Льготы и богатство поморов: обзор прессы Архангельской области за 24 января

Архангельск, 24 января 2005, 16:26 — REGNUM  

Экономика Достанутся ли поморам богатства Поморья? (Бизнес-класс. Архангельск)

Закон "О недрах" вскоре должен претерпеть существенные изменения. Новая редакция закона, обсуждение которой активно идёт и в Москве, и в регионах, должна коренным образом поменять систему недропользования в стране. Основная цель нового закона - усилить вертикаль федеральной власти в минерально-сырьевом комплексе. Но усиление этой вертикали наверняка негативно скажется на развитии самих регионов, где, собственно, и располагаются природные кладовые страны.

Сейчас систему недропользования регулирует Федеральный закон "О недрах", принятый в 1992 году. Однако Минприроды и Минэкономразвития настойчиво предлагают новый вариант этого закона. В пользу законопроекта государство приводит много различных аргументов, указывая на то, что действующий Закон "О недрах" не совсем соответствует рыночным отношениям в системе недропользования. В числе главных недостатков государство называет, в частности, разногласия при разграничении полномочий в сфере недропользования между государством и регионами, разногласия в проведении аукционов, порядке выдачи лицензий на пользование недрами, а также при определении порядка ввода месторождения в освоение и прекращения прав на него. У регионов такая постановка вопроса вызвала непонимание. И не только у регионов...

Ключи от недр

Главным образом недоумение вызвала инициатива государства отменить принцип "двух ключей", прописанный в Законе 1992 года. Согласно закону и, в том числе, Конституции, права на недра принадлежат государству: ст. 72 Конституции РФ гласит: ":вопросы владения, пользования, распоряжения недрами, водными и другими ресурсами находятся в совместном ведении РФ и субъектов РФ". Таким образом, решения о выдаче лицензий на недропользование принимают органы исполнительной власти регионов и исполнительная власть России. Такое положение вещей перестало устраивать государство как собственника недр, и новым законопроектом в значительной степени ограничиваются права субъектов в вопросах лицензирования недропользования. Обойти букву закона предполагается очень просто - слово "государственная" собственность на недра в новой редакции закона предлагается заменить словом "федеральная". А на откуп регионам предлагается оставить всего лишь маленький "ключик" для таких вопросов, как освоение мелких месторождений далеко не стратегических ископаемых. Например, карьер "Покровское" в Онежском районе, где идёт заготовка щебня для строительных работ. Вот это как раз дело региона!

Из-за отсутствия ясности в системе лицензирования уже несколько лет выдача лицензий на все виды полезных ископаемых почти не ведётся!

Налоговая политика

Новая редакция закона предусматривает дальнейшее перераспределение налогов на недропользование в пользу федерального центра. Для сравнения, с 1992 года налоги на нефть, добываемую на месторождениях Ненецкого автономного округа, распределялись следующим образом: 60% оставалось в округе, 20% - в Архангельской области, а в федеральный бюджет уходили оставшиеся 20%. С 2002 года федеральный центр забрал 15% налогов у области, ей осталось лишь 5% от общего объёма налогов. Через год, в 2003 году, принимается решение урезать в налогах и сам округ. НАО стал получать всего 13,4%, область всё те же 5%, а Федерация - 81,6%. Новый закон предусматривает такую схему: округу 2,5%, области 2,5%, а в Москву оставшиеся 95%. Вот такая щедрость!

При этом финансирование развития инфраструктуры и воспроизводства минерально- сырьевой базы - всё это предстоит решать регионам на те самые 2,5% налоговых отчислений.

Таким же нехитрым способом регионам предстоит найти в собственных закромах средства на компенсацию "монетизированных" льгот. К примеру, в Архангельской области из 300 тысяч льготников только 100 тысяч будут получать льготы в денежном эквиваленте из федерального бюджета, остальные 200 тысяч - из средств областного бюджета. На это потребуется почти полтора миллиарда рублей (для сравнения: бюджет области чуть более 13 млрд). В таких условиях о каком воспроизводстве минерально-сырьевой базы может идти речь? Регионам это явно не по силам.

