Антироссийская пропаганда на Украине и в Казахстане направлена на создание враждебных обществ. На Украине это сработало. Об этом в интервью ИА REGNUM рассказал писатель и историк Дмитрий Верхотуров.

Казахстан
Казахстан
Иван Шилов © ИА REGNUM

ИА REGNUM: Российские и некоторые казахстанские эксперты считают, что в Казахстане с начала специальной военной операции на Украине искусственно подогреваются русофобские настроения. Как вы считаете, это правда?

Дмитрий Верхотуров: Это более чем ощущалось. Особенно в «Фейсбуке» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), пока его не закрыли в России, на мой взгляд, не только справедливо и за дело, но и к общественному благу. Был сильный выплеск ненависти и вражды к русским и России со стороны тех, кто подчеркивал свою «казахскость».

Причем, как я помню, очень многие казахские национал-патриоты так же демонстративно поддерживали Украину и вешали на свои аватарки украинский флажок.

Материалы по теме: Если Россия закроет глаза на русофобию в Казахстане — получит Украину 2.0

ИА REGNUM: Вы автор книг по истории Казахстана. Темы ваших исследований довольно болезненны для части национал-патриотического общества Казахстана. Почему?

Дмитрий Верхотуров: Во-первых, потому что они правдивы. Я не только изучил множество публикаций и архивных документов, но и старался отыскать объяснение и причину наблюдаемых исторических явлений. Ну и сформулировать это объяснение наиболее очевидным и бесспорным образом.

Во-вторых, потому что национал-патриотам нечего мне ответить. В своей книге «Казахский геноцид», которого не было», я полностью разбил всю теорию «казахского геноцида» во время коллективизации в 1930-е годы, во всех ее основных пунктах. Моя критика показала, что теория «казахского геноцида» есть чистая выдумка, основанная на грубейших манипуляциях, подтасовках и замалчивании, то есть, проще, на систематической лжи. Правду, извините, не опровергнуть.
Вырванные буквы на триптихе, установленном к 30-летнию годовщины Победы. Алма-Ата. Казахстан
Вырванные буквы на триптихе, установленном к 30-летнию годовщины Победы. Алма-Ата. Казахстан
Пресс-служба МВД Казахстана

В-третьих, ну и, наконец, еще раз проехал по больному месту казахских национал-патриотов. Они еще раз увидели и убедились, что Казахстан в его современном виде — это плод трудов партии большевиков, а вовсе не каких-то там казахских ханов или алашординцев.

Когда я полностью выбиваю основу из-под их политического мировоззрения, то что, они меня должны любить, что ли?

ИА REGNUM: Кем и для чего создавалась почва для антироссийских настроений в Средней Азии и Казахстане?

Дмитрий Верхотуров: На мой взгляд, события на Украине и в Казахстане были тесно взаимосвязаны, что видно хотя бы по тому, что «голодомор» на Украине и «казахский геноцид» в Казахстане настолько похожи друг на друга, что возникает ощущение общности их происхождения.

За этим стоял определенный план, выработанный на Западе, оттуда же поддерживались все «голодоморщики» на Украине и в Казахстане, направленный на то, чтобы превратить Украину и Казахстан во враждебные России государства. Что это давало?

Во-первых, изоляцию России и подготовку условий для ее территориального распада. Во-вторых, прямой доступ для США и НАТО в Среднюю Азию и Казахстан с удобным логистическим маршрутом. В-третьих, выход к западным границам Китая, что позволяло осуществить его блокаду с моря и с суши и тем самым добиться его ослабления. То есть это был стратегический замысел.

«Голодомор» — это его самая начальная, идеологическая стадия, направленная на возбуждение острой враждебности к России и русским.

Поражение Украины, конечно, сильнейшим образом подрывает этот план. Однако думаю, что от него не отказались полностью и будут и дальше пытаться насаждать русофобию в Казахстане.

На мой взгляд, русофобия — термин хотя и общепринятый, но весьма неточный. Дело в том, что население Украины, Казахстана и Киргизии русских никогда не боялось. Даже более того, они легко пользовались русским языком, российскими сервисами, нередко даже жили в России, и при этом всячески подчеркивали свое, мнимое, конечно, превосходство над русскими. Это именно враждебность к русским и России, и задача пропаганды этого рода состояла в том, чтобы сделать общества Украины или Казахстана враждебными к России, вплоть до участия в боевых действиях и даже расправах по этническому признаку. Как мы, собственно, это видели на Украине. Правильно называя это явление, мы будем лучше понимать и обозначать его сущность.

ИА REGNUM: После начала СВО на Украине прослеживаются очевидные параллели между тем, как западные структуры работали там и как они работают сейчас в Средней Азии. О чём это говорит?

