Самолет российского министра иностранных дел Сергея Лаврова, следовавший в Сербию, не пропустили через свое воздушное пространство Черногория, Болгария и Северная Македония. Тем самым был «расчищен» путь для германского канцлера Олафа Шольца, который явился в Сербию с двумя ожидаемыми, но от этого не менее впечатляющими требованиями: европейская интеграция для Сербии закончится, если она не признает независимость Косово, и, кроме того, Сербия должна привести свою внешнюю политику в соответствие с европейской, то есть ввести санкции против России. Эти два требования стали очередным немецким ультиматумом Сербии (одним из самых известных был ультиматум Вены, направленный Белграду после убийства эрцгерцога Франца Фердинанда).

Сербия
Сербия
Иван Шилов © ИА REGNUM

Ультиматум Шольца только на первый взгляд носит локальный характер, его содержание указывает на серьезные геополитические планы. Итак, от Сербии требуется признать независимость Косово. С одной стороны, это отнюдь не является новым пунктом в балканской повестке дня. Однако впервые признание связывается с евроинтеграцией не завуалированно, а в недвусмысленной формулировке «нет признания — нет вступления в ЕС». Все это время с начала переговоров с Сербией (2003 г.) по поводу определения статуса албанского меньшинства в Косово и Метохии в соответствии с Резолюцией №1244 СБ ООН, превратившихся усилиями лукавой западной дипломатии в переговоры о статусе самого южного сербского края, до Белграда со всевозможными ухищрениями доводилась мысль о прямой взаимосвязи между сдачей Косово и вступлением в ЕС, но без столь ясных формулировок. Нынешняя же немецкая точность дорогого стоит, в прямом и переносном смысле. Во-первых, европейская интеграция превращается в химеру, поскольку сербский народ никогда не согласится с отъемом части своей территории, да еще и являющейся колыбелью сербской государственности и идентичности. Во-вторых, в столь же туманный призрак превращается вся внешняя политика Сербии, состоящая, по сути, как раз из одной европейской интеграции. Все было поставлено на эту карту, все подчинено этой цели, теперь же она прекращает свое существование.

Олаф Шольц
Олаф Шольц
Valsts kanceleja

Но это не значит, что Сербия, «стряхнув европейский прах» со своих ног, может бодро устремиться к независимому внешнеполитическому курсу. Это невозможно, поскольку ее держат международно-правовые обязательства в виде заключенного в 2008 г. Соглашения о стабилизации и присоединении (ССП) с ЕС. «Республика Косово» тоже заключила собственный ССП в 2015 г. Таким образом посредством заключения ССП и Сербия, и «Косово» отреклись от самостоятельной политики и приступили к выполнению европейских условий, т.е. подчинились диктату Брюсселя на предваряющих вступление в ЕС переговорах. Шольц сказал то, что в строгих формулировках содержится в ССП: никакие взаимные договоренности Белграда и Приштины (например, некие планы Вучича и Хашима Тачи по размену территорий и т.п.) не важны, «хозяином» на Балканах является ЕС, и соответственно, релевантны только переговоры с Брюсселем.

Хашим Тачи
Хашим Тачи
NATO

Однако одновременно от заявления Шольца веет анахронизмом, поскольку от многолетних и бесплодных переговоров в сербском обществе наступила апатия и усталость. Идея «процветания в Европе» выдохлась. Мало кто верит, что прогресс в этом вопросе возможен.

Кроме того, сама политика расширения ЕС претерпела изменения, а Эммануэль Макрон в 2016 г. поставил точку, выразив мнение, согласно которому сначала должны быть проведены институциональные реформы ЕС, а только затем будет формироваться новая политика расширения Евросоюза. Но реформа так и не была проведена, и наднациональный европейский центр сам отсек возможность европейской интеграции для других стран.

