Государство и местное самоуправление в больших городах: союзники или соперники?

Москва, 30 ноября 2004, 12:28 — REGNUM  Вопросы о том, что представляет собой феномен большого города, необходимо ли и возможно ли в нем местное самоуправление, стал предметом очередного заседания дискуссионного клуба в Фонде "Институт экономики города", состоявшегося 25 ноября. Напомним, что в настоящее время в России 13 городов имеют население от 1 млн человек и более и 32 города - от 500 тыс. человек.

Свои тезисы представили для обсуждения экспертам доцент географического факультета МГУ Леонид Смирнягин и профессор Московского архитектурного института Вячеслав Глазычев.

По мнению Л.Смирнягина, применительно к большим городам, численностью населения свыше полумиллиона человек само понятие "местное самоуправление" утрачивает смысл. Это связано с тем, что наиболее крупные города представляют собой весьма сложные феномены, как с хозяйственной, так и с социальной, политической и административной точки зрения. "По сути своей местное самоуправление это самоуправление по месту жительства; оно нацелено на решение задач, затрагивающих только местных жителей, - отметил он. - Если же мы имеем дело с поселением порядка миллиона жителей или 500 тысяч, масштаб задач делается гигантским, теряется чувство общинности и возможность мобилизовать жителей для тех или иных единых действий". В связи с этим нередко звучат предложения передать управление ими в руки государства, однако в нашей практике под управлением часто подразумевается власть, претендующая в патерналистском духе на охват всех сторон жизни, констатировал Л.Смирнягин. "Между тем такой задачи в демократическом обществе не стоит, - подчеркнул он. - Общество прежде всего живет своей самоорганизацией, и надо иметь в виду, что у большого города возникают собственные большие возможности для самоорганизации". Кроме того, он напомнил о необходимости помнить о принципе разделения властей на три уровня - федеральную, региональную и местную, муниципальную, каждая из которых располагает собственными полномочиями.

По мнению Л.Смирнягина, решение проблемы эффективного управления большими городами возможно путем введения элементов государственного управления наряду с муниципальным, например, в лице государственного чиновника - префекта, назначаемого президентом либо губернатором, и выборного должностного лица местного самоуправления - мэра. При этом следует произвести четкое разделение сфер ответственности таким образом, чтобы вопросы, непосредственно имеющие отношение к местным проблемам (например ЖКХ, образование, медицина), оставались в ведении органов МСУ, а задачи государственного уровня, возникающие вследствие очень крупного масштаба города, предоставлялось решать префектуре.

Ликвидация местного самоуправления в крупных городах и столицах регионов была бы не просто нарушением Конституции, но и грубой ошибкой - как политической (очередное ограничение прав на выборы), так и управленческой (смешение различных функций и полномочий), отметил Л.Смирнягин. "Если встает задача усиления управления городом, надо не заменять местное самоуправление государственным, а сочетать их друг с другом, что и делается сплошь и рядом в других странах, и что вполне соответствовало бы Конституции", - резюмировал он.

В.Глазычев, со своей стороны, предположил, что условия для эффективной работы местного самоуправления как формы саморегулирования жизни локального сообщества существуют только в горизонте численности населения города от 20 до 50 тыс. человек. Выше и ниже этих порогов эффективность МСУ падает, отметил он. При этом многочисленные натурные исследования свидетельствуют об отсутствии корреляции между тем выбран или назначен глава МСУ и условиям жизни в том или ином городе, констатировал В.Глазычев.

Российские постсоветские города находятся в кризисном состоянии и нуждаются в соответствующем антикризисном управлении, отметил В.Глазычев. В частности, процент износа коммунальных сетей таков, что исправить ситуацию может только прямое вложение федеральных ресурсов, поскольку нынешняя бюджетная система такова, что города лишены финансовой возможности самостоятельно решать вопросы своего жизнеобеспечения.

"Коллапс в ряде городов чрезвычайно близок, и это понимает каждый, - пояснил В.Глазычев. - А коллапс систем жизнеобеспечения на уровне большого города это политическая катастрофа". Эта политическая катастрофа, по его мнению, вынудит федеральный уровень пересмотреть свой подход к распределению средств между уровнями власти. "Если будет происходить вложение централизованных, бюджетных финансов, то вполне резонно, что должен быть и прямой государственный тип управления и ответственности за использование этих финансов, - отметил он. - В этом отношении нечто вроде позиции префекта для крупных городов абсолютно неотвратимо". В частности, пояснил В.Глазычев, это связано с низким уровнем профессионализма управленцев на муниципальном уровне, мыслящих инерционно и склонных продолжать механически вкладывать средства в технические решения, неэффективность которых доказана на практике, вместо того, чтобы искать иные, более свежие решения.

В то же время, по его мнению, следовало бы раздробить большие города на части, которые могут представлять из себя сообщества, способные к местному самоуправлению, как это сделано, например в Лондоне. "Это школа демократии, школа освоения корпоративной собственности горожан и т.п.", - заметил В.Глазычев. По его словам, формирование локальных сообществ в границах крупного города становится возможным при появлении понятия капитализации территории, когда собственники начинают связывать стоимость своей недвижимости с ее качеством и осознавать свои реальные корпоративные интересы как жителей данной территории. Для России подобная перспектива еще в будущем, однако уже сейчас возможно предпринимать первые действия, содействующие формированию таких территориальных ячеек.

"Я настаиваю на абсолютной необходимости сохранения и развития принципа выборности и местного самоуправления, которому, однако, еще надо научиться, - подчеркнул он. - Но при этом перекладывать на это местное самоуправление, лишенное сегодня реальных средств, ответственность за систему жизнеобеспечения, когда федеральный центр забрал все средства себе, и безнравственно, и технически непродуктивно. Отсюда следует, что необходим инструмент реализации государственных средств и ответственности за их использование в том, что касается базовой системы жизнеобеспечения".

Как пояснил В.Глазычев, в Приволжском федеральном округе в настоящее время уже создан и действует антикризисный центр, разрабатывающий алгоритмы борьбы с коммунальными катастрофами, что, в частности, позволило не допустить повторения владивостокского сценария в Ульяновске. Подобных управленческих инструментов в стране пока нет, отметил он. "Мои коллеги и я стремимся создать магистратуру второго образования без отрыва от производства для того, чтобы подготовить минимум профессиональных антикризисных управляющих, которых пока просто нет в природе за исключением одного-двух", - рассказал он.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.