В политике случаются эпизоды, которые, как вспышка в темноте, освещают происходящее. Заявление немецкого канцлера Олафа Шольца, что в Германии вскоре появится «самая большая традиционная армия в Европе», СМИ как бы «пробежали мимо», с ходу перейдя к поставкам Киеву вооружений и текущей украинской повестке, которую это заявление развило вслед за этой главной, на самом деле, мыслью. Воистину уроки истории существуют именно для того, чтобы о них забывать! Военное сотрудничество Берлина с Украиной и его перипетии с обидами Киева и широким их обсуждением — вещь глубоко второстепенная и, скорее всего, отвлекающая внимание от внутренних немецких трансформаций.

Флаг Германии
Флаг Германии
Даниль Муллагалиев © ИА REGNUM
Олаф Шольц
Олаф Шольц
Александр Горбаруков (с) ИА REGNUM

«Традиционная» армия в германском понимании, давайте называть вещи своими именами, — это преобразование в 1935 году кастрированного поражением в Первой мировой войне рейхсвера в полноценные вооруженные силы в рамках триады вермахта, люфтваффе и кригсмарине. Пролог Второй мировой войны. Любой военный специалист, хотя бы на примере скандалов из-за низкой боеготовности военной техники времен пребывания во главе минобороны ФРГ нынешней председательницы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, скажет вам, что современный бундесвер по своему духу и содержанию куда ближе отнюдь не к вермахту, а именно к рейхсверу. «Настоящая» армия — это выход на рубеж, с которого начинается подготовка к агрессии. Включая ранний этап «мирной» экспансии в Рейнской демилитаризованной зоне (март 1936 г.), Австрии (март 1938 г.) и Чехословакии (сентябрь–октябрь 1938 г.).

Отметим три важных момента, которые следует рассматривать в контексте исторических параллелей. Первый — принцип «фюрерства», внедренный нацистской партией в государственную структуру Германии после смерти в 1934 года дискредитированного Гитлером Гинденбурга, рейхспрезидента Веймарской республики, поперек которого лидер НСДАП и создатель на ее месте Третьего рейха полутора годами ранее прорвался к власти. Что сегодня? Франк-Вальтер Штайнмайер, президент ФРГ — социал-демократ, однопартиец Шольца, но прямая ему противоположность с политической точки зрения. Будучи выдвиженцем Герхарда Шрёдера, Штайнмайер воспринимается политиком с «пророссийской» ориентацией, что в современной Германии закрывает ему всякие перспективы. И даже позволяет откровенно издеваться над ним Зеленскому и украинскому послу в Берлине.

Франк-Вальтер Штайнмайер
Франк-Вальтер Штайнмайер
En.kremlin.ru

Не будет преувеличением сказать, что недавний выход Шрёдера из российского окологосударственного бизнеса обозначил вполне конкретный вектор эволюции немецкой социал-демократии, и в его рамках дни Штайнмайера в большой политике сочтены. А пост фюрера Третьего рейха, напомним, был создан соединением постов президента и канцлера и занят Гитлером. Для тех, кто понимает исторические намеки, важно сообщить, что и обратно он был разделен тоже Гитлером в завещании, которым он оставил президентство гросс-адмиралу Деницу, а пост канцлера — Геббельсу.

Второй момент — идеология. Структурно национал-социализм (нацизм) — это соединение национальной и социальной идей в единый сплав, завершающий период формальной конкуренции этих идей в рамках либеральной демократии (фашизм, нацизм — это либерализм минус демократия). С этим в уничтоженном советскими войсками нацистском государстве произошло то же самое, что и с принципом «фюрерства»: соединенные в идеологии Третьего рейха, национальная и социальная идеи на Западе, в оккупационной «Тризонии», преобразованной в мае 1949 года в ФРГ, они были разделены союзниками. Разделяли при этом пазл на сегменты. Так, чтобы в исторической перспективе снова можно было его собрать, пригнав одно к другому. Англичане «отвечали» за СДПГ, точнее, за ее «очищение» от марксизма и превращение в левое крыло оккупационной партийной системы, созданной на месте НСДАП.

