Министр обороны Польши Мариуш Блащак, который принимает участие во встрече глав военных ведомств стран — членов НАТО в Брюсселе, обсудил «формы поддержки Украины», которые «с польской точки зрения» означают, что «независимая Украина равно независимая Польша». По словам Блащака, «наша цель состоит в том, чтобы наша юго-восточная граница была с Украиной, а не с Россией, мы все понимаем, что если Россия захватит Украину, она не остановится, она пойдет дальше, потому что цель Кремля — восстановить империю».

Русская армия во Львове. Первая мировая война
Русская армия во Львове. Первая мировая война

Заявления министра обороны Польши прозвучали в контексте высказываний польских и украинских политиков о том, что Россия может «не остановиться» на Украине. Несколькими днями ранее премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий в ходе открытия спортивного тира сообщил, что «Кремль должен знать: если Россия когда-либо задумает вторгнуться в Польшу, то у нас есть 40 миллионов поляков, готовых ей противостоять. Польша свободная и независимая страна, и мы никогда ее не отдадим». Затем в интервью Gazeta Polska председатель правящей партии «Право и Справедливость» (PiS) Ярослав Качиньский сделал допущение, что военные действия могут выйти за пределы Украины, а российская армия двинется дальше на «другие территории». Наконец, выступая в эфире телеканала Polsat, министр обороны Украины Алексей Резников отметил, что если Украина с помощью Запада не остановит российские войска, то они придут в Польшу. Обращаясь к «западным партнерам», Резников сказал: «Ваши ребята не погибают на фронте. Сегодня мы платим своей кровью за то, что можем сейчас говорить в свободной Варшаве». Но что если Украина не выстоит и российские военные окажутся на польско-украинской границе?

Некоторые польские аналитики в этой связи предлагают задуматься о «плане Б». Так, политолог Марек Будзиш заявляет, что «пора поднять вопрос о польско-украинском федеративном государстве — нужны смелые решения». По его словам, «многие представители польского общественного мнения, в том числе и я, считают, что на наших глазах происходят исторические и, возможно, даже эпохальные изменения. Именно наша политика, наша решимость и наше мужество действовать определят, имеем ли мы дело с постоянной тенденцией или просто с важной и полезной, но временной эскалацией военного времени. Поэтому необходимы смелые решения, и я призываю к ним, чтобы определить курс действий на десятилетия вперед. Как в мае 1950 года Роберт Шуман и Жан Монне разработали политический план, который семь лет спустя привел к созданию первых структур, давших начало Европейскому союзу, так и мы должны начать думать об идеологической декларации, предусматривающей создание польско-украинского федеративного государства, которая может быть реализована спустя 10 лет, но она уже должна организовать нашу и украинскую политику и — что гораздо важнее — определить то, что наши народы думают друг о друге».

Президент Польши Анджей Дуда на заседании Верховной рады Украины
Президент Польши Анджей Дуда на заседании Верховной рады Украины
president.gov.ua

Это суждение вызвало полемику. Возражая Будзишу, политолог Михал Садловский подчеркивает: «Наша нынешняя цель должна заключаться в том, чтобы помочь сохранить украинскую государственность, чтобы она могла функционировать самостоятельно и самостоятельно принимать решения. Если вдобавок к этому она будет находиться в тесных отношениях с отдельным, но союзным польским государством, мы сможем чувствовать себя гораздо увереннее». На первый взгляд, Варшава придерживается, скорее, этой концепции, нежели вынашивает планы создания «польско-украинского федеративного государства». Но все способно перемениться. Профессор Анджей Шептицкий напоминает, что президент Польши может предоставить польское гражданство любому иностранцу. До сих пор действующий глава государства Анджей Дуда пошел на это в отношении нескольких тысяч человек. «Однако почему бы этому не измениться перед лицом чрезвычайной международной ситуации? — задается вопросом Шептицкий. — Почему бы президенту не начать массовое предоставление гражданства беженцам с Украины? Такая акция стала бы шагом к уже упомянутому «польско-украинскому союзу».

Более того, польские паспорта можно было бы начать раздавать на Западной Украине, по примеру того, как это ранее делала Венгрия в Закарпатье и Румыния на Буковине. После чего поставить вопрос о «воссоединении» западноукраинских областей с Польшей. Однако новая украинская государственность не обречена на то, чтобы находиться в «тесных» и «союзных» отношениях с Варшавой. Западное экспертное сообщество, рассуждая о российской спецоперации на Украине, каждый раз подчеркивает, что у Москвы нет ресурсов оккупировать ее всю. Но России и не нужно этого делать. Достаточно будет договориться с заинтересованными украинскими региональными элитами о создании на их базе нескольких новых государств, которые бы вступили в договорные отношения с Москвой. В том числе это касается и Западной Украины. Россию устроит дружественная Львовская республика, которая в политическом и военном смысле будет как минимум придерживаться нейтралитета и внеблоковости, а как максимум пойдет на заключение военно-политического альянса с Москвой. Такой вариант обойдется России с точки зрения долгосрочного планирования дешевле, чем оставить Западную Украину в неопределенности, когда непонятно, то ли Польша поглотит ее в процессе строительства Речи Посполитой 2.0, то ли предпочтет сохранить ее в качестве антироссийского буфера.