По сообщению северокорейского агентства ЦТАК, с конца апреля 2022 года незнакомая лихорадка резко распространялась на территории КНДР. За короткий срок зарегистрировано более 350 тысяч пациентов с высокой температурой, среди которых более 162 тысяч 200 человек вылечились. Только 12 мая в общегосударственном масштабе зафиксировано 18 тысяч с лишним пациентов с высокой температурой. До сего дня 187 тысяч 800 с лишним человек находятся на изоляции и лечении, шесть человек (среди них у одного человека диагностирован вариант коронавируса BA.2) умерли.

Лиферинкс Йос. Чума
Лиферинкс Йос. Чума

В стране создан государственный чрезвычайно-противоэпидемический штаб. О серьезности ситуации свидетельствует посещение этого штаба генеральным секретарем Трудовой партии Кореи, председателем государственных дел Корейской Народно-Демократической Республики Ким Чен Ыном.

Генеральный секретарь дал соответствующие указания по преодолению эпидемии. В частности, было обращено внимание на то, что в сфере здравоохранения должны незамедлительно быть выработаны научно обоснованные методы лечения, усилены государственные меры по обеспечению медикаментами.

При этом руководитель партии и государства говорил о необходимости пресечь распространение пандемии путем строгого соблюдения государственных чрезвычайно-противоэпидемических правил и развертывания наступательной политической пропаганды с тем, чтобы «народ точно понял чрезвычайные меры государства и проявил высокую сознательность в их осуществлении».

Ким Чен Ын
Ким Чен Ын
The Presidential Press and Information Office

Ким Чен Ын выразил уверенность в том, что работники государственного чрезвычайно-противоэпидемического штаба, «глубоко осознав возложенную партией и революцией строгую миссию и обязанности, смелостью и исполнительностью будут всемерно пресекать и искоренять источник распространения злокачественной пандемии и в первых рядах обеспечат прорыв к победе в противоэпидемической войне в духе требований VIII заседания Политбюро ЦК ТПК восьмого созыва».

Еще недавно считалось, что на территории КНДР не было зарегистрировано случаев заболевания COVID-19. Об этом заявлялось и в официальных сообщениях страны. Нынешняя вспышка этого заболевания, а вернее, как считается, заражение штаммом «Омикрон», заставила власти признать проникновение болезни и в Северную Корею.

Высказываются предположения, что COVID-19 мог проникнуть в КНДР не из Южной Кореи, а из Китая. При этом отмечается, что до начала пандемии COVID-19 китайско-северокорейская граница охранялась достаточно слабо — через неё шла оживлённая торговля на чёрном рынке. В то же время между КНДР и Южной Кореей с 1953 года существует хорошо охраняемая демилитаризованная зона, прорваться через которую чрезвычайно тяжело, что делает маловероятным южнокорейское происхождение COVID-19 в КНДР. Но, с другой стороны, отмечается, что в граничащих с КНДР китайских провинциях Ляонин и Гирин число случаев заражения коронавирусом низкое, что снижает вероятность того, что COVID-19 мог быть завезён из Китая.