Американские оккупационные власти строго контролировали процесс создания ХДС, соединяя его с баварским ХСС с помощью ватиканского нунция в Мюнхене кардинала Фаульгабера. Всеволод Ежов, авторитетнейший германист, советский биограф первого канцлера Конрада Аденауэра, описывает ситуацию, когда оккупантами была жестко пресечена самодеятельная попытка организации ячейки ХДС в Западном Берлине. Почему? Об этом западные источники не распространяются, но велика вероятность, что официальные центры партстроительства ХДС (Кельн, Северный Рейн — Вестфалия) и ХСС (Мюнхен, Бавария) выстраивались по лекалам оформленной этими центрами оккультной оси конца XVIII века, тесно связанной, в свою очередь, с гессенскими корнями семейства Ротшильдов. Назовем лишь основные, «реперные» точки той истории. Создание в Ингольштадте ордена иллюминатов с последующим его демонстративным запретом баварским курфюстом; Кельнская хартия иллюминатов — программный документ Французской революции, которую потому впоследствии и назвали «великой»; теснейшая связь организационных и идеологических принципов иллюминатского ордена с иезуитами, выходцем из которых был его основатель Адам Вейсгаупт.

Случайно ли именно во Франкфурте-на-Майне располагаются современные европейские финансовые институты? И неужели «вдруг» именно там расположилось консульство США с центральным сервером, через который «считали» в пользу Джо Байдена итоги президентских выборов, выживая из Белого дома Дональда Трампа? Занималась этим, кстати, директор ЦРУ Джина Хаспел, «пропавшая без вести» в результате штурма здания спецназом США ноябрьской ночью 2020 года. После ухода Трампа эта тема была табуирована, а о Хаспел и ее судьбе попросту «забыли». Гессен — Северный Рейн — Бавария — символический треугольник на карте Германии, отражающий финансовые и оккультные корни как нацизма, так и современных теневых институтов и инструментов внешнего управления, которые после создания НАТО были материализованы так называемым «Канцлер-актом». О нем упоминал наш выдающийся разведчик Юрий Дроздов, отмечая, что документ подчиняет германскую внешнюю и внутреннюю (!) политику Вашингтону на срок до 2099 года.

Разведчик Юрий Дроздов со своим коллегой Сергеем Жирновым в 1998 году
Разведчик Юрий Дроздов со своим коллегой Сергеем Жирновым в 1998 году
Stirlitz

Маленький штрих. «Реинкарнацией» иезуита-иллюмината Вейсгаупта объявляли себя два деятеля. Один — Элистер Кроули, открытый сатанист, основатель ордена Восточных тамплиеров, на основе которого во многом были выстроены структуры нацистского оккультизма; другой — Аурелио Печчеи — создатель Римского клуба, в годы Второй мировой войны, по легенде, участник итальянского антифашистского сопротивления, приговоренный режимом Муссолини к смертной казни. Но избежавший этой участи благодаря причастности к агентурной сети, которую шеф Восточного отдела абвера Рейнхардт Гелен передал швейцарскому резиденту Управления стратегических служб (УСС) США Аллену Даллесу, на которого Печчеи, по ряду данных, работал все военные годы. После этого А. Даллес создал и возглавил ЦРУ, а Гелен — западногерманскую разведку BND; вместе они приложили немало сил для сохранения нацистского наследия в Западной Германии, а также для распространения его по миру. В особенности в регионе Ближнего и Среднего Востока, где орудовали отъявленный нацист Хаджи Амин аль-Хусейни, муфтий Иерусалима в изгнании, консультант Гитлера и Гиммлера, и бригаденфюрер СС Алоиз Бруннер, глава кадрового управления, то есть смотрящий картотеки РСХА — Главного управления имперской безопасности Третьего рейха, после войны принявший с подчиненными ислам и растворившийся в шпионских сетях в Египте и Сирии.

