Возглавляющая правительство Эстонии Реформистская партия и стоящее за ней «глубинное государство» сознательно раздувают военную истерию, чтобы поднять популярность премьер-министра Каи Каллас и самой парти.

Эстония
Эстония
Иван Шилов © ИА REGNUM

С таким заявлением выступил председатель крупнейшей оппозиционной партии страны, Консервативной народной партии Эстонии (EKRE) Мартин Хельме в эфире новостного портала гостелерадиовещания страны ERR. Он отметил, что отношение правящей партии к проходящей на Украине специальной военной операции России является явно безответственным.

«У нас совершенно очевидно и сознательно раздувалась военная истерия, особенно реформистами, но также и «глубинным государством», всеми этими людьми, которые за ними стоят и дают политические советы», — отметил Хельме.

По его убеждению, эстонское общество и так крайне неустойчиво в плане общественных установок после двух лет коронакризиса и внутриполитических событий, и «раздувание военной истерии было исключительно безответственным».

По оценке Хельме, это делалось исключительно с целью поднять популярность Реформистской партии и ее лидера, премьер-министра страны Каи Каллас в ущерб общественным настроениям и здравой дискуссии, которая необходима в изменившейся обстановке, сложившейся в сфере безопасности и экономики.

«Тебе дают два варианта: либо ты хвалишь Каллас и ситуацию, либо ты агент Кремля и путинист. Я отказываюсь играть какую-либо роль в этом сценарии», — заявил лидер эстонской оппозиции.

Председатель EKRE также добавил, что правительство рассматривает беженцев как дешевую рабочую силу, о которой оно годами мечтало.

По его мнению, украинским беженцам следует вернуться в Украину сразу, как ситуация это позволит. Хельме отметил, что большая часть Украины не является зоной боевых действий, и задача Эстонии — помогать украинцам в Украине.

«Никаких перевозок автобусами, организованных, так сказать, правозащитниками из некоммерческих организаций, не могло бы происходить. Был бы установлен предел — 2000, или 10 000, или еще какой-то, по достижении которого граница бы закрылась», — сказал Хельме.