И до начала специальной военной операции России по денацификации Украины бывшая советская республика неоднократно выражала недовольство тем, что США поддерживают ее не до конца. Даже после событий 2014 года мольбы Киева о более значительных поставках оружия, большей экономической помощи и создании более четкого плана интеграции Украины в ЕС оставались неуслышанными со стороны Вашингтона. Украинцы не могли понять, почему истеблишмент национальной безопасности США продолжал отдавать предпочтение поддержанию стабильных отношений с Россией — «ирредентистским и реваншистским авторитарным государством» — а не поддержке Украины, «демократического государства, которое добилось важных успехов в искоренении коррупции и проведении демократических реформ».

США
США
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

За два месяца, прошедшие с тех пор, как Россия начала свою спецоперацию на Украине, США так и не отказались от своей двусмысленной позиции, оказывая помощь Украине урывками и стремясь избежать эскалации с Россией за счет более бескомпромиссной поддержки обороны Украины. Но Вашингтон может и должен сделать больше: он должен всеми силами добавиться победы Украины над Россией, пишет бывший подполковник украинского происхождения и бывший директор по европейским делам Совета национальной безопасности США Александр Виндман в статье, вышедшей 11 мая в Foreign Affairs.

Решающим, с точки зрения Видмана, фактором стала более активная и постоянная военная поддержка Киева со стороны Вашингтона. Без нее США упускают одну возможность поспособствовать решающей победе Украины и помешать России добиться успехов в Донбассе за другой. При этом не делает этого Белый дом из-за ошибочной оценки риска эскалации и потенциальных последствий поражения России.

Так, Украина уже «продемонстрировала», что может успешно поражать оперативные военные объекты на территории России, такие как железнодорожные пути, аэродромы, склады боеприпасов и техники. Если поставить Киеву дальнобойное оружие, Украина сможет наносить удары дальше вглубь России и уничтожать важные в военном отношении цели, тем самым уменьшая потенциал РФ и ограничивая ее возможности для дальнейших наступательных атак.

Гаубица армии США
Гаубица армии США
U.S. Marine Corps

Украинские силы дали Вашингтону веские основания полагаться на их сдержанность и воздерживались от нанесения ударов по «стратегическим или гражданским объектам», которые могли бы спровоцировать эскалацию напряженности в отношениях с Россией. Учитывая такие доказательства, у США нет особых причин заламывать руки по поводу поставки на Украину дополнительных и более мощных вооружений, с помощью которых можно осложнить России выполнение специальной военной операции.

При этом Россия уже начинает консолидацию своего контроля над востоком страны, что говорит об уверенности Москвы в том, что у нее есть возможность добиться победы. Однако она, считает бывший подполковник вооруженных сил США, ошибается, поскольку украинские военные и простые граждане успешно отражают наступление.

В сложившихся условиях США должны начать поставлять Киеву более мощное оружие, обучать и готовить украинских военных пользоваться передовой военной техникой НАТО, а также замещать своим союзникам арсеналы, по мере того как они передают Украине системы советской эпохи. Соединенные Штаты также должны продолжать оказывать давление на европейских лидеров, которые проявляли чрезмерную осторожность и нерешительность в военной поддержке обороны Украины, в том числе на канцлера Германии Олафа Шольца.

Они должны прийти к пониманию того, что пока у власти остается Владимир Путин, возврата к обычным делам с Россией быть не может. Время, возможно, играет на стороне Украины, но один Киев не может положить конец этому конфликту. Без постоянного потока поставок из США и их союзников взамен утраченного или изношенного оборудования Украина может оказаться втянутой в затяжной кризис на истощение.

Переговоры Владимира Путина с Федеральным канцлером Германии Олафом Шольцем
Переговоры Владимира Путина с Федеральным канцлером Германии Олафом Шольцем
kremlin.ru

Даже если российские наземные силы окажутся неэффективными, Кремль всё еще может вести боевые действия с использованием авиации и дальнобойных обстрелов в течение длительного периода времени, в течение которого Россия может попытаться перегруппироваться для более широкого наступления или попытаться закрепить контроль над освобожденными территориями. Запад должен лишить Россию этой возможности.