Аргентинский журналист Юки Гони, раскрывая данные о секретных послевоенных структурах СС и СД, отмечает интересные подробности отчета о контактах с А. Даллесом, осуществленных по поручению шефа СД Вальтера Шелленберга, представителями военного подразделения фирмы «Шкода» в Мадриде фон Гогенлоэ и Шипици. »… Он не испытывает симпатий к Советской России и не отвергает национал-социализм в его основных идеях и действиях…» Как видим, на антисоветской и антироссийской повестке англосаксонские «демократы» запросто договариваются с нацистами. Да мы это и так знаем — от опыта гражданской войны в Испании (1936–1938 гг.) до планов использования сохраненных дивизий вермахта в нападении на Красную армию в Восточной Германии по плану несостоявшейся операции «Немыслимое» (1945 г.).

Так британские, колониальные корни нацизма, о которых писал профессор Гейдельбергского университета Мануэль Саркисянц, подвергнутый за это остракизму и преследованиям в ФРГ и Великобритании, соединились с исламизмом «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Однако и в Европе этот альянс дал «весомые» всходы. От известной сети Gladio, спектр фигурантов которой с высоким приближением к точности воспроизводит содержание «пакта Даллеса — Гелена». И до разрушительных процессов на Балканах, связанных с трагедиями сербов в хорватской Краине и в Косово. В 1975 году свет увидел программный доклад Трехсторонней комиссии «Кризис демократии», в европейском разделе которого, написанном Мишелем Круазье, содержится «пророчество» о «втором пришествии» фашизма. Причем первый нацистско-фашистский зигзаг Европы автором связывается не с миллионами погибших на фронтах, в оккупации и замученных в концлагерях, а — на минуточку! — с «восстановлением традиционных форм социального управления и контроля».

Скажут: какой нацизм? Германия ведь капитулировала! Капитулировала — гитлеровская Германия как государство, а также ее вооруженные силы, та самая триада. Нацистская партия от капитуляции — уклонилась, нет подписи ее представителя ни под одним документом, ни в Карлсхорсте, ни даже в Реймсе. Также не капитулировала СС — основа государственной организации Третьего рейха, выстроенного по принципу «матрешки»: снизу вверх: народ — партия — СС — Аненербе (оккультное общество «Наследие предков», занимавшееся проектами в сфере прорывных военных технологий и управления сознанием). Последнее капитуляции тоже не подписывало и, следовательно, сохранилось и продолжило деятельность в другом или других форматах вместе с СС и НСДАП.

Видоизменился и сам нацизм: из расовой версии Гитлера — Розенберга он перешел в гиммлеровскую версию СС, очень близкую современной европейской социал-демократии. Из документа верховного командования СС «Идея мира для Европы — 1944—1945»: «Германия ведет эту войну ради создания Европейской конфедерации как ассоциативного и социалистического сообщества народов Европы». По показаниям в советском плену обергруппенфюрера СС Гильдебранта, план включал: «создание Соединенных Государств Европы на основе равенства прав всех вошедших в них народов» и «подчинение всех национальных точек зрения этой великой общей цели». Такой вот исторический казус, о котором незаинтересованные не знали, а заинтересованные — помалкивали, не подвергая гласности.

Как сегодня? Главное, о чем не следует забывать: «Канцлер-акт» никто не отменял, и все, что происходит в Германии, санкционировано Вашингтоном. В этих рамках пришел в движение, быстро меняясь, политический спектр страны. Причем откровенно правый дрейф связывается отнюдь не с «Альтернативой для Германии» (АдГ), на которую привык показывать пальцем западный официоз, а с вышеупомянутым «эсэсовским» вариантом трансформации СДПГ. От Шрёдера и Штайнмайера — к Шольцу, Линднеру, Лаутербаху и другим возможным высокопоставленным наследникам высокопоставленных нацистов, о которых ИА REGNUM уже рассказывало.

