Говорить о том, что освещение западными СМИ кризиса на Украине носит расистский характер, — значит в каком-то смысле поступать неправильно. Безусловно, пишущие про Украину журналисты прибегали к довольно спорным формулировкам, вроде того, что как такое могло произойти в стране, где живут «цивилизованные» люди, «похожие на нас». Кроме того, о происходящем на Украине сообщается в разы больше, чем о том, что происходит в других горячих точках по всему миру, пишет независимый журналист Джеймс Джеффри в статье, вышедшей 6 апреля в The Strategist.

Йемен
Йемен
Иван Шилов © ИА REGNUM

Однако есть очевидные причины, по которым про Украину рассказывают больше, чем о войнах, происходящих в таких местах, как Эфиопия и Йемен. Россия — ядерная сверхдержава. Из-за специальной военной операции есть угроза втягивания в конфликт других европейских стран, а также опасность эскалации до глобального противостояния. Происходящее там также усугубляет экономические последствия пандемии, которая напрямую бьет по людям из-за инфляции и стремительного роста цен на бензин и энергоносители.

Аналогичное заламывание рук из-за предвзятости СМИ и скрытого расизма наблюдалось и в 2015 году, после терактов в офисе сатирической газеты Charlie Hebdo и нападения на ночной клуб Bataclan во Франции, которые затмили внимание, уделяемое бедствиям в других местах, включая резню в Нигерии и войну в Сирии. Но, как и в случае с Украиной, когда ужасные и шокирующие события происходят ближе к дому, нет ничего морально неправильного в том, чтобы уделять им больше внимания. Это нормально и рационально.

И все же непонятно, почему в Эфиопии чем больше страдание местных жителей, тем меньше об этом сообщается и тем меньше внимания происходящему уделяет международное сообщество. Эфиопия является ключевым союзником США и Великобритании на нестабильном Африканском Роге и соответственно получает поддержку в размере миллиардов долларов.

Гражданская война в Эфиопии
Гражданская война в Эфиопии

По подсчетам Яна Ниссена и группы исследователей из Гентского университета в Бельгии, жертвами войны в Эфиопии стали полмиллиона человек, среди которых 100 тыс. — это непосредственные жертвы конфликта, еще от 150 до 200 тыс. погибших от голода, а также 100 тыс. человек — из-за отсутствия доступа к медицинской помощи.

Такая ситуация связана с тем, считает Джеффри, что люди на Западе смотрят на конфликты по-старому: смерть или несчастье черного человека не так ужасны, как гибель белого. К такому выводу он пришел, повоевав в Ираке и Афганистане, где мирные жители гибли тысячами и где это продолжалось десятилетиями.

Война в Йемене продолжается уже восьмой год, и по масштабам гуманитарных бедствий она может посоперничать с Эфиопией. По различным оценкам, с 2015 года в этом ближневосточном государстве по тем же причинам погибли почти 250 тыс. человек, в том числе более 20 тыс. человек, погибших в результате авиаударов Саудовской Аравии и ее союзников.

И хотя западные СМИ что-то сообщают о происходящем в этих странах, эти сообщения не носят систематического характера, что бы имело воздействие на настроения общественности и политического класса, которые могли бы привести к конкретным дебатам и действиям. Более того, о «невообразимых вещах», которые происходят в Африке и других местах, обычно сообщается сухо и статистически, судьбы и эмоции людей не раскрываются.

«Мне это очень знакомо по моей работе фрилансером в Эфиопии. Было очень трудно достучаться до редакторов — особенно в крупных СМИ, — когда я предлагал историю, которая не соответствовала этим рамкам освещения», — отметил Джеффри, по словам которого когда конфликт в Эфиопии разросся до таких масштабов, чтобы заинтересовать Запад, началась пандемия коронавируса, за которой последовал кризис на Украине.

Такие привычки и тенденции средств массовой информации подверглись критике в книге «Производство согласия. Политическая экономия массмедиа» 1988 года, написанной в соавторстве с Эдвардом Херманом и Ноамом Хомски. Они утверждали, что средства массовой информации продвигали истории и новости — с точки зрения авторов, пропаганду, — которые получали одобрение правительства и интересов элиты; если история не соответствовала этим интересам, она получила бы незначительное освещение, если бы вообще освещалась.

«В то время как освещение достойной жертвы было щедро оснащено кровавыми подробностями и цитированием выражений возмущения и требований справедливости, освещение недостойных жертв было сдержанным, призванным сдерживать эмоции и пробуждать сожаление и философские обобщения о вездесущности насилия и присущей человеческой жизни трагедии», — пишут Херман и Хомски.
Ноам Хомский на Всемирном социальном форуме
Ноам Хомский на Всемирном социальном форуме
Marcello Casal

Некоторые агентства по оказанию помощи сообщают о потере финансирования своей деятельности в Африке по мере того, как спонсоры переключаются на Украину. Кроме того, Украина и Россия являются крупными экспортерами зерна и других сельскохозяйственных товаров в Африку, и из-за кризиса там были прерваны поставки продовольствия и начался рост цен. По данным ООН, Египет, Ливан, Ливия, Сомали, Судан и Йемен импортируют не менее половины своей пшеницы с Украины или из России.

«Все это сильнее всего бьет по беднейшим и сеет семена политической нестабильности и беспорядков по всему миру», — недавно прокомментировал генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш.

В Эфиопии и Йемене, наконец, появились проблески надежды. Кажется, что в обоих случаях противоборствующие стороны, возможно, окончательно придавили друг друга до такой степени, что им может быть навязан некий мирный компромисс. 25 марта силы Тиграи согласились на «прекращение боевых действий» после того, как днем ранее правительство объявило о бессрочном гуманитарном перемирии. В Йемене в начале апреля враждующие стороны договорились о двухмесячном перемирии. Но не повезло другим мировым конфликтам, бушующим вдали от Украины.