Перспективы американского вторжения в Иран: интервью ИА REGNUM с экспертами фонда "Нораванк"

Баку, 3 февраля 2005, 09:44 — REGNUM  

Возможность нанесения ударов со стороны США и Израиля по Ирану не на шутку волнует весь регион, в том числе и Армению. Стабильность в Иране сегодня имеет для Армении стратегическое значение, с учетом наличия ряда важных армяно-иранских экономических проектов. Кроме того, иранский маршрут продолжает оставаться жизненно важным для заблокированной двумя другими соседями (Азербайджаном и Турцией) Армении. Что будет, если угрозы США все-таки станут реальностью, и как это отразится на Армении? На эти и другие вопросы ИА REGNUM решило получить ответы у экспертов Научно-образовательного фонда "Нораванк".

ИА REGNUM: Насколько вероятно использование силового сценария в отношении Ирана? Какие процессы ожидают регион, если США все-таки решатся перейти от угроз к их непосредственному осуществлению?

Исполнительный директор фонда "Нораванк" Гагик Арутюнян: Любые заявления американской администрации необходимо воспринимать всерьез: под ними всегда что-то кроется. Иран причислен к "оси зла" и этим сказано многое. Чтобы оценить тенденции в отношениях между США и Ираном, нам не обойтись без рассмотрения событий, происходящих в Ираке. По нашим наблюдениям, некая акция против Ирана планировалась в 2003 году, сразу после того, как США нанесли удар по Ираку. Однако провести такую атаку сходу у американцев не получилось в силу известных причин - они оказались в весьма некомфортной ситуации в Ираке. По некоторым данным в этой стране ежедневно происходит до 30 инцидентов - некоторые получают резонанс, но о большинстве просто умалчивается. США увязли в Ираке и, скорее всего, поэтому решили на какой-то период заморозить свои планы по Ирану.

Разговоры вокруг возможных ударов по Ирану вновь активизировались летом прошлого года. Заявления президента Буша и Кондолизы Райс, статья в авторитетном "Atlantic Monthly" с описанием сценариев нападения на Иран, сообщения о том, что американский спецназ уже действует в Иране и уточняет координаты объектов, по которым будут нанесены удары - все это весьма напоминает информационную подготовку нападения на Ирак. Известно, что планы изменения геополитической ситуации на Ближнем Востоке были разработаны ранее. Американские источники утверждают, что решение о нападении на Ирак было принято где-то 10 ноября 2001 года, сразу после событий 11 сентября. Тогда Буш в ходе заседания совета безопасности дал понять, что необходимо разработать план нападения на Ирак. Здесь важно найти ответ на вопрос - почему США решили напасть на Ирак, поскольку Ирак и Иран состоят в своеобразной цепочке. В поисках ответа на этот вопрос, многие ссылаются на документы, разработанные в мозговых центрах, традиционно работающих на Республиканскую партию США. В первую очередь это Heritage Foundation и American Enterprise Institute. В создании этих проектов активно участвовала влиятельная группа политиков, которых принято называть неоконсерваторами. Среди последних часто фигурирует имя замминистра обороны США Пола Вулфовица. В этих документах представлена очень обширная аргументация не только в пользу ударов по Ираку. Это своего рода комплексный проект, согласно которому планируется изменить политическую систему, придать иную логику развития обширному региону, именуемому часто Большим Ближним Востоком. Для достижения этих целей, в полном соответствии с современными концепциями ведения информационных операций, использовались различные методы обработки общественного мнения. В этом контексте любопытно, что в информационной среде обсуждались примерно 20 версий-оснований для нападения на Ирак. Официальная же версия о том, что Хусейн разрабатывает оружие массового поражения, как известно, лопнула.