Колониальный подход

"Государство ведёт себя, как Испания в период колонизации Южной Америки, - делится своими впечатлениями от участия в начале декабря в парламентских слушаниях по обсуждению нового закона Александр Блудов, геолог с многолетним стажем, специалист департамента природных ресурсов администрации Архангельской области. - Последние 12 лет в стране идёт "сработка" запасов месторождений, разведанных ещё во времена Советского Союза. Т.е. все нефтяные компании работают на готовых, давно изученных месторождениях. Нефтяники не спешат вкладывать средства в геологическое изучение территорий и поиски новых. Это очень затратное и, главное, рискованное дело. Ни один частный инвестор не станет решать вопросы государства, вкладывая в это собственный средства. Новое законодательство отбирает у субъектов законодательные и экономические рычаги управления этими процессами на своей территории, у регионов пропадёт интерес к развитию собственной территории. И это можно сказать не только про нефть и газ. Те же изменения касаются и леса, и рыбы".

В современной России есть лишь один пример, когда частные компании решились вложить средства в поиск новых месторождений. Но это скорее можно назвать исключением, подтверждающим правило. Речь идёт об известной в нашей области Мезенской синеклизе. Из четырёх десятков российских и иностранных компаний всего четыре решились вложить деньги в это рискованное дело: "Татнефть", "Лукойл", "Газпром" и "Сургутнефтегаз". Сейчас на синеклизе уже закончен региональный этап геологоразведочных работ. Но это единичный пример не только в российской, но и в мировой практике! А по сути, выявлением перспектив должно и обязано заниматься государство.

Закон устарел

Но если вернуться к самому закону, то он, естественно, оговаривает вопросы, связанные далеко не только с добычей нефти и газа. По словам министра природных ресурсов Юрия Трутнева, выступавшего на парламентских слушаниях, Закон "О недрах" устарел, и надо готовить его новую редакцию. Но, по мнению большинства геологов, элиты геологической науки и бизнеса, 12 лет - это не срок для закона. Его можно улучшить, внеся ряд поправок, отвечающих современным реалиям, но ломать закон не стоит. Законопроект уже не первый год обсуждается на различных экономических форумах, в регионах, в министерствах и ведомствах. Только на последнем обсуждении на парламентских слушаниях в Госдуме в адрес разработчиков новой редакции закона поступило 114 предложений и рекомендаций от региональных администраций и законодательных собраний, союзов промышленников, полномочных представителей президента в федеральных округах и т.д. Но федеральная власть пока настаивает не на поправках к закону, а именно на его новой редакции. Окончательное решение по судьбе Закона "О недрах" будет вынесено уже в этом году.

И последнее: Из всего вышесказанного можно сделать вывод: к сожалению, тенденции в сфере управления недропользованием наводят на грустную мысль - когда начнётся комплексное, масштабное освоение недр Поморской земли (алмазы, полиметаллы, бокситы, нефть и др.), сами поморы этих богатств, скорее всего, не увидят.

Лесная охрана утрачивает прежние функции (Бизнес-класс - Архангельск)

"1 января 2005 года вступила в силу новая редакция Лесного кодекса РФ, закрепившая законодательно разделение функций государственного контроля за соблюдением лесного законодательства и государственного управления лесным хозяйством. Фактически это означает, что российская лесная охрана прекратила свое существование", - сообщил на минувшей неделе интернет-сайт Гринпис России.

Согласно новой редакции Лесного кодекса, государственная лесная охрана отныне переходит в структуру федерального органа по надзору в сфере природопользования. А лесхозы остаются в ведении Федерального агентства по лесному хозяйству (ФАЛХ). Другими словами, все сотрудники лесхозов, авиалесоохраны и других подразделений ФАЛХ отныне не являются работниками лесной охраны. А все функции по контролю за соблюдением лесного законодательства теперь сосредоточены исключительно в Федеральной службе по надзору в сфере природопользования.

