Интервью директора марийского фонда ОМС Татьяны Груздевой

Йошкар-Ола, 25 января 2005, 09:46 — REGNUM  

В связи с признанным фактом нецелевого расходования 58 млн. рублей из фонда обязательного медстрахования республики Марий Эл ИА REGNUM приводит интервью исполнительного директора Республиканского фонда ОМС в Марий Эл Татьяны Груздевой газете Марийская правда.

- Татьяна Константиновна, на чем основаны упорные слухи о "канувших в неизвестность" миллионах?

- Скажу сразу главное: никто ничего не украл. Все средства, о которых идет речь, направлены Фондом ОМС в лечебные учреждения на оплату медицинской помощи, оказанной застрахованным гражданам.

- Но дыма без огня не бывает...

- Конечно. Постараюсь объяснить. В сентябре прошлого года Федеральный фонд ОМС проверял, как республиканский фонд исполняет Закон РФ "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации". Нам сделано несколько замечаний. В частности, абсолютно правильно указано, что наша нормативная база российскому законодательству по ОМС в полной мере не соответствует, поскольку в Марий Эл с 1997 года в отсутствие страховых медицинских организаций фонд выполняет функцию страховщика - заключает договоры, ведет базу данных застрахованного контингента, выдает страховые полисы, защищает права застрахованных, проводит экспертизу качества медицинских услуг и оплачивает их. Поэтому нормативная база по ОМС была сориентирована на ту систему взаимоотношений, которая сложилась в республике.

С января 2005 года на страховое поле выходят страховые медицинские организации. Мы подготовили пакет документов по ОМС и направили его на рассмотрение и утверждение в правительство республики.

- Хотелось бы все-таки поговорить о миллионах, ушедших не по назначению.

- Процитирую вывод проверяющей комиссии: "Средства ОМС, направляемые фондом на оплату оказанной медицинской помощи по счетам, использованы медицинскими учреждениями на оплату расходов по статьям, не вошедшим в состав тарифа". За период с января 2001-го по июнь 2004 года эти расходы составили 391171,6 тысячи рублей. Эти средства Федеральный фонд расценивает как нецелевое использование. Позволю себе небольшое, но, на мой взгляд, очень важное отступление от темы разговора. С введением в действие второй части Налогового кодекса РФ очень подробно обсуждался вопрос о том, надо ли при определении налоговой базы по налогу на прибыль учитывать средства ОМС, полученные медучреждениями.

Независимый аудитор И.Гарнов в приложении к журналу "Главбух" "Учет в медицине" (№ 1, 2003 год) утверждает: средства ОМС не нужно учитывать как целевые поступления, более того, пишет аудитор, "целевым считается финансирование, если средства перечисляются в одностороннем порядке для решения строго определенных задач учреждения. Деньги выплачивают на основании сметы доходов и расходов. Затем получатель должен по ним отчитаться. Фонд обязательного медицинского страхования, конечно, устанавливает перечень тех затрат, которые финансируются за счет обязательного медицинского страхования. Но сметы доходов и расходов не утверждает, и отчет о целевом использовании полученных средств медицинские учреждения представлять не должны".

- Боюсь, это сложно для понимания читателей.

- Но это важно. Раз они подозревают нас в каком-то криминале, нужно объясниться. Значит, средства ОМС предназначены не для финансирования медучреждений в разрезе статей затрат, а для оплаты медицинской помощи гражданам в рамках программы ОМС в соответствии с тарифами.

- А тарифы кем устанавливаются?

- Мы формируем их на основе методических рекомендаций (обратите внимание на это слово!) федерального ФОМС. В тарифы могут быть включены только пять статей: зарплата с начислениями, медикаменты, продукты питания, мягкий инвентарь. При этом зарплата у нас традиционно выплачивается за счет средств бюджета. Плата за оказанную медицинскую услугу поступает в медучреждения с назначением платежа "Финансирование территориальной программы ОМС".

- И дальше уже главврач решает, на что потратить деньги?

- ЛПУ (лечебно-профилактическое учреждение) составляет смету доходов и расходов, где отражены все доходы, полученные из бюджета и внебюджетных фондов. В Бюджетном кодексе говорится, что бюджетные учреждения самостоятельны в расходовании средств, полученных за счет внебюджетных источников. Если они ушли на цели, к которым ОМС не имеет отношения (скажем, оплата коммунальных услуг сельским медикам или зарплата персоналу хозрасчетных подразделений), то мы заставляем возместить эти расходы. Если финансируются пять оговоренных тарифом статей - мы делаем вывод о рациональном расходовании средств. Все, что направлено на организацию лечебного процесса сверх пяти статей, - нерациональное (но не нецелевое!) расходование.

- Не воспримет ли читатель такое утверждение как простую игру слов? Почему руководитель ЛПУ не может работать в рамках Тарифного соглашения, финансируя строго пять статей?

- Несмотря на то, что в соответствии с Бюджетным кодексом содержание учреждений здравоохранения и их развитие находятся в исключительной компетенции бюджетов всех уровней, этих средств просто нет. Главврач вынужден направлять деньги ОМС туда, где в настоящий момент они нужнее всего и без чего невозможно оказать медицинскую помощь.

- Приведите, Татьяна Константиновна, примеры таких "нерациональных", но необходимых трат.

- Можно завалить стационары медикаментами, но если больному не будет поставлен правильный диагноз - о каком лечении вообще можно говорить? Что можно сегодня сделать без УЗИ-диагностики, рентгеновской аппаратуры? Как реанимировать больного без аппарата искусственной вентиляции легких? Как помочь человеку с зубной болью без стоматологической установки? Износ оборудования в медицинских учреждениях на начало 2001 года достигал 85 процентов, дальнейшая его эксплуатация становилась небезопасной для персонала и пациентов. А как ремонтировать операционные, процедурные кабинеты, родильные, детские, инфекционные отделения? Это же чревато такими последствиями, устранение которых потребует огромных средств. Или, скажем, как не приобретать санитарный транспорт, если он порою решает вопрос жизни и смерти больного? Да, эти расходы должны быть профинансированы из бюджетов. Но как быть руководителю медучреждения, если финансирование их бюджетом не предусматривается вообще либо отпущено на эти цели не более 10 процентов от потребности?

- Выходит, главврачи - заложники ситуации с финансированием? Все их "грехи" - от безденежья?

- И еще от того, что Закон "О медицинском страховании граждан в РФ" не пересматривался более 10 лет и безнадежно устарел. За это время были приняты Гражданский, Бюджетный, Налоговый кодексы. Многие "правила игры" изменились, а закон, касающийся системы ОМС, это не учитывает.

- Как вы считаете, удастся ли руководству Республиканского фонда ОМС и лечебных учреждений убедить работников прокуратуры, проверяющих сейчас факты, указанные комиссией Федерального фонда, в том, что 391 миллион страховых рублей израсходован на благо застрахованных?

- По крайней мере, мы можем доказать, что никто их не присвоил, не разбазарил, и фонд готов отчитаться за каждый рубль, направленный в учреждения здравоохранения на оказание медицинской помощи людям.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.