Несостоятельность и виртуальность этой версии была изначально очевидна - и в этом основное отличие Ирака от Ирана. В отличие от истощенного войнами и различного рода санкциями Ирака, где ядерного оружия просто быть не могло, Иран является системным и развитым государством. Мирная ядерная программа Ирана - реальность. Вопрос в том, имеет ли эта программа военную составляющую. Следует признать, что длительное дипломатическое, экономическое и информационно - психологическое давление, неустойчивая обстановка в регионе и наличие у Израиля ядерных арсеналов в принципе могут и подтолкнуть Тегеран к созданию собственного ядерного оружия. Некоторые эксперты убеждены в этом и даже называют даты так называемой точки технологического невозврата, после которого Иран неизбежно получит собственную ядерную бомбу - это 2006 или 2007г.. При этом необходимо учесть следующее. Одно дело, когда мы говорим о ядерной державе, подразумевая наличие всей инфраструктуры поддержки ядерных вооружений, другое дело, когда та или иная страна или даже организация, какими-то путями создала или завладела так называемой "грязной бомбой" или небольшим ядерным боезарядом. Любопытно, что примерно два года назад начальник генерального штаба ВС России Юрий Балуевский, будучи еще заместителем начальника ГШ, высказал мнение, что Иран, возможно, обладает неким ядерным потенциалом в виде тактических ядерных зарядов. В этом и заключается принципиальное отличие Ирака от Ирана, т.е. нельзя полностью исключить что Иран на самом деле обладает ядерным оружием. К этому можно добавить, что Иран имеет хорошо оснащенную армию, флот и ВВС. Хотя, в данном контексте, это не так существенно, поскольку США сегодня в состоянии сломить сопротивление любой регулярной армии.

Эксперт фонда "Нораванк" Саргис Арутюнян: Думаю маловероятно, чтобы американцы предприняли масштабную наземную операцию и оккупацию Ирана, как это произошло в Ираке. Сегодня США просто не имеют таких возможностей. В настоящее время примерно 150 000-ный американский контингент увяз в Ираке. На это ежегодно требуется дополнительно около $100 млрд. Учитывая экономические проблемы США, бюджет этой страны может и не выдержать еще одной масштабной военной кампании. Следовательно, оптимальным решением для США может стать решение проблемы посредством комплекса действий, сводящихся к изменению режима. Если следить за нынешним развитием ситуации, то просматривается возможность следующего сценария: ракетные удары, бомбардировки и специальные наземные операции, которые приведут к ситуации, когда станет возможным изменение режима.

Гагик Арутюнян: В свете вышесказанного можно прийти к следующему выводу: Ирак и Иран попадают под общий план преобразования Большого Ближнего Востока. Отличие Ирана от Ирака состоит в том, что Иран может реально обладать оружием возмездия. "Информационные послания" американской стороны вовсе не означают, что завтра или послезавтра начнутся боевые действия. Однако эти заявления сами по себе являются составляющими элементами существующего и реализуемого стратегического плана.

Вместе с тем решение "иранской проблемы" военным путем является крайней мерой. Намного привлекательнее для Соединенных Штатов выглядят другие сценарии - организация революций и переворотов, использование межнациональных противоречий, которые имеют место в многонациональном иранском государстве. Однако похоже, что Иран готов и к подобным развитиям. Эта страна сегодня ведет активную военно-политическую контригру, адекватную действиям США. Складывается даже впечатление, что первый раунд противоборства между США и Ираном, если иранцы и не выиграли, то и не проиграли. Ведь мало кто сомневается, что роль Ирана в некомфортном положении США в Ираке довольно весома.

ИА REGNUM: Как будет реагировать мировое сообщество на возможные военные действия против Ирана. Какова, в частности, позиция России в этом вопросе? Попытается ли Москва предотвратить возможные удары по Ирану?

Гагик Арутюнян: Есть все основания полагать, что мировое сообщество более организованно, чем в случае Ирака, попытается предотвратить нападение на Иран. Сегодня такие влиятельные государства, как Франция, Германия, Россия и Китай, постараются более эффективно противодействовать планам монопольного господства США на Ближнем Востоке. Однако следует учесть, что военная мощь США превосходит совокупную мощь всех названных стран. Это говорит о том, что если по Ирану будут нанесены удары, то этим странам скорее всего придется выполнять роль активных наблюдателей, но не более.