Ошибка в цифрах

По словам Анатолия Миняева, начальника Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзора) по Архангельской области, "зеленые" ошибаются в цифрах. В подобных комментариях проявляется общее желание международных экологов постоянно критиковать реформирование ресурсной сферы российской экономики. Если говорить о цифрах, то фактическое количество людей, которые, скорее всего, будут задействованы в лесной охране, - порядка 1600 человек. Сейчас Федеральное агентство лесного хозяйства (ФАЛХ) и Росприроднадзор ждут постановления Правительства России, где будет четко определено, какая часть лесхозов в чье ведение перейдёт. Но то, что реформирование лесхозов состоится, это уже неопровержимый факт. Лесная охрана действительно станет функцией Росприроднадзора, а ФАЛХ будет заниматься распределением лесных ресурсов. В каком виде лесная охрана будет преобразована в самостоятельное юридическое лицо, пока однозначно сказать трудно, но, скорее всего, это будет ФГУ (федеральное государственное учреждение).

Сельские леса

Странно, что "зелёные" бьют такую тревогу именно по поводу судьбы лесной охраны, считает Миняев. Дело в том, что вступившие в силу поправки к Лесному кодексу кардинально меняют ситуацию и в других структурах лесного хозяйства.

Так, совершенно неопределенной оказалась судьба сельских лесов. Дело в том, что, согласно новым поправкам, сельские леса должны перейти в ведение субъектов Федерации. 19 января в Архангельске обсуждали судьбу сельских лесов и управления (до последнего времени федерального), которое сегодня руководит работой сельских лесхозов. Дело в том, что с изменением законодательства функции по отводу лесных участков под заготовку дров никому пока не переданы. Эти функции больше не будет исполнять муниципальная власть, но каким образом их будет исполнять областная - пока тоже никто определенно сказать не может. В итоге сельское население области может оказаться без столь необходимой древесины, которая должна идти на дрова и другие нужды. Кроме того, именно сельские лесхозы охраняли столь популярные у нелегальщиков пригородные и припоселковые леса, где происходит самое большое количество краж древесины. На данный момент этот самый доступный для браконьеров лес охранять некому.

Гринпис России обратился 19 января к главе администрации Архангельской области Николаю Киселеву с предложением принять предусмотренные действующим законодательством меры, позволяющие лесозаготовителям оставлять при рубках "на корню" деревья лиственных пород.

До настоящего времени господствующим видом рубок в Архангельской области являются сплошные рубки значительной площади (по действующим правилам, площадь лесосеки может составлять до 50 га, в отдельных случаях - до 75). Подобные рубки, если они выполняются в "классическом" варианте (без применения специальных мер по сохранению лесной среды), приводят к большим потерям биологического разнообразия, средообразующих функций лесов и к замещению хвойных древесных пород лиственными. В практике лесопользования в Канаде и Скандинавских странах чаще всего оставляются деревья лиственных пород (которые не только способствуют созданию микроклимата и сохранению подроста хвойных деревьев, но и обогащают почву за счет богатой и быстро разлагающейся листвы). Кроме того, в отдельных случаях оставляются отдельные деревья хвойных пород - или имеющие особую ценность для отдельных видов животных (например, деревья с дуплами), или, наоборот, не имеющие коммерческой ценности.

Правила рубок

По словам Анатолия Миняева, все не так просто, как может показаться на первый взгляд. Правила рубок, действующие на территории РФ, были сформулированы исходя из определённой целесообразности. Если оставлять на делянке лиственные деревья, то они со временем все равно высохнут и упадут. Когда на делянку придут люди, которые будут сажать лес, им все равно придется убирать оставленные лесопользователями после заготовок стволы, ветви, сучья. Ведь землю нужно будет вспахать заново.

Более того, несваленные деревья представляют собой угрозу жизни людей, которые придут потом на посадочные работы. Ведь подгнившие корни, высохшие стволы создают потенциальную опасность непредсказуемых, внезапных падений деревьев прямо на людей. Такие случаи были, и именно поэтому были заложены определенные нормы в правила рубок.

По мнению Анатолия Миняева, Архангельская область еще 10 лет назад могла создать свои региональные правила рубок. Такая возможность, согласно действующему законодательству, имеется. Просто у региональной исполнительной власти до последнего момента не было политической воли, чтобы сделать подобный шаг. Быть может, обращение к губернатору неправительственной общественной экологической организации "Гринпис России" изменит ситуацию?!

