Компромисса нет

Ядерный удар
Ядерный удар
Иван Шилов © ИА REGNUM

«Чтобы война закончилась, Россия должна проиграть». Это заявил канцлер Германии Олаф Шольц — человек, который отнюдь не является самым большим ястребом на западном политическом олимпе. Однако Шольц в целом отражает точку зрения абсолютного большинства жителей как политического, так и академического олимпа в США и Евросоюзе. Все они считают, что Запад должен добиваться именно стратегического поражения России. Да, содержание «стратегического поражения» у каждого эксперта своё. Одни говорят об изматывании российской армии и стимулировании кризиса в российской экономике — другие же в своих надеждах доходят до смены власти в Кремле и территориальной дезинтеграции РФ. Но все едины в том, что никакой компромисс с Россией сейчас невозможен.

Казалось бы, они правы. На сегодняшний день пространства для компромисса нет. Россия не может согласиться на возвращение в границы даже февраля 2022 года (не говоря уже о феврале 2014-го) — Конституция РФ прямо запрещает даже переговоры о сдаче российских территорий врагу. И она (в отличие от некоторых депутатов Госдумы) не делает разницы между теми территориями, которые были российскими до осени 2022 года, и теми, которые стали таковыми после. С другой стороны, Запад с Украиной по понятным причинам не могут передать временно оккупированные киевским режимом новые территории РФ Москве — России придется освобождать их силой. И займет это освобождение, скорее всего, не один месяц.

Именно поэтому, не видя перспектив для переговоров с Кремлем, Шольц со товарищи и говорят о стремлении «нанести России поражение». Чтобы потом вести с РФ диалог уже не о компромиссе, а об условиях капитуляции — почетной или не очень. Однако бывший президент России Дмитрий Медведев попытался донести до западных «партнеров» последствия их стратегии. Господин Медведев не стал тут говорить о разнице в потенциалах между Украиной и Россией, делающей вероятным поражение как раз Украины. Не стал, выражаясь словами главы батальона «Восток» Александра Ходаковского, говорить о том, что Украина «мобилизует последних», а Россия «только раскачивается». Нет, Медведев привел новый аргумент — стратегического масштаба. «Проигрыш ядерной державы в обычной войне может спровоцировать начало войны ядерной. Ядерные державы не проигрывали крупных конфликтов, от которых зависит их судьба. А ведь это должно быть очевидно любому человеку. Даже западному политику, сохранившему хоть какие-то следы интеллекта», — заявил он.

Дмитрий Медведев
Дмитрий Медведев
Екатерина Штукина/POOL/ТАСС

Законно и целесообразно

По сути, Медведев предупредил Запад, что если Москва будет находиться на грани военно-политического поражения, то она вполне может применить ядерное оружие. Как против Украины, так и против западных стран.

И это будет законно. Российская ядерная доктрина, конечно, гласит, что Москва не будет использовать ядерное оружие первой и/или против неядерных стран. Однако в документе делается оговорка: условием, определяющим применение ядерного оружия, является «агрессия против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства». А поражение Российской Федерации в войне на Украине, как верно отмечают западные эксперты, действительно поставит под сомнение существование России как целостного демократического стабильного государства. «Патриотический» Майдан, гражданская война, обнищание население (в том числе из-за необходимости выплачивать Киеву репарации), сецессия отдельных территорий — все это последствие поражения.

Именно поэтому применение ядерного оружия в случае возникновения грани поражения не только будет законным, но и целесообразным. Выражаясь словами Владимира Путина, зачем нам мир без России?

Вопрос в том, что Кремль будет понимать под гранью поражения? Какие действия Запада или Украины будут двигать Москву к этой грани? Точного списка «красных линий» нет — по крайней мере, в публичном пространстве, — однако российские эксперты дают понять, что таковой гранью можно будет считать передачу Западом киевскому режиму либо оружия массового поражения, либо дальнобойного и высокоточного вооружения. В отличие от России, Украина не стесняется создавать угрозу глобального ядерного заражения (иначе бы она не обстреливала АЭС), а также не будет стесняться наносить удары по центрам принятия решений противника. И если тот же Запад передаст киевскому режиму нужные ракеты, то Украина вполне может запустить их в нужном ей направлении.