Очевидно, что гипотетическое свержение существующего строя в Иране, а речь идет именно об этом, крайне не выгодно России. Иран является крупнейшим экономическим партнером России, причем не в сырьевом контексте, а в контексте высоких технологий. Если Россия потеряет Иран, то она потеряет большую часть свого влияния в конкретном регионе, как это примерно произошло в случае с Ираком. Так что последствия для России будут крайне негативные.

Эксперт фонда "Нораванк" Севак Саруханян: Необходимо также учитывать, что возможная война против Ирана окажет на мировую экономику значительно больше влияния, чем это было в случае с Ираком. Иран сегодня является крупным поставщиком нефти и война против этой страны может привести к определенному экономическому кризису в странах, которые пользуются иранской нефтью. В первую очередь, это Япония и Китай. Согласно аналитикам, уже в первый день войны с Ираном, цена за баррель нефти подскочит до 80 долларов.

ИА REGNUM: Какими последствиями для Южного Кавказа, в частности для Армении, обернется возможная война в Иране?

Гагик Арутюнян: На Южном Кавказе все непросто. К непростым отношениям между тремя закавказскими республиками добавлено такое же непростое соседство присутствующих в регионе США, России, ЕС, Ирана и Турции. Похоже, что между всеми "действующими лицами" сложилось некое динамическое равновесие, произошло распределение ролей и установились какие-то правила игры. Война в Иране может взорвать это хрупкое равновесие.

Отметим и следующее: для стратегического доминирования американцам необходимы базы на севере Ирана. В этом плане для американцев актуально разместить на освобожденных Армией обороны Нагорного Карабаха территориях определенные военные ресурсы вспомогательного или разведывательного характера. Это является проблемой для НКР. Прогнозировать развитие этой ситуации достаточно сложно. Но факт остается фактом, что данный фактор может повлиять, если уже не влияет, на процесс урегулирования карабахского конфликта. Это серьезная задача для политических руководств Армении и НКР, однако похоже, что она прорабатывается и какие то оптимальные решения будут найдены.

ИА REGNUM: Сегодня в Ираке американцы активно работают с курдами. В Иране также проживает большое количество курдов, есть также 20 миллионная азербайджанская община. Как вы думаете, каким образом американцы разыграют курдскую и азербайджанскую карты?

Севак Саруханян: В Иране проживает около 5-6 млн курдов и до 20 млн азербайджанцев. При этом курды представляют определенную проблему, поскольку в отличие от частично интегрированных в иранское общество азербайджанцев-шиитов, курды-сунниты являются не только национальным, но и религиозным меньшинством. У курдов повышенное национальное самосознание. Активизации курдов способствует и наличие в соседнем Ираке полуавтономного Курдистана. Азербайджанцы намного лояльнее относятся к центральной власти, чем курды, у духовного лидера Али Хаменеи азербайджанское происхождение. Однако и среди азербайджанцев, безусловно, есть националистически настроенные силы. США тратят большие ресурсы для поднятия национального самосознания иранских азербайджанцев.

ИА REGNUM: Говоря о возможности нанесения ударов по Ирану, невозможно не упомянуть роли Израиля. Примечательно, что на днях министр обороны США выразил опасения, что Израиль опередит США в атаке на Иран. Как Вы думаете, способен ли Тель-Авив самостоятельно предпринять какие-то действия против Тегерана?

