Сейм Латвии отказал русским школам в праве выбора языка обучения

Рига, 10 февраля 2005, 18:47 — REGNUM  Сейм Латвии сегодня, 10 февраля, отклонил законопроект, предусматривающий право школ национальных меньшинств республики самим устанавливать, какие предметы следует преподавать на государственном языке, а какие на родном, сообщает корреспондент ИА REGNUM. Поправки к Закону об образовании были подготовлены депутатами фракций объединения "За права человека в единой Латвии" (ЗаПЧЕЛ), Партии народного согласия и Социалистической партии Латвии. В свою очередь в поддержку их законодательной инициативы у Сейма в момент голосования прошел пикет, на который собралось более тысячи учащихся старших классов русских школ. Напомним, с 1 сентября 2004 года обучение в 10-12-х классах школ национальных меньшинств Латвии переведено в основном на латышский язык в пропорции, когда 60% предметов преподаются на латышском языке, а 40% - на родном. Левая оппозиция предложила предоставить право выбора языка обучения по конкретным предметам не Министерству образования и науки (МОН), а школьным самоуправлениям, вплоть до определения ими и необходимой пропорции билингвального преподавания.

"Против" выступил депутат от право-радикального объединения "Отечеству и Свободе/Движение за национальную независимость Латвии" Петерис Табунс. Он убеждал коллег, что предложение "интерфронтовцев" гораздо серьезнее (Интерфронт в свое время возник в Латвии, как альтернатива Народному фронту, - прим. ИА REGNUM). Мол, это провокация, направленная против государственной политики, не говоря уже об общественной интеграции. "Если "бузаевцы" и "плинерцы" (В. Бузаев и Я. Плинер - депутаты Сейма от ЗаПЧЕЛ, - прим. ИА REGNUM), которые организуют акции протеста против реформы образования, будут решать, на каком языке учится, мы далеко куда зайдем", - предупредил П. Табунс. Кстати, будучи в прошлом парторгом Латвийского радио он сам водил народ в коммунистические дали, но так и не довел. В свою очередь спикер Сейма Ингрида Удре (Союз "зеленых" и крестьян) после его патриотического выступления была вынуждена заметить, что "депутат что-то перепутал", так как от Интерфронта в Сейм нынешнего созыва никто не избирался. Оппонируя П. Табунсу и правому большинству парламента, председатель фракции ЗаПЧЕЛ, доктор педагогики Яков Плинер еще раз подчеркнул, что школьные самоуправления, даже в рамках устанавливаемой МОН пропорции билингвального обучения, должны сами определять предметы преподавания на латышском. По его словам, в этом плане речь идет только о перераспределении функций, что же касается пропорции 60:40, то если школы за такую проголосуют, то лишь поддержат, таким образом, инициативу МОН.

За передачу законопроекта в комиссии проголосовало только 20 депутатов упомянутых выше фракций, 68 парламентариев было "против" и никого из воздержавшихся. На отказ парламентского большинства школьники, собравшиеся у Сейма, отреагировали свистом и возгласами протеста. В пикет, организованный ЗаПЧЕЛ и Штабом защиты русских школ было заявлено 500 участников, однако по собственной оценке организаторов, собралось более 1000 человек. Ребята держали плакаты: "Мы не русские латыши, мы латвийские русские", "Равные налоги - равные права", "Латвия - позор Европы", "Даугавпилс молчать не будет" и т.д. Тот же Даугавпилс представляли около 40 человек из 8 русских школ, прибывших в Ригу автобусом. По словам даугавпилчан, всего в их городе 17 русских школ. Продемонстрировав у Сейма свое несогласие с реформой, школьники организованной колонной отправились к находящемуся неподалеку Министерству образования и науки, где буквально заводнили прилегающие к МОН улицы. И тут произошло то, чего до сих пор, во время прежних акций у данного ведомства, еще небывало: к протестующим вышла министр Ина Друвиете (партия Новое время). И не только вышла, но и пригласила восемь пикетчиков, одетых поверх курток в белые т-майки с эмблемами защитников русских школ, в конференц-зал министерства на переговоры. Вместе с ребятами на аудиенцию к главе МОН отправились и журналисты, включая корреспондента ИА REGNUM.

