Словосочетание «миграционный кризис» в современной медиасфере имеет два противоположных варианта для толкования. В «западных» СМИ принято считать, что поток мигрантов с Ближнего Востока в Европу, хлынувший летом 2015 года, является следствием варварской политики правительства Сирии, радикало-террористов, которые вынудили миллионы людей покинуть свои дома. Отечественные СМИ используют слово «беженцы», как правило, — в уничижительном смысле, имея в виду преступников, рвущихся в Европу за пособиями и возможностью безнаказанно творить беззаконие.

Мигранты
Мигранты
Иван Шилов © ИА REGNUM

Обе этих версии нельзя считать хоть сколько-нибудь объективными. «Западный» вариант никаким образом не объясняет, почему солидная часть «сирийских беженцев» являются уроженцами Афганистана, Пакистана и Турции, в то время как «беженцы из Ливии», как правило, оказываются гражданами африканских государств. В действительности же, начавшийся в 2015 году миграционный кризис начался именно из-за политики Запада в Ближневосточном регионе, но об этом ниже.

Российский вариант также некорректен, поскольку многие из мигрантов являются жертвами криминальных схем, запугивания и, к сожалению, войны. Хотя это никоим образом не исключает того, что в их ряды проникают злоумышленники.

Реальность же обстоит следующим образом. Причиной «миграционного кризиса» является (умышленная или нет) политика европейских стран и США. С одной стороны, они поддерживают террористические формирования в Сирии и Ираке, а с другой — они способствовали свержению правительства Муаммара Каддафи в Ливии. Незадолго до своей смерти лидер Ливийской Джамахирии заявил, что Ливия фактически является «щитом» Европы от миллионов голодающих жителей Африки. С началом гражданской войны в Ливии (которая тянется и по сей день), через территорию страны, поделённую между рядом группировок и партий, были налажены десятки маршрутов по завозу мигрантов.

Оноре Домье. Эмигранты или беглецы
Оноре Домье. Эмигранты или беглецы

Схема довольно проста. Уроженцев Африки заманивают в своего рода «рейс», обещая лёгкую поездку, в конце которой — лагерь беженцев где-нибудь в Италии. На деле же африканцы попадают в Ливию (а оттуда часто в соседний Тунис), садятся на самодельное плавсредство, которое, как правило, тонет неподалёку от берега. Существует аналогичный маршрут через территорию Ливана и далее на Кипр или через территорию Марокко, а оттуда — в Испанию.

К 2020 году накал миграционного кризиса несколько спал. Отчасти из-за стабилизации обстановки на Ближнем Востоке, отчасти — из-за мер, принятых Грецией, Испанией и другими странами, которые принимают больше всего мигрантов. Однако пандемия COVID-19, а вслед за ней — глобальный продовольственный и топливный кризис, привели к резкому увеличению миграционного потока к весне-лету 2022 года.

По данным международных гуманитарных организаций, с начала 2022 года у берегов Туниса, Ливии и Ливана погибли тысячи человек. Точное число погибших не удаётся установить по причине того, что мигранты нигде не регистрируются — и в случае крушения судна нельзя точно узнать, сколько именно пассажиров находилось на борту. Власти Ливана регулярно арестовывают организаторов «миграционных рейсов», однако они не в состоянии остановить нарастающий поток. К мигрантам из «глубинных» регионов Азии и Африки прибавляются жители Ливана, Туниса, Ливии, которые столкнулись с резким падением доходов и перспективой голода. Аналогичная ситуация складывается в Марокко, где местные жители вместе с мигрантами из Африки всё чаще предпринимают попытки прорваться на территорию испанских эксклавов — Сеуты и Мелильи. В ночь с 24 на 25 июня попытку прорыва через ограждение предприняли тысячи человек, которые были разогнаны слезоточивым газом.

Франческо Айец. Рейс из Хиоса (фрагмент)
Франческо Айец. Рейс из Хиоса (фрагмент)

Однако есть серьёзные основания утверждать, что нынешний «наплыв» мигрантов является только прологом к настоящему кризису, который затмит все предыдущие. Продолжающийся рост цен на топливо и продовольствие, глобальные финансовые кризисы уже хорошо заметны в наиболее бедных государствах мира. К примеру, в Йемене весной 2022 года власти были вынуждены прекратить работу больниц и госучреждений из-за банальной нехватки топлива.

Аналогичные трудности, но пока в меньших масштабах испытывают экономики ряда стран Ближнего Востока и Северной Африки: в Тунисе и Ливане с начала 2022 года власти неоднократно задерживали выплаты жалований государственным служащим из-за отсутствия денег в бюджете страны.

Попытки МВФ, ООН и других международных организаций разрешить кризис «точечными» мерами больше походят на попытку склеить изолентой попавший в аварию автомобиль, чем на реальное оказание помощи. В случае, если глобальная экономическая ситуация не изменится, Мелилью и Сеуту будут штурмовать не тысячи, а десятки тысяч человек. И сотни тысяч отправятся на поиски лучшей жизни из стран Африки. И здесь уже Европе не помогут ни слезоточивый газ, ни заборы. Придётся пожинать плоды своей политики по разжиганию военных конфликтов и оказанию санкционного давления на «неугодные» режимы.