Социолог Александр Согомонов: "Проблемы муниципальной реформы - от неверного толкования Христовых заповедей"

Новосибирск, 29 декабря 2004, 05:52 — REGNUM  Федерализм, региональная политика Москвы и отношения провинции и столицы в самых разных аспектах стал темой очередного семинара новосибирской Школы Публичной политики (ШПП). Как сообщает корреспондент ИА REGNUM, семинар по традиции прошел в санатории "Сосновка" в Бердске.

Приехавшими на семинар экспертами из Москвы стали вице-президент Фонда развития парламентаризма в России Андрей Захаров, социолог Александр Согомонов, генеральный директор Центра прикладных избирательных технологий, при Ельцине - помощник руководителя Администрации Президента РФ Игорь Харичев, заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа Сергей Маркедонов и консультант по межбюджетным отношениям Центра фискальной политики Ольга Воронцова.

Во вступительном слове Захаров отметил, что в последнее время в прессе и круглых столах с участием политиков и политологов, да и в выступлениях официальных лиц тема федерализма стала звучать гораздо меньше, чем раньше. По словам Захарова, "либо мы решили все проблемы федерализма, и их не надо обсуждать, либо просто не решили, и у нас нет никакого федерализма, и поэтому и обсуждать нечего.

Захаров охарактеризовал федерализм как "форму политического удобства". По его словам, смысл федерализма - в "рассредоточении власти" по нескольким уровням, создании "нескольких властных площадок". Власть при федерализме становится многослойна, говорит Захаров, и простой гражданин "чувствует себя уютней, он не подданный одного слоя власти". "Слои власти", по Захарову, вступают между собой в конкуренцию - не за гражданина и не за власть, а за эффективность своей работы. Между тем Россия имеет "богатый исторический опыт сосредоточения власти", тогда как опыта федерализма у нее, по сути, и нет.

На семинаре новосибирские слушатели ШПП впервые попробовали новую схему занятий - основной упор делался не на лекции, а на работу в группах. Под руководством московских экспертов слушатели получали больше возможности проявить себя и выразить свою точку зрения. В конце каждого из двух дней семинара группы представляли результаты своей работы на общих собраниях.

Работе групп предшествовали вводные выступления экспертов, перекликающиеся с темами их работы в группах. Специалист по кавказским республикам Сергей Маркедонов в своем выступлении обозначил проблему "горизонтального авторитаризма" - сосредоточения власти в руках губернатора. По мнению Маркедонова, "за внешней стороной успешного преодоления дезинтеграции российских регионов властью не названы новые вызовы".

Зачастую это приводит к латентному региональному сепаратизму. Причем речь идет не только о национальных республиках, но и о регионах с преимущественным количеством русского населения. В качестве примера Маркедонов привел словосочетание "созидательное сопротивление Москве" - официальная политика одного из южных регионов в ельцинский период.

Важным аспектом этой проблемы Маркедонов назвал то, что центробежные тенденции стали реакцией региональной элиты, воспитанной в советском духе, на демократические преобразования, идущие из Москвы. Однако "путинское правление неправильно восприняло этот вызов - горизонтальный авторитаризм был воспринят не как бегство от демократии, а как следствие демократии". И теперь, ликвидируя "демократию", Путин думает, что укрепляет государство, хотя на самом деле это, считает Маркедонов, не так. Кроме того, напоминает политолог, "парад суверенитетов" начала 90-ых - дело рук именно назначенных глав, первых секретарей обкомов.

Другие шаги по укреплению государства еще более нелогичны, считает Маркедонов. Например, введение федеральных округов просто породило "семь чиновничьих армий". При этом их создатели руководствовались "не президентской, а резидентской логикой" - лишенные реальных полномочий, полпредства занимаются сбором справок, отправляемых в Кремль.

Одной из важных выполненных функций полпредств политологи называют приведение регионального законодательства в соответствие федеральному. Однако и здесь есть накладки - едва закончив этот процесс, Москва дала Чечне конституцию, в которой упоминается "суверенитет Чечни" и даже "граждане Чечни" - то есть вещи, противоречащие федеральному законодательству.

А начатому процессу отмены выборности губернаторов предшествовало двухлетнее "изнасилование Дагестана" - республику вынудили заменить коллективного правителя - Госсовет, в котором были представлены старейшины всех народностей республики - на президента. Теперь смысла в этом нет.

По резкому замечанию новосибирского политолога и политтехнолога Виктора Козодоя, смысла нет и вообще в региональной политике Кремля, решения в которой принимаются спонтанно, по принципу "а давайте вот это попробуем". "Мы же сами говорим, что Общественная палата - это ширма. Какой смысл анализировать, какого она цвета", - возмущался Козодой.

Сама идея назначений глав регионов Маркедонову тоже не нравится. Кремль с таким трудом занимался выборами главы Чечни и считалось, что бороться с терроризмом президентский пост Чечни не мешает. Буквально в августе прошли очередные выборы, как случился Беслан и федеральная власть решила, что бороться с терроризмом можно только при назначении глав регионов. Что касается других национальных регионов, возглавляемых президентами, то теперь получается, что "президентов будет назначать президент, что выглядит абсурдно. Замыкание всей системы власти "на одного человека" - на Путина - Маркедонов считает опасным. Как только цены на нефть начнут падать, будет падать и рейтинг президента и Россия лишится своего стержня - той самой "вертикали власти".