Сегодняшняя немецкая социал-демократия, которая еще во времена британского кураторства разорвала с традициями защиты интересов рабочего класса, превратившись в одну из «скреп» глобалистского Социнтерна, вполне «созрела» для «левого» фланга нового издания национал-социалистской идеи. А кто унаследует «правый» фланг? Недавние сообщения о «консенсусе», который достигнут в германских элитах по вопросу недопущения Ангелы Меркель к посту преемницы бундеспрезидента Штайнмайера, — ясный сигнал к переменам, контроль над которыми, как и в те же послевоенные времена, явно принадлежит крупному американскому бизнесу. Лидер партии Фридрих Мерц — выходец из BlackRock, которая с 10 трлн долларов в трасте лидирует среди десятка «бенефициаров мировой экономики» из числа компаний по управлению активами.

Фридрих Мерц
Фридрих Мерц
Michael Lucan

Эта информация не будет полной без упоминания, что другие «птенцы» этого корпоративного «гнезда», тесно связанного с ЦРУ через другую ключевую компанию по управлению активами — Vanguard Group, занимают важные посты при нынешней администрации США. Уолли Адейемо — экс-советник главного управляющего BlackRock Ларри Финка, назначен заместителем главы минфина Джанет Йеллен, в недавнем прошлом председательницы Совета управляющих ФРС. Супруга экс-аналитика BlackRock Тома Донилона, в прошлом советника Барака Обамы по национальной безопасности (в этом качестве приезжал с ультиматумом в Москву), руководит кадрами Белого дома; его брат — главный «стратег» при самом Джо Байдене. Брайан Диз, бывший главный инвестор BlackRock, возглавил теневое олигархическое правительство США — Национальный экономический совет (НЭС). Минфиновский альянс этой компании с ФРС скрепляется совместной аферой с корпоративным долгом, в том числе на ипотечном рынке, где до сих пор разгребаются завалы мирового финансового кризиса 2008–2009 годов.

Так что связка BlackRock — ФРС — минфин США с руководством ХДС/ХСС осуществляется точно на том же фундаменте, на котором зиждилось продвижение во власть Гитлера. Напомним, что в январе 1932 года встречу с будущим фюрером будущего Третьего рейха под руководством главы Банка Англии Монтегью Нормана провели братья Аллен и Джон Фостер Даллесы — двоюродные родственники пятерых братьев Рокфеллеров, а год спустя, в январе 1933 года, в канун прихода к власти, с их подачи на встречу с Гитлером подвизались крупнейшие германские олигархи; итогом стало формирование двух базовых нацистских холдингов — I. G. Farbenindustrie и Vereinigte Stahlwerke AG. Обоих — с управляющими компаниями в США. После войны холдинги разукрупнили, а архивы — «потеряли»; сам этот почерк с головой выдает, что у истоков этой спецоперации стояли отнюдь не побежденные, а победители.

А совместная работа представителей финансовых властей нацистской Германии и англосаксонских «союзников» СССР в Банке международных расчетов (БМР) на территории нейтральной Швейцарии, которой по планам Шелленберга в нацистско-западных планах отводилась роль системного образца мировой финансовой организации? Сегодня БМР не только никуда не делся, но и через свои институты контролирует ни много ни мало «Группу двадцати». Навряд ли куда делись и оккультные факторы, призванные обеспечить слияние в будущем «экстазе» двух идеологических флангов с воссозданием конфигурации политического спектра 1933–1945 годов. (Кстати, об оккультизме: двухпартийность как таковая, по признаниям ряда специфических источников, служит отражением в политике масонского принципа «партнерства в буржуазной конкуренции»; следовательно, нацизм — ход от такого партнерства к буржуазной монополии на власть или «диктатуре буржуазии», по образному выражению Дэвида Рокфеллера).