Защита от хищений

По словам Миняева, Архангельская область по-прежнему остаётся одним из самых неблагополучных регионов по распространённости нелегальных рубок. Особенно страдают от незаконных действий браконьеров в лесу Вельский и Котласский районы области. В нашем регионе уже были прецеденты, когда дело о хищении леса доводилось до суда, но областной суд так и не смог наказать обвиняемых. Нет в российском законодательстве, конкретно в Уголовном кодексе статей, которые бы позволяли наказывать должным образом за воровство в лесу. Административный кодекс предусматривает штрафы от 1000 до 2000 рублей, но ведь это смешные деньги.

Реформирования лесного хозяйства идёт в направлении организации учёта заготовленного леса. Только методы, которые сейчас наспех предлагает руководство ФАЛХ, пожалуй, приемлемыми считать нельзя. Идея маркировать каждое срубленное дерево при существующих в России объёмах лесозаготовок и нехватке кадров в лесной охране затормозит всю работу в лесу. Представим себе заготовителя, который сидит и ждет, когда придет учетчик и подсчитает всю вырубленную древесину... Начнутся сбои в промышленном производстве.

Вопросы остались

Итак, главным для всей системы лесной службы вопросом остаётся вопрос о новом лесном законодательстве, поскольку изменения в структуре лесного хозяйства, предусмотренные поправками в действующий Лесной кодекс, - это еще не кардинальные перемены, которые может принести новая редакция Лесного кодекса.

По мнению Анатолия Миняева, судьба нового Лесного кодекса находится в руках действующих министров экономического развития и финансов. По имеющейся информации, именно эти министерства - главные движущие силы в процессе формирования нового законодательства, касающегося природных ресурсов. 2005 год, судя по всему, - это рубеж, перейдя который Россия должна вступить в эпоху обновленной системы управления ресурсами. Лесные ресурсы - не исключение.

В любом случае прежде чем переходить на новые формы собственности в лесу, необходимо создать новую систему охраны, хозяйственной деятельности. Видимо, на это и направлены вступившие в силу поправки к старому Лесному кодексу. Закон должен бы углубить рыночную среду в лесной промышленности, перевести на рыночные рельсы и такие издавна государственные виды деятельности, как уход за лесом, лесопосадки, охрана лесов от пожаров и т.д.

Только, как всегда, вроде бы благое начинание в России натыкается на бюрократический подход, влекущий за собой реформирование без оценки возможностей этого реформирования, без необходимых средств и ресурсов. Такие реформы могут только уничтожить старое, но не создадут на его месте ничего нового.

Льготы на транспорте: проблемы остаются (Правда Севера)

"Правда Севера" в прошлом номере сообщила о том, что 43-й автобусный маршрут в Архангельске с 22 января закрывается из-за нерентабельности. Такое решение действительно было принято. Однако, чтобы не накалять и без того напряженную обстановку в городе, маршрут оставили до конца января. Дальнейшая судьба 43-го пока не определена. Руководство АПАП-1 заверяет, что они ищут возможность сохранить убыточный, но нужный архангелогородцам маршрут.

Кстати, муниципальные автобусы работают всего на 10 городских маршрутах. А ведь только на них действителен льготный проездной. Это автобусы маршрутов N 3, 9,10, 12, 14, 15, 25, 31, 43, 54. Причем машин на этих направлениях явно недостаточно. Проездные на февраль в Архангельске уже продаются. Они подорожали со 120 до 150 рублей. Причем на каждый вид транспорта - отдельный проездной. Архангельские ветераны, желающие регулярно пользоваться автобусом и троллейбусом, должны выложить 300 рублей - всю ежемесячную компенсацию за льготы. Проезд на троллейбусе в областном центре тоже подорожал с 5 до 6 рублей.

В городах области с транспортным обслуживанием льготников дело обстоит и того хуже. В Новодвинске льготных проездных вовсе нет. Народ, имевший ранее право на льготу, платит за билет полную стоимость и, естественно, возмущается. Здесь прошел несанкционированный митинг пенсионеров. Одно из главных требований льготников - немедленное решение транспортной проблемы. В Котласе местное автопредприятие пассажирских перевозок стоит на своем: без возмещения затрат из городской казны не будет никаких льготных проездных. Тем более что прошлые долги за льготные перевозки перед предприятием еще не погашены. Кворума в городском совете Котласа нет, а значит, принять внятное решение по городскому бюджету нет возможности. В Вычегодском льготники вышли на митинг. Грозят акциями протеста и котлашане.