Многие аналитики и советники считают, что Соединенным Штатам следует попридержать свою поддержку Украине, чтобы побудить Киев пойти на то, что они считают необходимыми уступками Москве. Открытые призывы к умиротворению России стали более приглушенными, особенно в связи с тем, что Украина превосходно ведет себя на поле боя, а многие западные наблюдатели рассматривают конфликт как битву между демократией и автократией.

Но многие в Вашингтоне до сих пор в частном порядке выражают свою уверенность в том, что-то или иное мирное соглашение потребует от Украины уступки части территории России. Этот лагерь считает, что из-за усиления поддержки США Украина может быть менее готова идти на компромисс. Но факт остается фактом: одной или обеим сторонам нужно думать, что им есть терять, чтобы подготовить почву для плодотворных переговоров, и ни Киев, ни Москва до этого не дошли, поскольку оба государства не желают принимать требования друг друга.

«Почему же тогда Соединенные Штаты надеются, что Киев сдастся перед лицом российской агрессии, вместо того чтобы убедить Кремль в том, что конфликт проигрывает именно Россия? — задается вопрос Виндман. — Чтобы не слишком дестабилизировать Россию».

Некоторые эксперты опасаются, что поражение России — или какой-либо другой бесславный исход для Москвы — может спровоцировать более масштабный конфликт или ядерную эскалацию. Другими словами, Вашингтон беспокоится о том, как он может предотвратить поражение России и при этом ограничить масштабы победы Украины. Тем не менее американские политики должны добиваться одной четкой цели: помочь Украине победить на поле боя в максимально возможной степени.

Пуск баллистической ракеты «Булава» атомной подводной лодкой проекта 955 «Борей» в ходе испытаний в Белом море. Декабрь 2020
Пуск баллистической ракеты «Булава» атомной подводной лодкой проекта 955 «Борей» в ходе испытаний в Белом море. Декабрь 2020
mil.ru

Этот вариант сопряжен с очевидными рисками, но альтернативные сценарии, включая кибервойну между Россией и НАТО, атаки российских обычных вооружений на поставки вооружений НАТО для сдерживания внешней помощи Украине, вмешательство НАТО в конфликт, а также возможные инциденты или просчеты, которые могут спровоцировать более широкое противостояние — будет тем более вероятным, чем дольше будет продолжаться нынешний конфликт. Решение нынешнего кризиса состоит не в том, чтобы ждать, пока боевые действия распространятся на остальные страны Европы. Если принять меры сейчас, удастся снизить вероятность катастроф в будущем.

Более того, Виндман призвал не преувеличивать риск ядерной эскалации, поскольку угрозы об этом это лишь «риторика» Кремля. Даже перспектива применения оружия массового уничтожения против Украины кажется маловероятной, поскольку США предупредили Россию, что такое нападение может втянуть НАТО в конфликт.

По мере затягивания конфликта на Украине Киев может в конечном счёте сделать выбор в пользу урегулирования путем переговоров. Однако до тех пор, пока Украина не почувствует себя готовой сесть за стол переговоров на своих условиях, Запад не вправе принуждать Киев к перемирию, тем более к прекращению огня, просто ради снижения напряженности в отношениях с Россией. Даже если Путин объявит о победе, Запад не должен сдерживать усилия Украины по освобождению занятых Россией регионов в надежде, что конфликт угаснет. Такое соглашение может даже оказаться контрпродуктивным: пауза в боевых действиях может дать российским военным возможность перегруппироваться и перевооружиться для нового наступления на территорию Украины и одновременно лишить украинскую армию драгоценного импульса на поле боя.

