Корреспондент ИА REGNUM побывала в Мариуполе и пообщалась с жителями, получившими ключи от новых квартир. Она увидела, как в город возвращается мирная жизнь.

Отец Вики Александр уверен: Россия здесь навсегда
Отец Вики Александр уверен: Россия здесь навсегда
Анна Школа (с) ИА REGNUM

— Вот сейчас дадут нам ключики, и посмотрим наше жильё! — говорит Ирина.

Мы въезжаем в Мариуполь. В городе канонада уже давно сменилась звуками большой стройки. Гремит и то и другое примерно одинаково, но когда едешь из Донецка, в какой-то момент ловишь себя на том, что грохот большой стройки приятней грохота прилёта РСЗО «Град». У Ирины в самом начале прошлого года в результате боевых действий сгорела квартира.

— Не хочется плакать, когда получаешь квартиру, — с извиняющейся улыбкой произносит Ирина. Она улыбается, верит, что с новой квартирой такого не повторится.

Ирине удалось сдержаться и не заплакать, когда она получала ключи от новой квартиры
Ирине удалось сдержаться и не заплакать, когда она получала ключи от новой квартиры
Анна Школа (с) ИА REGNUM

В машине гул голосов — обсуждают насущные проблемы Донецкой Народной Республики. Цены высокие, вода в трубах мерзнет, где-то вообще нет этой воды, сотрудники ЖЭКа хамят по телефону. Вопросов больше, чем ответов, а фраза «переходный период» уже давно стала обозначением длительного промежутка времени, требующего всеобщей мобилизации. Иногда людям просто надо высказаться и не думать о том, когда решится та или иная проблема. Тем более военная, никто ведь не знает, как выходить из состояния войны.

На горизонте часто появляются новые дома: яркие, светлые, мирные. Есть в Мариуполе улица Иртышская, мы сейчас едем по ней. На фоне разрушенных домов из тумана вырастают красивые, оранжево-белые многоэтажки. Из тумана, потому что море рядом и зима на дворе.

Новые многоэтажки в Мариуполе вырастают то тут, то там. Стройка гудит. Но разрушенных домов пока больше
Прежде, чем получить ключи от новых квартир, мариупольцы несколько месяцев скитались
Новые многоэтажки в Мариуполе вырастают то тут, то там. Стройка гудит. Но разрушенных домов пока больше
Анна Школа (с) ИА REGNUM
Прежде, чем получить ключи от новых квартир, мариупольцы несколько месяцев скитались
Анна Школа (с) ИА REGNUM

Все, кто получит сегодня ключи в новом доме Приморского района по улице Иртышская, скитались по друзьям и знакомым, у которых чудом не разнесло квартиры. Семья Александра Горшкова жила в своей разрушенной квартире, но когда пришли морозы, им пришлось переехать к знакомым. И вот он уже показывает своей дочке Вике её комнату. Девочка ещё маленькая, и я спрашиваю Александра, не страшно ему с семьёй селиться в новую квартиру после всех обещаний Зеленского отнять Мариуполь обратно.

— Не знаю, что там грозится сделать Зеленский, — отвечает он. — Опасения небольшие есть, но я стараюсь об этом не думать. Надо идти вперёд, а плохие вещи забыть. Думаю, у него ничего не получится с обещаниями, так как с нами Россия.

И тут я вспоминаю другого человека — Игоря. Он получал ключи здесь же несколько дней назад и плакал. Нет, рыдал. Не мог поверить в то, что ему выдали новую квартиру. «Просто это всё так… — говорил он, — после двух месяцев бомбёжек… Мать погибла. Так бы вместе получили квартиру. Она, когда жива была, засыпала и говорила, мол, не стреляют, не спится как-то. А теперь я один».

Игорь вспоминает мать. Она тоже хотела дожить до этого дня
Игорь вспоминает мать. Она тоже хотела дожить до этого дня
Анна Школа (с) ИА REGNUM

В руках он держал пакет со «взрослым» содержимым — колбаской и 100 грамм «победных», куда ж без них. Он говорил, что хороший хозяин в новый дом должен заходить не с пустыми руками.

Александр, как и Игорь, не хочет говорить про боевые действия. Потому что когда начинают, плачут, несмотря на то, что взрослые и мужчины. А плакать в такие счастливые дни, как получение новой квартиры, нельзя. Я говорю Александру, что Мариуполь — это сейчас место, где можно почувствовать мир. Пожить в мире. Том мире, которого мы все ждём. Отстраивающемся, с водой из кранов, которая в Донецке давно не идет, с возможностью пройтись по улице и не думать о том, что где-то сейчас упадёт вражеский украинский снаряд.

Мы возвращаемся из Мариуполя с осознанным ощущением того, что в душе поселилась абсолютная радость. Им будет тепло в новой квартире. И хотя я еду в любимый страшный Донецк, мне радостно.