Гагик Арутюнян: Израиль - страна, обладающая мощным военным потенциалом. По некоторым данным он обладает как минимум 200 ядерными боезарядами и носителями этих зарядов в виде подводных лодок, ракет и авиации. Сегодня Израиль закупает у США большое количество самолетов F-16I, радиус действия которых позволяет дотичь объектов на територии Ирана. Ариель Шарон как-то открыто заявил, что они собираются нанести удары по Ирану. Потом его заявление дезавуировали. Вообще Израиль играет важную роль во всей нынешней политике США. В регионе налицо слияние национальных интересов Израиля и США и некоторые аналитики считают, что многое из того, что делается США на Ближнем Востоке, делается именно для поддержки государства Израиль. Возможно именно поэтому США будут стремиться, чтобы Израиль, как и в случае Ирака, непосредственно не участвовал в операции против Ирана, поскольку это еще больше испортит отношения Израиля с мусульманским миром. Исходя из такой логики заявления официальных лиц американской администрации, скорее всего, имеют характер психологического давления. Вместе с тем возможности специальных структур Израиля в регионе очень велики и они, очевидно в неявной форме, давно действуют против Ирана.

ИА REGNUM: А какими представляются последствия войны с Ираном для США?

Гагик Арутюнян: США поставили на Ближнем Востоке чересчур масштабные задачи - это не только усмирение Ирака, Ирана, но и переустройство Саудовской Аравии, Сирии (против которой, возможно, определенные шаги будут предприняты еще до Ирана), Египта и т.д...Речь идет, как мы уже отметили, об идеологическом и географическом преобразовании огромного региона. Это титаническая программа, и всегда есть шанс, что ее инициатор потерпит фиаско. Возможно, что именно Иран может стать таким камнем преткновения, поскольку все, связанное с Ираном - крайне неоднозначно. Американские и европейские аналитики сегодня обсуждают множество сценариев, связанных с будущим США: согласно некоторым из них, США потеряют свой статус гипердержавы именно в результате глобальной "антитеррористической войны", т.е. не исключено, что они могут потерпеть тривиальную неудачу и перейти к более изолированному и менее глобальному режиму функционирования.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
25.01.17
Мексика готова пойти на уступки Трампу, чтобы спасти договор НАФТА
NB!
25.01.17
Губернатор Калифорнии «объявил войну» Дональду Трампу
NB!
25.01.17
В Конгрессе США хотят ограничить Трампу доступ к ядерной кнопке
NB!
25.01.17
Социал-демократы определились с кандидатом на пост канцлера Германии
NB!
25.01.17
Шедевры советского искусства. Наследие великой страны
NB!
25.01.17
«А Трамп не против» — Израиль одобрил новое строительство в Палестине
NB!
25.01.17
Татьянин день: из прошлого в настоящее
NB!
25.01.17
Госдума обсудит декриминализацию «шлепков»: по запросу общества
NB!
24.01.17
«Битва адвокатов России и Украины приносит барыши Британии»
NB!
24.01.17
Порошенко: «Маннергейм популярен на Украине»
NB!
24.01.17
Франция: Черный лебедь или долгожданный принц на белом коне?
NB!
24.01.17
Белорусам пора учить польский язык и отдавать свои земли Польше?
NB!
24.01.17
«Трамп начинает править в духе Мадуро и Ким Чен Ына»
NB!
24.01.17
Россия передала сирийской оппозиции проект новой конституции Сирии
NB!
24.01.17
Россия, Иран и Турция побеждают в Астане
NB!
24.01.17
Порошенко продолжил дело Ющенко о признании «голодомора» геноцидом
NB!
24.01.17
Почему польские националисты делают ставку на Россию и Китай
NB!
24.01.17
Аграрные мечты Киева: Украина скоро будет кормить 400 — 500 млн человек
NB!
24.01.17
СМИ: Грузия будет предметом торгов Трампа и Путина
NB!
24.01.17
На объекты в России было около 70 млн кибератак — ФСБ
NB!
24.01.17
Колчак не прошел: суд постановил снять доску адмиралу в Петербурге
NB!
24.01.17
Задержанный в Вашингтоне корресподент RT может попасть в тюрьму на 10 лет