И еще не забудем, что отмашку нацизму в Германии, транзитом из США, дала Великая депрессия. Общественности откровенно мало известно о таких нюансах ее рукотворного запуска, как, например, четырехходовка хозяев «печатного станка» в США и Британии. В 1920 году совещанием Национальной ассоциации промышленников (НАП), предшественника НЭС, прошедшего под руководством глав ФРС и минфина, учетную ставку резко опустили; в 1929 году ее тем же составом, только с участием упомянутого главного английского банкира М. Нормана так же резко подняли, спровоцировав кризис. Поводом к этому стало внешнеторговое эмбарго, введенное Лондоном, а «соломку» под этот план подстелили в 1927 году, когда специальным Актом Конгресса отменили двадцатилетнее ограничение полномочий ФРС, включенное ради отвода глаз в закон о ее создании 1913 года. И да, для полноты картинки. Весь указанный период 1920-х годов пост главы минфина, невзирая на смену трех президентов, занимал крупный банкир Эндрю Меллон (его наследники ныне владеют одной из компаний по управлению активами — Bank of New-York Mellon Corp.), а Банк Англии до национализации 1946 года официально принадлежал семейству Ротшильдов.

Кто-нибудь сомневается, что нынешний кризис, который разворачивается на наших глазах и уже угрожает мировым голодом, — «куплет» не из той же самой «песни»? И еще. Финансово-экономическое взаимодействие Запада с нацизмом после Второй мировой войны не только не исчезло, но и упрочилось. Решением специального совещания, проведенного с германскими промышленниками представителями верхушки НСДАП в августе 1944 года в Страсбурге (не менее символическая точка на европейской карте, чем Франкфурт-на-Майне), партия уходит в подполье. Для промышленников снимается просуществовавший всю войну запрет на экспорт капитала и технологий, особенно военных, который, напротив, теперь поощряется.

Компании создают при западных корпорациях небольшие, наукоемкие фирмы, которые под прикрытием разных тем (прежде всего экологии — вот откуда взялся «зеленый переход»!) осуществляют разработки неоконченных проектов, которые составляют вклад подпольной НСДАП и Третьего рейха в «борьбу с коммунизмом» (пример убежденного нациста Вернера фон Брауна во главе лунной программы НАСА). К этим фирмам прикомандировываются партийные функционеры (по-видимому, с мандатом от СС), задачей которым вменяется «держать руку на пульсе». И сохранять отступающую в полном порядке структуру, чтобы ждать и дождаться подходящего исторического момента для всплытия этой нацистской «субмарины». С распадом СССР — дождались, и именно эта логика стоит за всеми процессами, которые происходят в России и в мире начиная с 1991-го, точнее, даже с 1985 года.

Наконец, третья составляющая неонацизма наряду с «фюрерством» и идеологией — геополитика. Автору этих строк еще в 2017 году приходилось отмечать, что Brexit — не что иное, как условное «расширение» Ла-Манша, отсоединение Великобритании, а с ней и США, от Европы с тем, чтобы внутри ее континентальной части взрастить новый фашизм. А с ним — и очаг войны. Сейчас это уже очевидно всем. При этом следует четко понимать, что как связаны между собой были события на двух берегах Атлантики в 1920-1940-х годах прошлого столетия, так они неразрывны и сейчас, и общий проект реализуется посредством методологии «двух рук, управляемых одной головой».

Для чего нужно такое фиктивное «разъединение» Запада? Оно указывает на «хозяев игры» — связку Вашингтона и Лондона. Некоторые, никак не могущие выдавить из себя конспирологические подходы, поторопились объяснить чрезмерную активность Туманного Альбиона на Украине британским «концептуальным лидерством» над США, что «наглядно-де» показывается поведением Киева, откровенно заглядывающего в рот Лондону. Однако дело обстоит не так. После мартовского скандального бенефиса Байдена в Польше, где он выболтал планы американского вмешательства во внутренние дела России и в кризис на Украине, США взяли паузу.