Медведев назвал перспективы таких пересечений, западные СМИ их массово растиражировали. Услышит ли их Запад?

На первый взгляд, уже услышал. Тот же Олаф Шольц фактически отказался передавать Украине танки Leopard — и, судя по всему, не только немецкий канцлер разделяет скеп сис относительно поставок Киеву тяжелых вооружений. Западные чиновники признают, что согласия по этому вопросу среди союзников нет. Однако не исключено, что в ближайшее время данное согласие появится — не стоит недооценивать умения США в области военно-политического принуждения союзников, а также не стоит переоценивать степень суверенитета этих самых союзников (того же Шольца).

Именно поэтому, как отмечают некоторые российские эксперты, все будет решаться не через убеждение Шольца со товарищи отказаться от опасных фантазий, а через их принуждение к принятию реальности. «Выбить этот фарисейский аргумент у таких, как Шольц, можно только успехами нашей армии на фронте. Когда Запад поймёт, что на поле боя им Россию не одолеть, война закончится. Причем на условиях России», — уверен украинский политик Олег Царев.

Танк Leopard 2A7
Танк Leopard 2A7
Ralph Zwilling/DPA /TASS

Цена граней

Однако каковы будут последствия такого сценария? Издание Atlantic считает, что к риску ядерной войны приведет как раз победа России. И, казалось бы, логично — ведь аргументы Медведева можно применить как к РФ, так и к США. Если ядерная держава — то есть Америка — окажется на грани поражения на Украине, то у нее может не остаться иных вариантов, кроме как применение ядерного оружия. Зачем США мир, в котором не будет американского господства?

То есть, получается, вариант с победой России тоже тупиковый для всех? Получается, что в отсутствие перспективы компромисса конфликт на Украине неизбежно перейдет в ядерную войну? Не совсем. Ключевым словосочетанием в формуле Медведева является «от которых зависит их судьба». То есть ядерная держава может нанести ядерный удар в том случае, если конфликт носит для нее экзистенциальный характер. И для России он экзистенциальный — в случае поражения войны нас не будет. А что будет с Америкой в случае её поражения?

Результат очевиден — конец однополярного мира, ослабление влияния на Европу, превращение США из глобальной в региональную державу. Но насколько он экзистенциален? Да, по мнению нынешней американской элиты, более чем. И они вроде как даже приводят аргументы, доказывающие верность этой точки зрения. Среди них всплеск региональных конфликтов (которые сейчас сдерживает американское лидерство), распространение оружия массового поражения — и, соответственно, рост угроз самой американской территории, которая в свете появления новых видов вооружений уже не может ощущать себя «островом». Ну и, конечно, угрозы экономические — потеря контроля над мировыми финансовыми институтами (единой валютой, МВФ и т.п.) повлечет за собой серьезные проблемы для американского бюджета, и без того всегда дефицитного.

Однако всё вышеперечисленное не является экзистенциальными угрозами, исходящими именно и исключительно из возможного поражения в украинском конфликте, — скорее это неизбежный процесс, связанный с опять же неизбежной утратой американского лидерства. И начался он не в феврале 2022 году, а в начале нулевых годов. По сути, все эти аргументы, все попытки доказать «экзистенциальные» последствия поражения являются стремлением нынешних американских элит максимально оттянуть момент окончательной утраты лидерства. Для США эта утрата, безусловно, неприятна, но не критична (Америка без глобального лидерства выживет и не распадется), однако для нынешних элит, взращённых в 90-е и нулевые годы в условиях этого лидерства, его потеря означает полный крах мировоззрения. Они просто не представляют себе мир и саму Америку без этого лидерства.

К счастью, в США есть и другие элиты. Те, кто считает данное лидерство глубоко обременительным. Те, кто уверен в необходимости тратить деньги не на внешние авантюры, а на развитие Америки. Те, кто не собирается из-за потери лидерства начинать ядерную войну. И эта категория американских прагматиков-изоляционистов (в частности, те же трамписты) в 2024 году постарается взять власть.

Поэтому нет, победа России не приведет к ядерной войне. Более того, она в какой-то степени даже будет выгодна США. Позволит американцам развязаться с затратным мировым лидерством и заняться своими собственными, американскими делами. Поэтому, перефразируя Шольца, чтобы Америка выиграла, она должна проиграть.