Главный редактор Infopress. am, заместитель председателя Партии реформистов (Армения) Наталья Сагиян в интервью ИА REGNUM рассказала о ряде обстоятельств, сопровождавших последнее обострение на армяно-азербайджанской границе.

Нагорный Карабах
Нагорный Карабах
Иван Шилов (c) ИА REGNUM

Почему Армения не объявила мобилизацию и военное положение, прежде чем обратиться к ОДКБ? Ведь у многих создалось впечатление, что Ереван хочет решить свою проблему «руками России»?

Мне сложно комментировать решения властей Армении, так как они не отличаются обоснованностью или аргументированностью. Могу сказать, что вопрос обращения в ОДКБ затянули.

На мой взгляд, это одна из причин того, что в Армению была направлена комиссия вместо развертывания контингента. По сути, обращение от Армении было направлено тогда, когда интенсивность агрессии Азербайджана против Армении несколько снизилась. ОДКБ — большая организация, следовательно, реагирование в таком формате не может быть моментальным, и власти Армении не могли об этом не знать.

На этом фоне смехотворны претензии к ОДКБ, озвученные секретарем Совета безопасности и прочими спикерами от нынешней власти. С учетом заявления премьера о том, что они за несколько дней знали о готовящейся агрессии, к ним много вопросов, поскольку знали, но ничего не сделали. Если власть знает и ничего не делает для организации надлежащей защиты границ своей страны, любые претензии к третьим сторонам, в том числе к стратегическим союзникам, как минимум вызывают недоумение.

Учения ОДКБ
Учения ОДКБ
Odkb-csto.org

Почему в Ереване все послесоветские годы разрасталось до немыслимых размеров американское посольство? Не очень понятно, в какую игру играет Пашинян. Как внутри Армении видится его роль?

Вопрос посольства США в Армении всегда вызывал неоднозначную реакцию. До цветной революции 2018 года Армения как государство старалась вести сбалансированную внешнюю политику (уникальную в своем роде), и нам это удавалось. Удавалось благодаря тому, что Армения как государство была надежным, предсказуемым партнером, внятно озвучивающим свою позицию. Наши взаимоотношения как с Россией, так и с Западом были в целом прозрачны, и все контрагенты понимали, что геополитическое положение Армении таково, что наши интересы требуют от нас сбалансированной внешней политики, без перекосов. В Армении была власть, действия и позиция которой на внешнеполитической арене были понятны, предсказуемы, конструктивны и адекватны. И все были более-менее согласны с установившимся статус-кво на Южном Кавказе. Но мир меняется, интересы игроков изменились, что привело к запуску процесса дестабилизации внутриполитического поля в Армении, и в результате мы получили «подарок» в лице Пашиняна.

С точки зрения интересов Республики Армения Пашинян играет в очень опасные игры с игроками, которые таких, как он, «проглатывают» на завтрак. До поры до времени он выгоден всем, поскольку щедро дает взаимоисключающие обещания на всех фронтах. Но наступает момент, когда обещания нужно выполнять и усидеть на всех стульях сразу не выйдет. Для своего электората популист Пашинян — спаситель, поскольку умеет манипулировать, как никто. Но в глобальном плане «мирная повестка» (с Турцией и Азербайджаном, которые выставляют условия, несопоставимые с суверенитетом и территориальной целостностью Армении), провозглашенная правительством Пашиняна, только усугубляет положение Армении, особенно после 44-дневной войны и последовавших за ней нескольких агрессий со стороны Азербайджана, которые закончились оккупацией суверенной территории Республики Армении.

Является ли противостояние Армении и Азербайджана религиозным? Или господствуют сугубо политические или национальные мотивы?

Этот вопрос, думаю, нужно рассматривать в динамике. Когда в 1988 году начиналось карабахское движение (движение за независимость Нагорно-Карабахского автономного округа, который армяне называют исконным древним названием Арцах), вопрос стоял о физическом выживании армянского народа на территории НКАО, поскольку властями Азербайджана регулярно проводились этнические чистки. Корни этого противостояния имеют также и религиозную составляющую, но, с другой стороны, армяне как народ доказали, что нам не свойственна ненависть на религиозной почве: на территории Армении проживают нехристианские народы: езиды, курды, иранцы, и у нас с ними нормальные отношения.

Со временем, после поражения Азербайджана в первой Арцахской войне (1991−1994 гг.) и с началом переговорного процесса, вопрос обрел новые грани, стал и политическим, и национальным, и религиозным. К примеру, азербайджанцы, чтобы стереть следы того, что на этой земле всегда жили армяне, при первой же возможности уничтожают наследие древней армянской культуры, которая в массе своей представлена древними церквями, часовнями и хачкарами (крест-камнями). Что это? Ненависть на религиозной почве? Для непосредственных исполнителей — возможно, но для официального Баку, откуда идут указания, это чисто политический вопрос — уничтожить следы проживания армян там, где Азербайджан хочет создать иллюзию своей древности.

Азербайджанские солдаты во время войны. 1992 год
Азербайджанские солдаты во время войны. 1992 год
Ruaf Mammadov

Каково отношение Армении к Белоруссии в разрезе карабахского кризиса? Не секрет, что Белоруссия поставляла вооружение Азербайджану, в том числе тактические ракетные комплексы «Полонез».

Конечно, для той части населения Армении, которая не интересуется политикой и не вникает в хитросплетения внешнеполитических интересов, поставки оружия врагу любыми странами расцениваются как предательство. Думаю, это явление присутствует везде, где есть подобные конфликты.

Конечно, тревожит стратегическое сближение Белоруссии и Азербайджана, неоднократные заявления об этом президента Белоруссии, и все это вызывает неоднозначную реакцию в обществе. Но общество неоднородно, понимающие понимают, что мир стал очень сложным, страны взаимодействуют с разными союзниками на разном уровне и в разных направлениях. Такова реальность, и мы должны принимать геополитическую обстановку в мире в целом и вокруг Армении в частности, как есть.

У Республики Армении в этой связи должна быть своя парадигма: определить свои национальные интересы и добиваться их соблюдения всеми доступными способами с учетом сложной геополитической обстановки.