Джо Байден
Джо Байден
Gage Skidmore

Обозначив «генеральное направление», они одновременно сделали акцент на противостоянии с Китаем в АТР, и, подтвердив военное присутствие в Европе, тем не менее передали основные бразды правления англичанам; рвение Лондона именно отсюда, в тайной надежде «выиграть» у Москвы эту партию, встав в Европе в роль лидера, а в мире — вровень с США. Самое главное: если и когда Большая война в Европе разразится, поведение организующего ее англосаксонского Запада, в «единстве и борьбе» двух его «противоположностей» — вашингтонской и лондонской — повторит поведение этих столиц в начале Второй мировой войны. Смысл его, как и восемь десятилетий назад, будет в том, чтобы, словами Гарри Трумэна, «если будут выигрывать русские — помогать немцам, а если немцы — то русским, и пусть они как можно дольше убивают друг друга». И второй, вытекающий из этого смысл: вступить в эту войну строго на своих условиях — на той стороне и тогда, когда это будет выгодно для завоевания послевоенного господства над миром.

Здесь надо осознавать, что под «немцами» имеется в виду вся континентальная Европа, которую, как уже заявил Шольц, Германия «возьмет под свою защиту», то есть объединит и консолидирует против России при формальном отсутствии США и Великобритании в этой конструкции. Но при их неусыпном контроле над происходящим с помощью теневых инструментов. И в готовности взять ситуацию в свои руки в завершающем акте горячей фазы. Переиграть то, чего не вышло в 1945 году из-за мощи и стремительности продвижения Красной армии.

Сегодняшняя Украина — пролог этой консолидации в таком формате. Это уже обозначилось нормандским процессом, в котором США и Великобритания формально не участвовали, но постоянно находились где-то рядом. По сути уже начавшаяся экспансия на Украину Польши — средство интенсификации конфликта с тем, чтобы осложнить положение России в преддверии той самой Большой войны, которую привычно готовят с помощью цепочки малых региональных кризисов. Польша и тогда оказалась «заводилой» пожара, в котором, по иронии судьбы, сгорела одной из первых. Сегодняшний же украинский кризис — это совместная акция континентальных европейских держав с морскими «торговыми демократиями» (по Карлу Шмитту).

Так что пусть Киев не обольщается — у него в глазах Запада вполне конкретная роль пушечного мяса в глобальной «разведке боем» — прощупывании российских возможностей и намерений. И никакая обещанная «истерика» из-за отсутствия поставок РСЗО ни к чему не приведет. Украина, по Д. Рокфеллеру, — та же «собачка», которой для виду «разрешают лаять» даже на своих хозяев, но это не означает, что хозяева пугаются. Как в упомянутом марте 1936 года докладывал президенту Франклину Рузвельту по случаю занятия вермахтом Рейна госсекретарь Кордэлл Хэлл, «действия германского правительства составляют нарушение как Версаля, так и Локкарнского пакта, но в той степени, в какой это касается США, они не представляют собой нарушения нашего договора с Германией от 25 августа 1921 года».

В этой цитате германское правительство можно заменить украинским, Версаль и Локкарно — Минскими соглашениями, а германо-американский договор — многочисленными закулисными сделками Киева с Вашингтоном, некоторые из которых, например, связанные с «делом холдинга Burisma», оно же — «дело Хантера Байдена», время от времени становились достоянием широкой международной общественности. Подставив указанные значения, получим логику вашингтонского поощрения агрессии с целью насаждения и управления нынешним хаосом. Имея, конечно, в виду, что занятие Гитлером Рейнской зоны произвело тогда в еще не оправившейся от недавней войны Европе, особенно во Франции, шок, не меньший, чем нынешний украинский кризис. Все в истории повторяется, и ничто не ново под луной.

Но коль так, то все эти вещи мы, в России, должны очень четко понимать и отдавать отчет в последствиях каждого шага, усугубляющего угрозу новой Большой войны, как и в действиях, способных ее предотвратить. Благо, на дворе ядерная эпоха, и в отличие от конца 1930-х годов у Москвы есть все необходимые средства мгновенного вооруженного поражения, способные охладить агрессорский пыл не только на Шпрее или Темзе, но даже и на берегах Потомака. Главное — держать порох сухим и не забывать уроков истории.