Министр готова надеть майку защитника русских школ

Правда, встреча вылилась в общий разговор, напоминающий поучения строгого, но справедливого учителя непонимающим своей собственной выгоды и блага учащимся. Пояснив, что она сама преподает на курсах билингвального обучения, а также изучает проблему освоения второго языка уже 15 лет, И. Друвиете в качестве введения прочла школьникам небольшую лекцию: "Мы все заинтересованы в едином обществе Латвии, чтобы у нас был общий язык не только в переносном, но и прямом смысле этого слова. И Латвийское государство выбрало такую политику интеграции, при которой государство создает возможность любому человеку сохранять свой родной язык и культуру. В свою очередь, одним из выражений принадлежности каждого человека к Латвийскому государству является знание государственного языка. И в Латвии, так же как и в других странах (не во всех, - прим. ИА REGNUM), определен один государственный язык, который общий для всех. Одновременно государство поддерживает освоение и других языков. Где же мы их освоим, если не в школе? Поэтому в Латвии решили присоединиться к признанной во всем мире прогрессивной системе изучения языка - билингвальному образованию, которое позволяет одновременно углубленно изучать родной и государственный языки. Но, как вы знаете, этого не достаточно и нам нужно изучать еще и иностранные языки, так как в настоящее время в норме не двуязычие, а четырех и пятиязычие". По словам министра, в Латвии система билигвального обучения уже практикуется более десяти лет: "На данный момент мы уже проверили эту систему на практике и видим, что наши русские выпускники все лучше владеют своим родным языком, а также государственным и иностранными языками".

Однако русские школьники тут же высказали госпоже Друвиете свое прямо противоположное мнение, рассказав, как на самом деле реформа внедряется в школы. Ребята напомнили, как много времени уходит на дополнительное изучение латышской терминологии, мол, его совсем не остается на освоение других языков - французского, немецкого. Посыпались вопросы: "Зачем, изучая предметы на русском языке, выпускные экзамены сдавать на латышском?" Или: "Мы уже находимся в ЕС и жителям Латвии необходимо интегрироваться в европейское общество. К тому же Латвия - мультикультурное государство. Почему тогда у нас по закону все должно осуществляться только на латышском языке?" Но И. Друвиете, как опытный педагог с большим стажем, за словом в карман не лезла, и практически на все доводы учащихся у нее нашлась своя министерская правда.

"Нам не нужны монолигвистические латыши, нам нужны жители Латвии, которые одновременно знают свой родной язык, а также государственный, - убеждала она представителей пикетчиков. - Как вы знаете, я сейчас очень активно выступаю за то, чтобы и в школах с латышским языком обучения изучались бы предметы и на других языках. Это единственный способ, как добиться реального овладения языком. Не согласна, что это приведет к излишней мозговой нагрузке. Нужно понимать, что возможности нашего мозга и так намного больше, чем мы реально используем. А язык - лучший способ мозговой тренировки. Нужно совершенствовать содержание обучения. Может быть, слишком много лишних знаний, или учат не так как надо, или же неправильный режим работы и отдыха. Об этом действительно стоит подумать. Естественно, если человек устал, то он не освоит предмет ни на каком языке". Министр также подчеркнула, как они строго стоят на том, что каждому ребенку необходимо освоить свой родной язык на академическом уровне в школе, по крайней мере, до 12-летнего возраста. "Поэтому я тоже могу надеть такую же майку, как и у вас, - заметила она с улыбкой. - Так что в Латвии русские школы есть и будут, причем будут и в очень отдаленной перспективе. Нам очень важно обеспечить, чтобы дети получали знания и на своем родном языке. Но дополнительно мы можем подключать один, два, три, четыре языка, не отнимая родного, что в Латвии и происходит". Далее она традиционно напомнила, что в республике на русском доступны радио, телевидение и газеты, мол, все это идет только на укрепление русского языка. "Школы же с русским языком обучения в Латвии будут очень долго, нам же следует обеспечить, чтобы это были латвийские школы с русским языком обучения, - добавила И. Друвиете. - Все-таки мы живем в одном государстве, и я не вижу в этом большой проблемы. И я не скажу, что школьники, а я была в очень многих школах, утверждают то, что вы. Они говорят, да, конечно, трудно, но в средней школе вообще учиться труднее, чем в начальной. Они также утверждают: то, на каком языке происходит обучение, не влияет на содержание полученных знаний. Так что, точки зрения разные".

