США, похоже, вступили в новую холодную войну как с Китаем, так и с Россией. Попытки же Вашингтона изобразить конфронтацию как противостояние демократии и авторитаризма не выдерживают критики, особенно когда те же американские лидеры активно добиваются внимания со стороны руководства стран, где права человека нарушаются систематически, например Саудовской Аравии. Подобное лицемерие наводит на мысль о том, что на карту поставлено — хотя бы частично — сохранение глобальной гегемонии, а не продвижение ценностей, пишет американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц в статье, вышедшей 17 июня в Project Syndicate.

Холодная война
Холодная война
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

В течение двух десятилетий после падения «железного занавеса» США явно были страной номер один. Но затем последовали катастрофически ошибочные войны на Ближнем Востоке, финансовый крах 2008 года, рост неравенства, эпидемия опиоидной зависимости и другие кризисы, которые, казалось, поставили под сомнение превосходство американской экономической модели. Более того, если принять во внимание избрание Дональда Трампа американским президентом, попытку государственного переворота 6 января 2021 года, многочисленные расстрелы людей в стране, склонность Республиканской партии к подавлению избирательных прав некоторых граждан и распространение различных конспирологических сект, таких как QAnon, существует более чем достаточно свидетельств того, что в США развились глубокие политические и социальные патологии.

Безусловно, США не хотят, чтобы их сместили с трона, однако то, что Китай опередит США экономически, просто неизбежно, по какому параметру ни посмотри. Мало того, что население КНР в четыре раза больше, чем в США, так и экономика республики в течение многих лет росла в три раза быстрее, чем в США: так, она уже превзошла американскую по паритету покупательной способности еще в 2015 году.

Хотя Китай не сделал ничего, чтобы заявить о себе как о стратегической угрозе для США, они должны понимать, по ком звонит этот колокол. В Вашингтоне существует двухпартийный консенсус в отношении того, что Китай может представлять собой стратегическую угрозу, и что самое малое, что могут сделать США, чтобы смягчить для себя риски, — это впредь не способствовать наращиванию экономической мощи КНР. С этой точки зрения, упреждающие действия оправданы, даже если они означают нарушение правил Всемирной торговой организации, для написания и продвижения которых так много сделали сами США.

Доллар и юань
Доллар и юань
Иван Шилов © ИА REGNUM

Этот фронт в новой холодной войне открылся задолго до того, как Россия начала спецоперацию на Украине. И с тех пор высокопоставленные официальные лица США неоднократно указывали на то, что этот конфликт не должен отвлекать внимание от реальной долгосрочной угрозы — Китая. Учитывая, что российская экономика примерно такого же размера, как и испанская, ее «безграничное» партнерство с Китаем вряд ли имеет экономическое значение (хотя ее готовность участвовать в подрывной деятельности по всему миру может оказаться полезной для ее более крупного южного соседа).

Но стране, находящейся в состоянии «войны», нужна стратегия, и США не могут победить в новом состязании великих держав в одиночку; Вашингтону нужны друзья. Ее естественными союзниками являются страны Европы и другие развитые демократии по всему миру. Однако бывший президент США Дональд Трамп сделал все возможное, чтобы оттолкнуть эти государства, а республиканцы, все еще находящиеся под его контролем, предоставили достаточные основания сомневаться в том, являются ли США надежным партнером. Более того, США также должны завоевать сердца и умы миллиардов людей в развивающихся странах мира и на развивающихся рынках — не только для того, чтобы количественное преимущество было на их стороне, но и для обеспечения доступа к важнейшим ресурсам.

В поисках благосклонности мира США придется наверстать упущенное. В этом деле стране мешает долгая история эксплуатации других стран, равно как и глубоко укоренившийся в США расизм — сила, которую умело и цинично направляет Трамп. Совсем недавно американские политики США внесли свой вклад в глобальный «апартеид вакцин», когда богатые страны получали все необходимые им прививки, а люди в более бедных странах были оставлены на произвол судьбы. Между тем новые противники Америки в холодной войне сделали свои вакцины легкодоступными для других по цене или ниже ее стоимости, а также помогают странам развивать собственные предприятия по производству вакцин.

Вице-президент США Камала Харрис прививается от коронавируса вакциной Moderna
Вице-президент США Камала Харрис прививается от коронавируса вакциной Moderna
Lawrence Jackson

Разрыв в том, что говорится и что делается, становится еще больше, когда речь идет об изменении климата, которое несоразмерно затрагивает тех жителей Глобального Юга, у которых меньше всего возможностей справиться с ситуацией. В то время как основные развивающиеся рынки сегодня стали ведущими источниками выбросов парниковых газов, больше всего по совокупным показателям выбросов наблюдается по-прежнему в США. Развитые страны продолжают увеличивать их и, что еще хуже, даже не выполнили своих скудных обещаний помочь бедным странам справиться с последствиями климатического кризиса, вызванного богатым миром. Вместо этого банки США способствуют надвигающимся долговым кризисам во многих странах, часто демонстрируя абсолютное безразличие к страданиям, которые они провоцируют.

ЕС и Америка преуспели в том, чтобы учить других тому, что является морально правильным и экономически разумным. Однако многим становится понятен истинный посыл США: как ясно показывает неотменяемость сельскохозяйственных субсидий в США и Европе — этот посыл заключается в том, что нужно «делать то, что я говорю, а не то, что я делаю». США больше — особенно после лет правления Трампа — не претендуют на моральное превосходство и не имеют права давать советы. Неолиберализм никогда не был широко распространен на Глобальном Юге, теперь же он и вовсе выходит повсюду из моды.

В то же время Китай преуспел не в том, чтобы читать мораль, а в том, чтобы обеспечивать бедные страны инфраструктурой. Безусловно, эти страны часто по уши в долгах; но, учитывая поведение самих западных банков в качестве кредиторов в развивающемся мире, США и другие страны вряд ли могут указывать на это пальцем.

Си Цзиньпин на форуме сотрудничества Китай — Африка. 2015
Си Цзиньпин на форуме сотрудничества Китай — Африка. 2015
(сс) GovernmentZA

Этот список можно было бы продолжать и дальше, однако суть должна быть ясной: если США собираются вступить в новую холодную войну, им следует лучше понимать, что потребуется для победы. Холодные войны в конечном счете выигрываются с помощью «мягкой силы» привлекательности и убеждения. Чтобы выйти на первое место, США должны убедить остальной мир покупать не только их продукцию, но и социальную, политическую и экономическую систему, которую они «продают».

США, возможно, знают, как делать лучшие в мире бомбардировщики и ракетные комплексы, но здесь они им не помогут. Вместо этого США должны предложить конкретную помощь развивающимся странам и странам с формирующимся рынком, начиная с отказа от всей интеллектуальной собственности, связанной с борьбой против COVID-19, чтобы они могли производить вакцины и лекарства для себя.

Столь же важно то, чтобы Запад снова сделал свои экономические, социальные и политические системы предметом зависти всего мира. В США это начинается с сокращения насилия с применением огнестрельного оружия, улучшения экологических норм, борьбы с неравенством и расизмом и защиты репродуктивных прав женщин. Пока США не докажут, что достойны вести за собой других, они не могут ожидать, что другие станут маршировать под их барабан.