Российские солдаты
Российские солдаты
mil.ru

Дмитрий Верхотуров: Параллелей было столько, что нередко можно было просто поменять названия и географические пункты и не увидеть никакой разницы. Разумеется, у антироссийских движений на Украине и в Казахстане были руководители и идеологи на Западе, работавшие по общему плану и, в общем, по единым установкам.

На мой взгляд, западные специалисты по «информационной войне» или «психологическим операциям» считают себя настолько умными, что любую свою разработку толкают везде и всюду, лишь меняя названия. Это можно видеть на примере «цветной революции». Дескать, аборигены ничего не поймут и поведутся на манипуляции западных мудрецов. В реальности мы видим, что попытки устроить «цветную революцию» в России, в Белоруссии и в Казахстане было сравнительно легко подавлены.

Весь этот арсенал «психологических операций» представляет собой в основном методы свержения правящих политических партий, разработанные и опробованные в конце 1980-х и в начале 1990-х годов. Корни его и того старше. Суть его в использовании внутреннего недовольства по любой причине, создании организационного ядра и формировании массового протестного движения, которое сносит правительство и приводит к власти прозападных политиков или деятелей.

В России эта методика уже не работает, потому что общественное мнение после начала спецоперации склонилось в пользу поддержки власти, причем во многом благодаря усилиям проукраинских пропагандистов. В Казахстане же, где условия несколько другие и где есть сильное внутреннее недовольство, она еще может сработать. Во всяком случае, такие попытки можно ожидать.

ИА REGNUM: Чем антироссийская линия для региона может закончиться? Условной второй Украиной или вторым Афганистаном?

Дмитрий Верхотуров: Наверное, стоило бы говорить об антироссийской линии Казахстана, поскольку только президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев решился на открытый демарш против российской позиции по поводу Украины, а также признания ДНР и ЛНР.

Вообще, это его высказывание на Петербургском экономическом форуме, фактически в лицо президенту России Владимиру Путину повергло меня в некоторое изумление. Мы же привыкли считать, что Токаев — дипломат. Но выходит так, что не всякий, кто работал в министерстве иностранных дел или даже возглавлял его, является дипломатом на деле.

Токаев мог бы придумать высказывание изящнее. Например, что процесс признания несколько отложен ввиду неопределенности позиции ДНР и ЛНР — хотят ли они быть независимыми или вступить в состав России; как только этот момент станет ясен, так и будет принято решение.

Токаев мог бы признать де-факто, дав указание послу Казахстана в России установить рабочий контакт с представителями этих республик по вопросам граждан Казахстана, по гуманитарным вопросам или что там они сочтут нужным разрешить. А так у Токаева получилось недружественное, открыто противоречащее позиции России высказывание, причем без всяких оснований. Еще раз подчеркну — без всякий оснований. Что мы, мало сделали для Казахстана, чтоб он к нам так относился?

Касым-Жомарт Токаев
Касым-Жомарт Токаев
Akorda.kz

Отсюда возникает также вопрос: какую позицию занимает Токаев в действительности?

Ответ состоит в том, что столпы казахстанской экономики принадлежат иностранным компаниям, связанным с Европой, в первую очередь с Великобританией. Вот реальные хозяева Казахстана, и Токаева в Европе требуют послушно выполнять, что они велят.

Потому в случае продолжения антироссийской линии у Казахстана может быть лишь «украинский вариант». Слабое правительство, зависимое от западных стран, которое ими толкается в безнадежное противостояние с северным соседом. Безнадежное потому, что сосед этот гораздо мощнее, сильнее и вооружен намного лучше. Потому северный сосед может выбирать, что сделать.

На мой личный взгляд, вероятнее вариант разделения Казахстана на части. Северные регионы, в которых много русских и вообще господство русскоговорящего населения, отделяются. Напрямую или через промежуточный этап в виде, скажем, к примеру, «Павлодарско-Семипалатинской народной республики», эти регионы интегрируются в Россию.

От Казахстана остается сравнительно небольшая полоска вдоль границы с Узбекистаном, с казахским и казахоговорящим населением, которая будет настолько бедной, что уже не будет представлять никакой угрозы.

Мне могут сказать, что я, дескать, казахов пугаю. Но ведь задача политика в том и состоит, чтобы продумать все последствия своих действий, в том числе и отдаленные, и на этой основе сделать правильный выбор. Если политик не способен сам просчитывать последствия действий и не имеет для этого сотрудников, то он попросту опасен для своего народа и государства.

По моему убеждению, Казахстан может развиваться лишь на основе дружбы с Россией, причем не на словах, а на деле. Украина нас уже научила отличать друзей «на словах» от друзей «на деле». Политика вражды к России, ну и к Китаю тоже, приведет Казахстан к краху, к распаду. Как уже привела Украину.