В ходе визита в Тегеран министр иностранных дел Азербайджана Джейхун Байрамов сообщил, что готовится встреча экспертов высокого уровня в формате «3+3» между Азербайджаном, Арменией, Грузией, Россией, Ираном и Турцией, а на следующем этапе — «на уровне министров иностранных дел, которая пройдет в Тегеране или другом иранском городе». Напомним, что этот формат был предложен Анкарой после завершения второй карабахской войны. Его уникальность заключалась в том, что из процесса урегулирования ситуации в регионе с потенциальным выходом на создание новой системы региональной безопасности исключались США и ЕС. И фактически воссоздается исторический треугольник Россия — Турция — Иран.

Закавказье
Закавказье
Иван Шилов © ИА REGNUM

Кто в нем лидирует? Одни считают, что раз с инициативой выступила Анкара, то можно говорить об усиливающемся влиянии ее в регионе. Другие, наоборот, усматривают в предлагаемой комбинации несколько скрытую растущую новую роль в регионе Москвы, которая вместе с Тегераном создает определенный геополитический противовес тюркскому влиянию в лице Турции и Азербайджана. В таком раскладе на стороне России и Ирана должна находиться Армения. Что касается Грузии, то она больше склоняется к альянсу Турция — Азербайджан. Но Тбилиси не устраивает перспективная многопрофильная интеграция со странами исламского мира. Уже сейчас через Грузию проходят транспортные коридоры из Азербайджана в Турцию: железная дорога Баку — Тбилиси — Карс, по трубопроводам каспийские нефть и газ идут на европейские рынки. Не стоит забывать и о роли Турции в привлечении Грузии в НАТО.

Создать внутри формата «3+3» так называемый христианский блок вместе с Тбилиси и Ереваном не получается из-за их разных отношений с Москвой. Эта деталь указывает на фактор проблем, которые мешают формату «3+3» заработать в полную силу. В то же время в Тбилиси в кулуарах правящей партии «Грузинская мечта» продолжается острая дискуссия на эту тему, так как двери формата для нее не закрыты и Байрамов в Тегеране не допустил по этому поводу оговорки. Определены две позиции. Первая: формат «3+3» конкретно касается геополитического ареала, охватывающего Россию, Закавказье и Ближний Восток. Отказ от работы в этом формате объективно ведет Грузию к самоизоляции и подрыву пока еще существующего геополитического влияния. Вторая позиция: формат «3+3» — шанс для нее выйти на договоренности с Россией по урегулированию отношений, как и для Армении в отношении Азербайджана и Турции. Плюс к этому разблокировка экономических и транспортных связей во всем регионе. Тогда Грузия экономически выигрывает. Вариант «6+1» с участием Грузии, Армении, Азербайджана, Болгарии, Молдавии, Румынии, Турции, Украины и США маловероятен, так как он не имеет шансов на реализацию в складывающихся геополитических реалиях.

Флаги России, Ирана и Турции
Флаги России, Ирана и Турции
Mil.ru

Сейчас Россию, Иран и Турцию объединяет их общее стремление не подпускать Запад к Закавказью. Но каждый участник этой формулы рассматривает формат «3+3» через призму своих национальных интересов. При этом они носят неустойчивый характер, как и складывающаяся в регионе геополитическая ситуация. Как ни крути, но вновь на закавказском перекрестке сошлись три страны с богатым имперским прошлым — Россия, Турция и Иран. Но это не только тянет всех в историю, но открывает невиданные прежде горизонты сотрудничества. Всем есть что предложить друг другу в силу своего уникального географического положения с параллельным выходом на Черное, Каспийское и Средиземное моря, Персидский залив и другие заливы Индийского океана, плюс выходы на Среднюю Азию, Афганистан, Пакистан, Китай и Индию. На всех этих направлениях возможна реализация реальных проектов по региональной кооперации.

Участие в них каждой стране предоставляет и большую свободу в политическом маневрировании, в том числе и в отношениях с США и ЕС. Но пока речь идет всего лишь о стартовых ожиданиях. Позитивным моментом для Грузии в этом контексте можно считать то, что она будет чувствовать себя более свободной в развитии своих отношений с Арменией и Азербайджаном, ведь до сих пор ей приходилось искать баланс между Баку и Ереваном. Помимо этого, она получит возможность вести диалог и с Россией в новом формате, а также вступать в контакты с Абхазией и Южной Осетией, на первых порах хотя бы для налаживания более тесного транспортного сообщения. В противном случае Грузия рискует потерять большую часть регионального товарооборота: грузы перейдут на новые маршруты.

Но какие конкретно решения примет все же Тбилиси, говорить пока сложно. Хотя все другие участники этого переговорного формата уверены, что в новых геополитических условиях Грузия все же проявит заинтересованность в работе механизма консультаций и согласования решений по развитию Закавказья.