Президент Белоруссии Александр Лукашенко сильно преувеличивает собственную значимость для Пекина. В китайской политике Белоруссия — небольшое государство между Россией и Евросоюзом. Об этом корреспонденту ИА REGNUM 15 сентября заявил председатель оргкомитета белорусского общественного объединения «Гражданское согласие» Артём Агафонов, комментируя визит белорусского лидера на саммит ШОС в Самарканде.

Артём Агафонов
Артём Агафонов
Цитата из вмдео «Артём Агафонов рассказал о задачах и роли движения Гражданское согласие» на YouTube

Следите за развитием событий в трансляции: «Саммит ШОС в Самарканде — все новости»

«Сегодня у Лукашенко был внешнеполитический праздник. После 2020 года для белорусской внешней политики наступили тяжёлые дни. Западный вектор, который так долго пестовался многовекторной белорусской дипломатией, ожидаемо (для всех, кроме белорусского МИД и обитателей минского Дворца Независимости) стал резко враждебным, Белоруссия оказалась под санкциями. В последние два года практически единственным собеседником Лукашенко из числа его коллег был президент России Владимир Путин. Тем большую ценность представляет для него сегодняшний визит в Самарканд, где он уже успел пообщаться с президентом Узбекистана, генсеком ШОС, премьер-министром Пакистана. С Путиным в этот раз встречи не запланировано, но вместо неё была встреча с Си Цзинпином», — рассказал Агафонов.

«Встречаясь с председателем КНР Лукашенко просто излучал учтивость, если не сказать более. Одна история с медицинскими масками чего стоит! Он не просто надел маску на встречу, чего от него не мог добиться никто, включая белорусский Минздрав, но использовал маску с китайским флагом и прихватил десяток таких же, пообещав раздать в Минске. Было много слов белорусского президента о «железном братстве» и «всепогодном сотрудничестве». Вот только какой-то конкретики в потоке этих цветастых выражений не прозвучало», — считает политик.

«Лукашенко можно понять — после катастрофического провала на западном направлении он вновь стремится диверсифицировать свою внешнюю политику, и китайское направление здесь самое очевидное. Количество дифирамбов в адрес Поднебесной в его речах традиционно превышает их количество в адрес реального союзника в Москве, который спас его два года назад. Вот только оправданы ли такие усилия? Мне кажется, белорусское руководство сильно преувеличивает собственную значимость для Китая. Мы имеем некоторое значение как транзитный маршрут в рамках стратегии «Один пояс — один путь» и как точка входа на российский и европейский (сейчас только российский) рынки. Китайцы вообще большие прагматики, и для них не имеет принципиального значения то, кто будет руководить страной. Главное, чтобы правитель им не мешал».
Артём Агафонов

Политик считает, что нет никакой особой китайской политики на белорусском направлении. «Да, Китай инвестирует в «Великий камень», но он инвестирует по всему миру. Да, Китай строит в Минске большой стадион. Но подобными стадионами застроена вся Африка. Мы для Пекина — одна из множества небольших периферийных стран. И единственное, что нас отличает от них — наш союз с Россией, с которой у Китая действительно особые отношения. Поэтому, как бы ни старался Лукашенко, Си Цзинпин в своих отношениях с Белоруссией всегда будет учитывать интересы Москвы. Здесь приоритет очевиден, и пора это признать», — уверен Агафонов.

Как сообщало ИА REGNUM, президент Белоруссии Александр Лукашенко 15 сентября приехал в Самарканд на саммит ШОС. На встрече с генеральным секретарем организации Чжан Мином белорусский лидер заявил, что Белоруссия решила стать полноправным членом «шанхайской семьи».