Поскольку членства для Сербии в ЕС даже в отдаленной перспективе не предвидится по внешним причинам, а народ непримиримо против сдачи Косово, то действующий политический режим в лице Александра Вучича оказывается в тупике. Становится не просто трудно, а невозможно объяснить общественности, почему Сербия должна выполнять диктаторские указания Брюсселя. Однако в действиях последнего заключается железная логика: подчиняться диктату и Сербия, и другие балканские страны должны из-за личных обязательств, взятых на себя местными компрадорскими режимами. Европейская бюрократия в условиях российской спецоперации на Украине элементарно шантажирует балканские элиты, пришедшие в своих странах к власти с помощью ЕС. Цель шантажа прозрачна: зацементировать результаты военной агрессии НАТО. Для ее достижения из правящих балканских режимов будут выжиматься буквально все соки, чтобы получить максимальный результат. Инициатива «Открытые Балканы» (в составе Албании, Сербии и Северной Македонии), выдвинутая именно сербским президентом Александром Вучичем, является ярким примером суррогатной интеграции (взамен европейской), проводимой на великоалбанской основе. Таким образом, Сербия, отдавая Косово, взамен получит не Европу, а «Великую Албанию».

В данном случае канцлер Шольц поразительно напоминает посланца от наркокартеля, который пришел получить по счетам. По сути, он таковым и является, только в качестве картеля выступает НАТО, и счет, выдвигаемый альянсом, — это его геополитические цели.

Примечателен тайминг западных представителей. Очевидно, что они спешат, причем в спешке прослеживаются панические черты. Переговоры Белград — Приштина шли почти двадцать лет, и на этом пути Приштина именно от Белграда постепенно получила все необходимые атрибуты государственности. По знаменитому Брюссельскому соглашению от апреля 2013 года сербские власти сами ликвидировали на территории всего края судебную систему, полицию и органы безопасности Республики Сербии, своими руками подчинили всю территорию края, включая сербский север, конституционно-правовому порядку преступной сепаратистской Приштины. Так Приштина получила первый и главный атрибут государственности — территорию. Далее столь же последовательно Белград «подарил» косовским албанцам армию (вместо обязательного по резолюции №1244 СБ ООН разоружения Армии освобождения Косово, которая трансформировалась в полноценную армию, формирование которой закреплено «косовским» законодательством). При этом Александр Вучич предпочитает не упоминать резолюцию и тем более не реализовывать ее положения, касающиеся размещения почти 1000 сербских военнослужащих в крае. Зато по Брюссельскому соглашению на север края получила доступ «косовская полиция», а сербские офицеры и полицейские подчиняются приказам своего албанского командования. Равно как и сербские судьи в Косово теперь приносят присягу на верность Приштине. Первым подобную присягу принял «премьер-министр» Рамуш Харадинай, садист и убийца сербских мирных граждан.

Рамуш Харадинай
Рамуш Харадинай
OSCE Parliamentary Assembly

В целом Приштина получила на переговорах все, что ей было нужно, включая международный телефонный код, автомобильные номера, кадастры, записи ЗАГС, независимую электроэнергетическую систему и т.д. Даже крупнейший в Косово горно-металлургический комбинат «Трепча» на севере края, также щедро подаренный Александром Вучичем Рамушу Харадинаю. Белград, со своей стороны, не получил ничего и оказался перед необходимостью заключения «всеобъемлющего» соглашения с Приштиной, под которым подразумевалось признание ее независимости. Так или иначе, но Запад дожимал Вучича, однако, не ставя ему ультимативных требований немедленно подписать, по сути, самоубийственный документ.