Россия также получит шанс закрепить свои успехи на востоке и юге Украины. Уже «есть признаки» того, что Кремль может попытаться провести еще один референдум о создании так называемой Херсонской Народной Республики на недавно освобожденной Россией территории на юге Украины.

Жители Херсона получили очередную партию гуманитарной помощи из России. Херсон
Жители Херсона получили очередную партию гуманитарной помощи из России. Херсон
mil.ru

В этих условиях мир на Украине должен быть — и будет — установлен только благодаря победе Киева, а не его капитуляции. При этом как показывают прошлые события, Москва едва ли добровольно прекратит конфликт на Украине на условиях Киева. С другой стороны, некоторые на Западе, кажется, продвигают идею о том, что Соединенные Штаты и НАТО сражаются с Россией «до последнего украинца». Однако нынешнее противостояние — это не противостояние Запада и России, в котором Украина борется за Запад, поэтому и принуждать бывшую советскую республику к борьбе нет нужды. Напротив, убеждать нужно именно Запад.

Что считать победой Украины над Россией, будут определять, в первую очередь, сами украинцы. Триумф Киева, скорее всего, повлечет за собой возврат под его контроль украинских территорий, занятых после 24 февраля. Такое развитие событий «полностью в силах Украины», если ее будет поддерживать Вашингтон.

Именно здесь Вашингтон может и должен сделать больше: помимо выделения уже согласованных $34,7 млрд, Киеву нужно поставить еще больше нового оружия. При этом то оружие, которое поставляется сейчас, во многом является заменой того, что Украина теряет, а не идет на укрепление потенциала республики. Украина по-прежнему нуждается в более передовых военных технологиях и всесторонней подготовке для сопровождения поставок оружия с Запада. Украине нужны эскадрильи перспективных боевых беспилотных летательных аппаратов, дивизионы реактивных систем залпового огня и несколько батарей зенитно-ракетных и противокорабельных ракетных комплексов.

Долгосрочная победа Украины также потребует как большей интеграции страны в Европу, так и монументальной международной кампании по восстановлению Украины, подобной плану Маршалла после Второй мировой войны. Украина уже добивается быстрого прогресса в своей кампании по вступлению в ЕС: украинское правительство представило официальную анкету для членства в ЕС, и страна может получить статус кандидата в течение нескольких недель.

Читайте также: Макрон закрыл европейские ворота для Киева, Тбилиси и Кишинева

США, по общему признанию, имеют ограниченное влияние на эти процессы, но они всё же могут прибегнуть к своей мягкой силе — и оказывать дипломатическое воздействие на союзников в Европе — для поощрения ускоренного предоставления Украине статуса кандидата в члены ЕС. Что касается вопроса восстановления, то ЕС планирует создать трастовый фонд солидарности для Украины. Соединенные Штаты, а также Великобритания и любые другие желающие демократические страны также должны сплотиться в деле экономического возрождения Украины.

Разрушенное здание в Чернигове
Разрушенное здание в Чернигове
Mvs.gov.ua

Государственно-частное партнерство, основанное на сочетании грантов, частного капитала, ареста и конфискации активов из России, может направить средства на восстановление экономики и инфраструктуры Украины. Этими фондами могли бы руководить и управлять как те, кто осуществляет процесс интеграции в ЕС, так и совет директоров, набранный с Украины и из США, для обеспечения подотчетности, но украинский надзор будет иметь решающее значение для формирования эффективного экономического плана для страны.

Однако это долгосрочное видение победы не будет реализовано до тех пор, пока на Украине не будет восстановлена и гарантирована безопасность. Если мир наступит только после военного успеха, то США обязаны помочь Украине победить на поле боя. Те, кто обеспокоен эскалацией с Россией, должны понимать, что риски победы Украины сильно преувеличены. Риски поражения Украины намного выше и повлекут за собой необратимый ущерб либеральному порядку, международному праву, нормам безопасности и глобальной стабильности. Это результат, которого Соединенные Штаты не могут себе позволить и должны сделать всё возможное, чтобы его избежать.