Министерство образования берет всю ответственность на себя

По поводу требования свободного выбора языка обучения, министр заметила: "Мне кажется, что не все, кто желают учиться только на одном языке, в действительности понимают, что им со временем даст это познание на втором языке. В каком возрасте школьники могут сделать сознательный выбор в плане выбора языка обучения? Это все-таки несовершеннолетние. Что касается родителей, то им для принятия правильного решения следует быть довольно образованными. И главный вопрос, кто понесет ответственность за последствия? Потому что образование - функция государства. Государство ответственно за то, чтобы все получили качественное образование. Что будет, если, скажем, те, кто считает, что ему не нужна математика, могли бы этот предмет не осваивать, или те, кому, как они считают, не нужен английский язык, могли бы его не изучать? Возник бы хаос и анархия во всей системе образования, которой все-таки следовало бы быть единой. Поэтому я не поддерживаю мысль о так называемом свободном выборе, потому сомневаюсь, будет ли он достаточно теоретически обоснован с учетом возможных последствий".

Еще один довод противников реформы: русские учителя обучают русских детей на неродном для тех и других языке, к тому же многие педагоги не знают в совершенстве латышский, от чего страдает качество образования в целом. На что И. Друвиете пояснила: "Требования по знанию государственного языка у нас с 1992 года. И, как известно, от всех учителей требуется высшая степень владения латышским. Тем более что с 1999 года учителя получили прибавку к зарплате за обучение на государственном языке или билингвально, и ни один учитель от этой надбавки не отказался". Министра поддержал заместитель государственного секретаря МОН Гунтис Василевскис: "Ко всему нужно вовремя готовиться. Значительная часть учителей это сделали. Есть школы, в которых некоторые учителя по различным соображениям воздержались от посещения курсов латышского языка (...). Государственное Агентство освоения латышского языка уже с 1997 года предлагало особые курсы учителям по преподаванию соответствующих предметов на государственном языке, особые программы. Не все школы использовали эту возможность, но еще есть время это сделать. Замечу, язык - это одно, но если преподаватель знает свой предмет, то не самое трудное научиться его преподавать на другом языке. Поэтому я не согласен, что может понизиться качество преподавания". В свою очередь заметим, по данным противников реформы, основанных, в том числе и на экспертных оценках, это качество уже понижается. Между тем, И. Друвиете привела еще один аргумент: "Никого не удивляет факт, что я в Латвийском университете читаю лекции на английском языке, который ни для меня, ни для моих воспитанников не является родным. Я очень хорошо себе представляю, что в свою очередь, учитель не сможет освоить язык иначе, как только активно его используя. Конечно, я училась в английской школе, стажировалась несколько лет в США. Но хорошо ориентироваться в английском языке начала лишь тогда, когда стала регулярно читать на нем лекции. Изучая только теорию, этому нельзя научиться".

Под конец встречи со школьниками, когда дали слово журналистам, корреспондент ИА REGNUM напомнил представителям МОН, что изначально в Законе об образовании вместо пропорции 60:40 значилось "только на государственном языке" и слово "только" пришлось убрать после массовых акций противников реформы. А также, что на первом Вселатвийском съезде защитников русских школ была избрана специальная переговорная группа с правительством и МОН, для совместного решения проблем - министерство с ней до сих пор так и не наладило диалога. "Со стороны данной группы к нам не поступало пока предложений по переговорам, но я готова с ней встретиться, - пояснила И. Друвиете. - Другое дело, почему не было желания с их стороны в таком диалоге? (желание было, просто И. Друвиете, тогда еще не была министром, - прим. ИА REGNUM)" Что касается слова "только". Как пояснил Г. Василевскис: "Тогда прошли консультации с директорами школ национальных меньшинств, рабочие группы работали. В качестве одного из предложений была выдвинута и пропорция 60:40. Поэтому мне не хотелось бы утверждать, что поправки к Закону об образовании, принятые в прошлом году, стали результатом протестов. Была объективная оценка ситуации, которую наше министерство произвело вместе с директорами школ - они это могут подтвердить". В свою очередь И. Друвиете напомнила: "Эта пропорция действительно логична и согласована с другими государственными экспертами. В Латвии билингвальное образование как отрасль науки не развито так широко: в других странах таких специалистов, занимающихся только этими вопросами, десятки и сотни. И чтобы принять правильное решение, мы учли и заключения международных экспертов".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.