Больше повезло северодвинским льготникам. По распоряжению мэра Александра Беляева они в январе ездят в городском транспорте бесплатно по ветеранским и пенсионным удостоверениям. Стоимость льготного проездного на февраль - 144 рубля. Муниципального транспорта в городе у Белого моря на душу льготного населения заметно больше, чем в областном центре, поэтому северодвинские ветераны на остановках не томятся.

Можно порадоваться и за наших доблестных милиционеров. Сотрудники УВД, исполняя свои служебные обязанности, будут ездить на муниципальном транспорте в Архангельске и Северодвинске бесплатно. До конца января аналогичное решение, по- видимому, будет принято и в Новодвинске. Между тем центральные СМИ распространили информацию: по прикидкам федеральных властей, льготный проездной в Архангельске должен стоить 100 рублей. Остается недоумевать, откуда взялась эта цифра? Кто и как будет компенсировать транспортным предприятиям выпадающие доходы? Ждать ли пассажирам-льготникам изменений к лучшему?

У репрессированных появилась надежда (Правда Севера)

Вчера наболевший "льготный" вопрос обсуждался на заседании комиссии по социальным вопросам областного Собрания депутатов. В нем участвовали представители департаментов обладминистрации и общественных организаций льготников.

Депутаты уже успели повстречаться с избирателями, многого от них наслушались и теперь сами задавали вопросы коллегам из исполнительной власти. Самый долгий "допрос" учинили начальнику областного управления соцзащиты Виктору Терехову: "Почему уравняли все категории областных льготников? Почему не учли интересы 3500 жертв политрепрессий, которые больше всех пострадали от реформы? Почему областные меры социальной поддержки не компенсируют утраченных натуральных льгот, как того требует закон? Рассматривалась ли возможность выбора: деньги или льготы?".

Виктор Павлович отвечал, что репрессированных поначалу хотели выделить: им планировалось выплачивать по 300 рублей, а остальным - по 250. Но облсобрание приняло единый для всех размер компенсации. По мнению Терехова, областные льготники ничего не потеряли: если в прошлом году на них потрачено 0,8 млрд рублей, то в наступившем выделяется 1 млрд 400 тысяч рублей. Трехсот рублей, опять же по мнению Виктора Павловича, на все хватает даже с лихвой: 90 рублей - компенсация за потерянную "телефонную" льготу, 14 рублей - за радио и порядка 100 рублей - за проезд (хотя даже социальный проездной стоит побольше. - М.Л.).

Что касается выбора, то федеральный закон оставлял регионам три варианта: денежные компенсации, сохранение льгот или смешанная форма. Мы пошли по третьему пути, взяв пример с центра, - оставили "коммунальную" льготу, а другие заменили деньгами. Доводы начальника управления соцзащиты ни депутатов, ни самих льготников не убедили. Председатель комиссии Людмила Кононова настаивала на том, что репрессированных лишили льготного лекарственного обеспечения. Их представители добавляли: и бесплатного проезда раз в год по железной дороге. Практически все согласились с тем, что сумма в 300 рублей слишком мала и должна быть пересмотрена. Ветераны требуют на сносную жизнь как минимум 500 рублей, жертвы репрессий - 800, профсоюзы поддерживают эти цифры.

У представителя департамента здравоохранения Татьяны Лихно депутаты допытывались: могла ли область повлиять на выбор уполномоченной фарморганизации? Как известно, ЗАО "Протек" фактически сорвало поставку лекарств в наши края. Ответ: нет, не могла, поставщиков определял Минздравсоцразвития.

Подумав, что делать, комиссия постановила вынести "льготный" вопрос на ближайшую сессию облсобрания (1 марта). А чтобы разговор получился конкретный, всем департаментам и управлениям предложено пока заняться расчетами. В частности, управление соцзащиты должно в семидневный срок предоставить реальную стоимость льгот по каждой категории.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail