О том, что значит для мировой политики и для России визит спикера палаты представителей Конгресса США Нэнси Пелоси на Тайвань, какими могут быть последствия блокады Тайваня для мировой экономики и что может стать причиной военной операции Пекина против Тайбэя, в интервью ИА REGNUM рассказывает писатель и китаевед Юрий Тавровский.

КНР и Тайвань
КНР и Тайвань
Иван Шилов © ИА REGNUM

Следите за развитием событий в трансляции: «Летящей походкой: визит Пелоси в Тайвань и угрозы Китая — все новости»

Что означает визит Нэнси Пелоси для глобальной политики? Что изменится? Или ничего не изменится?

Юрий Тавровский: Я думаю, что изменения не будут сильными. Вторая глобальная холодная война принимает всё более реальные очертания. Если на западном фронте, российском, она видна очень четко, а на украинском направлении фронта и вовсе реализуется в «горячем» виде, то на фронте восточном, китайском, начатая в 2018 году подготовительная работа приобретает всё более зримые очертания: усиливается политическая и военная напряженность, американцы провоцируют своих сателлитов на враждебные выходки. Ничего хорошего из этого не выйдет, хотя китайцы продолжают проявлять «стратегическое терпение».

Си Цзиньпин продемонстрировал это «терпение» во время Гонконгского и Синьцзянского кризисов — без пролития крови, без использования вооруженной силы он «стальной рукой в лайковой перчатке» не спеша навёл порядок. Реакция Китая на тайваньскую ситуацию из-за глобального шума последует скорее раньше, чем позже. Скоро страсти улягутся и развернется планомерное, системное контрнаступление в духе Си Цзиньпина, которое будет проводиться в экономическом, в военном и в информационном аспектах. Собственно, оно уже началось.

Съезд КПК
Съезд КПК
Mfa.gov.cn

Существует мнение, что сложившаяся ситуация сильно ударит по репутации Си Цзиньпина в преддверии ХХ съезда КПК нынешней осенью. То есть его поставили перед выбором: начать конфликт с неизбежными людскими и экономическими потерями или отказаться от реагирования на визит Пелоси, но при этом проявить слабость.

Юрий Тавровский: Мы ожидаем проведения съезда КПК в октябре. Я думаю, что те, кто не любит Си Цзиньпина, будут относиться к нему так же. Те, кто его любит, станут любить еще больше — за то, что он не начал кровопролития, не подверг риску стабильное развитие Китая.

В конце июля Джо Байден позвонил Си Цзиньпину. Сами понимаете, о содержании разговора всплыло мало информации. Но уже тогда было известно, что ожидается визит Нэнси Пелоси. Я не исключаю того, что было достигнуто некое взаимопонимание. «В ваши края рвется с визитом шальная Нэнси, которую даже я как президент США остановить не могу в силу разделения ветвей власти, изложенного в Конституции. Не реагируйте на её визит слишком резко, не стреляйте. Мы скоро проводим её в отставку — после ноябрьских выборов она перестанет быть спикером, её забудут. Мы с вами понимаем, что на кону ставки побольше, чем неудовлетворенные амбиции престарелой актрисы».

Полагаю, что Си Цзиньпин готов пойти на определённые репутационные потери в Китае и в мире, осознавая незыблемость своих позиций генсека Компартии, главы КНР и главнокомандующего вооруженными силами. Тем более что соизмеримых ему фигур в Пекине не замечено… Навязанный Пелоси жанр политического представления возбудил публику. Все устроились на лучших местах, достали попкорн и стали ждать поединков, кровопролитий. Но пекинский демиург не собирался участвовать в спектакле сан-францисской актрисы. Мы с вами всё более отчетливо видим, что время работает на Китай и против Америки. Главное сейчас для Пекина не уйти на боковые дорожки с магистрали «Великого возрождения китайской нации».

Что касается самого Китая, то в СМИ и соцсетях при освещении поездки Пелоси прозвучали истерические нотки, это правда. В Китае сейчас самая главная тенденция — патриотизм/национализм, он усиливается, особенно среди молодёжи. Я ждал, что в Пекине начнутся демонстрации в районе американского посольства. Ничего не произошло. Это симптом того, что легкие на подъем студенты не сочли нужным раскачивать лодку, а власти не хотят разжигать этот конфликт внутри общества. Впереди ключевое событие 10-летнего правления Си Цзиньпина — ХХ съезд КПК. Все усилия и всё внимание будут сосредоточены именно на этом.

Си Цзиньпин
Си Цзиньпин
Mfa.gov.cn

Существует мнение, что весь этот клубок противоречий между Байденом и Пелоси — просто хорошо поставленная игра в «хорошего» и «плохого» полицейского. Формально Байден не может приказывать Пелоси, он может только рекомендовать. Но в реальности противоречий между Байденом и Пелоси нет.

Юрий Тавровский: Существует «китайский», точнее «антикитайский» консенсус в Демократической партии, точно такой же консенсус существует и в Республиканской партии, а также и между двумя партиями, вместе взятыми. Еще со времён Трампа началась холодная антикитайская война, решения антикитайского характера принимались практически единодушно обеими партиями, обеими палатами Конгресса. Пелоси в личных целях побежала впереди паровоза антикитайской политики, сильно переборщила. Она всё-такие третье лицо в системе власти, и делать сразу такой качественный негативный скачок в отношениях с Китаем американские элиты не планировали.