Отметим еще один нюанс. В бытность свою канцлером Германии Ангела Меркель имела свое видение будущего юга Балкан, и хотя оно также было выраженно антисербским, германскую политику при ней отличала упорядоченность, исторически унаследованная от Австро-Венгрии, которая стремилась быть «хозяином» на Балканах. Слова Шольца, в свою очередь, выглядят как подтверждение изменения картины мира в англо-саксонских кругах, наступившего после 24 февраля 2022 г., как экстренная провокация, которая или должна подтолкнуть Вучича к признанию Косово и тем самым сербский народ — к полномасштабному выступлению, т.е. хаосу, или поставить сербского президента перед невозможностью выполнить взятые на себя обязательства. В этом случае отчетливо проступает тень убитого сербского премьер-министра Зорана Джинджича, который в последние полгода пребывания на своём посту попытался изменить вектор косовской политики в национальном направлении. В любом случае, намерением Шольца, сознательно или нет, является экспорт дестабилизации на балканскую почву. Но именно Великобритания сделала хаос низкой интенсивности своим коронным политическим приемом. Следовательно, и Германия в лице Шольца демонстрирует лояльность общему центру, сводя к нулю самостоятельную германскую политику.

В случае подчинения Вучича требованию о признании независимости Косово создание в Сербии еще одной горячей точки создаст для России третью проблему, после автокефалии украинской и македонской церкви, станет серьезным ударом по достоинству России, а также по ее идентичности, составной частью которой является русско-сербская солидарность.

Именно в англо-саксонском хаосе предполагается закончить вытеснение России с Балкан путем расправы с ее ключевым и единственным союзником — Сербией. О том, что Россия является конечной целью, свидетельствуют и неоднократные выступления Александра Вучича, уверяющего, что ничто иное, как заявления Владимира Путина о Косово (признание независимости ДНР и ЛНР и оказание им военной помощи по аналогии с Косово) резко ухудшили позицию Сербии. Таким образом Вучич пытается подготовить объяснение грядущим событиям. А о готовности российской стороны отреагировать на введение антироссийских санкций свидетельствует пункт в новом газовом российско-сербском договоре, подразумевающий односторонний отказ одной из сторон от выполнения договоренностей, а также тот факт, что договор подписан не на десять лет, как предполагалось, а всего на три года. Москва готова к неожиданностям со стороны Вучича, газовый договор показывает, что доверия и терпения с ее стороны больше нет. Но Вучич идет дальше, предоставляя широкую возможность таким одиозным фигурам, как министр энергетики Зорана Михайлович, высказываться в резко негативном в отношении России ключе. Ведь, как известно, практически все СМИ в Сербии контролируются Александром Вучичем (а, скорее, стоящими за ним западными патронами).

Зорана Михайлович
Зорана Михайлович
mre. gov. rs

То есть перед Вучичем стоит более чем серьезная проблема: народ против сдачи Косово и за Россию. Подчеркнем, что именно сербский народ многократно проводил многотысячные демонстрации в поддержку российской спецоперации на Украине. Причем поддержка России сербами не только не падает, но и растет. Как известно, сербская национальная идентичность базируется на трех столпах: Святосавский завет, Святолазаревский (косовский) завет и безграничная любовь к России. Признание независимости Косово и введение санкций против России будет иметь не только геополитические, но и глубинные последствия для сербов, для которых последует кризис национального самосознания, и следовательно, разрушение самой основы существования Сербии. Вучич является уникальным политиком с той точки зрения, что проводит политическую линию, направленную на разрушение сербской идентичности. Логическая цепочка здесь весьма проста: нет сербской идентичности — нет России на Балканах, чтобы даже в случае полной и безоговорочной победы России на Украине на Балканском полуострове осталось пепелище — деградирующие нации, безвольно подчиняющиеся внешнему диктату.

Таким образом, признание Сербией независимости Косово необратимо означает уход России с Балкан, а санкции против России станут источником постоянной дестабилизации ситуации. Отказ Вучича от Косово автоматически означает и отказ от России. Соответственно, резолюция 1244 не просто не будет выполнена никогда, но, напротив, на фоне ее забвения Сербия откажется и от военной нейтральности, что откроет путь к ее вступлению в НАТО.