинских угольных разрезов, но гость ограничился ничего не значащими фразами о сотрудничестве с Администрацией Читинской области.

"Серьезные проблемы существуют в легкой промышленности, достигнут критический уровень износа основных фондов предприятий, который составляет свыше 60%, устаревшие технологии производства ведут к удорожанию выпускаемой продукции и снижению ее конкурентоспособности" - это из негативного. "Машиностроительные предприятия области добились в прошлом году определенного роста" - это из позитивного. Речь прежде всего о ОАО "Читинский машиностроительный завод" и ОАО "Дарасунский завод горного оборудования". Впрочем, цена роста непомерно велика, о чем рассказывает директор машиностроительного завода Геннадий Карбушев: "Когда формировался план работы на 2004 год, мы впервые за много лет включили в него изготовление шести компрессоров стоимостью 15-17 миллионов рублей каждый. Были еще предложения, но мы боялись включать в план дополнительные машины, так как катастрофически не хватало оборотных средств и можно было сорвать госзаказ. В тот момент на заводе побывали губернатор Равиль Гениатулин и бывший тогда первый заместитель главы городской администрации Анатолий Ибрагимов. Когда они вникли в ситуацию и поняли, что мы можем потерять заказчика, то пообещали любыми путями изыскать 5 миллионов рублей на пополнение наших оборотных средств. Заводчане поверили высоким гостям и приняли в производство вместо шести восемь тяжелых компрессоров общей стоимостью более ста миллионов рублей. Однако всё произошло как в известной поговорке: обещанного три года ждут. И машзавод оказался в финансовом цейтноте. Пришлось задерживать зарплату рабочим и ИТР на месяц-полтора, чтобы рассчитаться с поставщиками. В результате на генерального директора было заведено уголовное дело. Из-за задержки выплаты налогов в августе были арестованы заводские банковские счета. Госзаказ был на грани срыва. И, тем не менее, коллектив машзавода совершил в прошлом году поистине подвиг: все машины были изготовлены и сданы заказчикам. Все полученные за работу деньги ушли на долги, штрафы, различные пени. В результате у нас на этот год нет оборотных средств, а заказчики просят изготовить им уже девять машин". Банковская система тоже не дает никакой возможности пополнить оборотные средства за счет кредитов - "банки предлагают только краткосрочные кредиты на год и то под огромные проценты". С этим согласен и Белоногов - "банкам невыгодно работать с промышленными предприятиями из-за длительной окупаемости продукции машиностроения, им проще иметь дело со старателями, которые за сезон намыли золото, продали его и тут же рассчитались с банками". Банковская политика, о который говорят промышленники, равно и как отношение государства к предприятиям, которые занимаются производством, по меньшей мере цинична. Государство, декларируя заинтересованность в развитии промышленности, на деле ставит на пути предприятий сотни преград, не позволяющих последним в своем развитии сдвинуться с места.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.