Для нас, для России, конфликт вокруг Тайваня и визита Пелоси что означает?

Юрий Тавровский: Наши отношения с Китаем являются отношениями стратегического партнерства. И они развиваются одновременно по правилам арифметики и по правилам высшей математики.

По правилам арифметики — это торговля, какие-то претензии, кто-то самолёт не хочет строить, а кто-то наоборот — побольше нефти купить, и подешевле, и т.д. Есть еще высшая математика — это национальные интересы двух стран в условиях холодной войны. С точки зрения этой «высшей математики» ничего не меняется. Китайцы не рассчитывали на нашу помощь в этом кризисе, точно так же, как мы не рассчитывали на их помощь в украинском кризисе.

Не думаю, что вся ситуация с Пелоси окажет влияние на наши с Китаем отношения. Мы выполнили всё, что полагается сделать партнёру: опубликовали заявление МИД, высказал свою позицию наш парламент, прокитайскую позицию заняли наши влиятельные СМИ. Китаю больше ничего, собственно, и не нужно. С Тайванем они способны разобраться самостоятельно, а до серьезного конфликта с США дело ещё не дошло. Вот когда дойдет, тогда, в соответствии с теорией Лобачевского, параллельные прямые в бесконечности пересекутся…

Китай ввёл санкции против Тайваня: отказался закупать морепродукты, фрукты и поставлять песок. Грядут ли в будущем более жесткие меры в отношении Тайваня?

Юрий Тавровский: Какие-то меры неизбежны, но ограниченные. Взаимопроникновение Тайваня и материка огромное. Тайвань инвестировал в материковый Китай $200 млрд. Объем торговли тоже колеблется вокруг этой отметки $200 млрд. На материке действуют тайваньские фирмы, постоянно живут сотни тысяч тайваньских специалистов, управленцев, элитных врачей. Материк и Тайвань — это даже не сиамские близнецы, а единое тело.

Китайский контейнеровоз
Китайский контейнеровоз

Если это настолько единый организм, военная операция против Тайваня со стороны Китая становится невозможной? Военные действия нарушат поставки не только в Китай, это приведёт к нарушениям в логистике, к разрушению товарных потоков, убыткам в экономике ведущих стран.

Юрий Тавровский: Всё верно. Никому не хочется резать курицу, несущую золотые яйца. Но если речь пойдёт о национальной безопасности, о престиже нации, то Китай неизбежно военную силу применит.

Что это за условия?

Юрий Тавровский: Если власти Тайваня провозгласят независимость от Китая, Пекин немедленно начнет военную операцию. Именно к этому, к провозглашению суверенитета, отложению от Поднебесной подталкивают все эти «пелосиобразные» западные деятели. Если это произойдёт, это немедленно приведёт к войне, гражданской войне одной части китайской нации против другой. Последний раз такая война шла в 1946—1949 году и закончилась победой Компартии и бегством партии Гоминьдан на Тайвань.

Зачем это американцам?

Юрий Тавровский: Они хотят замедлить продвижение Китая вперёд к намеченной на 2049 год цели «Великого возрождения китайской нации». США уже не могут это предотвратить. Можно лишь замедлить продвижение путём организации всяких пакостей. Одна из таких пакостей — вооруженный конфликт на Тайване.

В Китае еще в 2005 году принят закон о борьбе с сепаратизмом. Если какая-то провинция, территория захочет выйти из состава КНР, то на нее обрушится вся мощь вооружённых сил.

В 1861 году несколько штатов захотели выйти из состава США, в результате чего разразилась кровавая пятилетняя гражданская война. В США, также как и в Китае, нет права выхода из единого государства. Поэтому то, что американцы подталкивают Китай к гражданской войне, — преступление, масштаб которого они прекрасно понимают.

Если разразится конфликт вокруг Тайваня, прекратятся поставки полупроводников в США и других качественных и дешевых товаров на сотни миллиардов долларов.

Перед Второй мировой войной Британия и Германия тоже торговали на десятки миллиардов фунтов, у Лондона и Берлина были замечательные отношения. Да и у Советского Союза какие были замечательные торговые отношения с Германией! Тем не менее высшие интересы, как их понимали лидеры государств, превысили торгово-экономические выгоды. Снова арифметика и высшая математика…

Taiwan Semiconductor Manufacturing Company Limited (TSMC)
Taiwan Semiconductor Manufacturing Company Limited (TSMC)
Peellden

Есть мнение, что США хотят обрушить одновременно свою и китайскую экономику путём разрушения торговых и логистических связей для того, чтобы освободить свой рынок для американских производителей.

Юрий Тавровский: Я в это не верю. Наоборот, Джо Байден собирается отказаться от некоторых ограничений, которые ввёл ещё Дональд Трамп, для того чтобы расширить поток китайских товаров на свой рынок. Мне кажется, эта теория больше относится к конспирологии. Жизнь проще. Американцы живут политическими циклами от выборов до выборов президента. При этом политика с приходом нового президента может развернуться на 180 градусов.