Ольга Воронцова в свое лекции, посвященной межбюджетной политике, обратила внимание, что разница в среднедушевом доходе самых богатых нефтяных российских регионов и самых бедных - кавказских - достигает 86 раз. Андрей Захаров на правах ведущего обратил внимание, что к числу самых бедных относится мусульманский юг России, в этой связи служащий надежным поставщиком "человеческого материала" для религиозного экстремизма.

Методы Кремля по выравниваю этой разницы, по мнению Воронцовой, не выдерживают никакой критики - размер трансферта высчитывается не научным, систематическим путем. Его размер никогда заранее не известен, и представляет из себя "результат торга" между Москвой и руководством того или иного региона.

Москва, по словам Воронцовой, не заинтересована в сильных регионах, поэтому рассчитывать на средства из федерального стабилизационного фонда провинции не приходится.

Игорь Харичев в своем выступлении коснулся проблем неразвитости местного самоуправления и гражданской самоорганизации. По его мнению, отличия российского менталитета по сравнению с европейским, в результате ведущие к слабости муниципального самоуправления в России и его силе на Западе заключаются в российском "социальном инфантилизме", "нелояльному, враждебному отношению русских к собственному государству" и "непомерному чинопочитанию". А социолог Александр Согомонов свел слабость муниципалитетов к неправильному переводу Библии. На европейские языки Христова заповедь "возлюби ближнего своего" переведена как "возлюби соседа своего", что привело, считает социолог, к силе соседских связей и возможности объединяться для решения местных задач.

В своре время, в 1994-95 годах, Игорь Харичев был секретарем Общественной палаты наподобие той, о которой сейчас опять заговорил президент Владимир Путин. По словам Харичева, в середине 90-ых Палата действовала достаточно успешно, рассмотрела три весьма важных для страны законопроекта, однако затем был принят закон о борьбе с организованной преступностью - по оценке многих, давший начало "крышеванию" силовыми структурами бандитов и бизнесменов. Палата, рассмотрев закон, наложила на него вето, чем вызвала неудовольствие всесильного тогда главы службы безопасности президента Александра Коржакова. Он достаточно быстро добился ограничения полномочий Палаты, а вскоре и ее роспуска. Харичев рассказывает, что сделано это было с помощью аппарата Палаты - некоторые функционеры начали просто саботировать работу этого органа. В отличие от членов Палаты, работавших на общественных началах, аппаратчики были на бюджетных окладах, поэтому зависели от чиновников гораздо сильнее вольнодумцев-членов Палаты.

Затем слушатели школы разбились на группы. Группа Маркедонова обсудила тему "Российская региональная политика в постсоветский период". Воронцова позанималась со слушателями на свою коронную тему - "Межбюджетные отношения бюджетов разных уровней". Игорь Харичев руководил занятием на тему "Общественный контроль над властью" - его подопечные обсудили идею президента Владимира Путина о создании Общественной палаты.

Группа Маркедонова разработала новый проект регионального устройства Российской Федерации. По проекту, представленному молодым философом Евгением Рыжененковым и журналистом Марией Дранишниковой, деление страны на федеральные округа надо отменить - в кризисный момент это, как уточнил Маркедонов, может сыграть с Россией плохую шутку: самодостаточные и замкнутые на центры округа могут начать собственный парад суверенитетов. Вместо них, предложил Рыжененков, надо разбить страну на несовпадающие по границам "функциональные" округа - "образовательные", "военные", "правоохранительные", "судебные" и прочие. Захаров вспомнил сравнение одного из своих друзей-политологов, что сейчас Россия устроена как стопка шоколадок - если ударить по стопке, она расколется на разные части. Поэтому необходимо сделать линии разломов разных "шоколадок" несовпадающими - чтобы один и тот же регион входил в разные округа.

Выступление Рыжененкова и Дранишниковой вызвало бурное возражение Ольги Воронцовой. "Сейчас образование находится в муниципальном и региональном ведении, выделить его в федеральное нельзя", - сообщила она. Еще один журналист, Дмитрий Виноградов, напомнил, что уже сейчас существуют зачатки деления на "тематические" округа - например, границы военных и федеральных округов не совпадают. Например, Новосибирск входит в Сибирский военный округ со столицей в Чите, окружные структуры МЧС находятся в Красноярске, а Западно-Сибирский окружной арбитражный суд - в Тюмени, которая вообще относится к Уральскому федеральному округу. В тоже время, подчеркнул Виноградов, действующая разбивка на федеральные округа имеет свои плюсы - например, полпред может контролировать работу федеральных структур. Важную роль это играет при решении проблем, находящихся в ведении разных структур, например, борьбы с лесными пожарами - ими занимается не только МЧС, но и врачи, прокуратура, военные. Как будет осуществляться борьба с пожарами, например, в Иркутской области, которая по проекту "группы Маркедонова" могла бы войти сразу в несколько округов, не совсем понятно.

Также подопечные Маркедонова предложили вернуться к избираемости Совета Федерации (выбирать по 2 сенатора от региона), отказаться от смешанного этнически-территориального принципа деления страны в пользу исключительно территориального и разрешить региональные партии.

Работа группы Харичева вылилась в создание проекта Общественной палаты Новосибирской области - эта идея тоже обсуждается областными властями. Проект представляла Евгения Полиновская - одна из лидеров местных комсомольцев и одновременно советник губернатора по молодежной политике. По проекту группы выходило, что в Палату могут войти представители всех значимых Общественных организаций. Достаточно подробный проект так понравился слушателям и экспертам, что они рекомендовали Полиновской внести его в аппарат областного Совета и обладминистрации. Таким образом, начиная с этого семинара деятельность новосибирской Школы вплотную приблизилась к практической политике.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.