В ходе последнего телефонного разговора премьер-министра Армении Никола Пашиняна с госсекретарем США Энтони Блинкеном армянская сторона выступила с инициативой реанимировать деятельность Минской группы ОБСЕ по карабахскому урегулированию. По мнению Еревана, в контексте подготовки мирного договора с Азербайджаном должен быть определен статус Нагорного Карабаха. Причем эта инициатива выставляется как контрмера названным Баку пяти принципам урегулирования отношений с Арменией. Проблема в том, что МГ ОБСЕ фактически не участвовала в подготовке и подписании трехстороннего соглашения 9 ноября 2020 года о прекращении огня, положившего конец боевым действиям, ни в создании последующих документов, подписанных в том же формате. В то же время группа сохраняет мандат ОБСЕ на посредничество, и нет сведений о том, что она изменила свое прежнюю переговорную повестку.

Нагорный Карабах
Нагорный Карабах
Иван Шилов © ИА REGNUM

Если попытаться сконструировать политический процесс по сценарию Пашиняна, то МГ ОБСЕ помимо определения статуса Нагорного Карабаха должна будет определиться и со статусом российских миротворцев, оказавшихся там согласно мандату соглашения от 9 ноября 2020 года. При этом, учитывая сложные отношения России с «коллективным Западом», далеко не факт, что страны — сопредседатели Минской группы в лице США и Франции не попытаются разбавить российских миротворцев представителями миротворческих сил из других государств, чтобы интернационализировать ситуацию и ослабить влияние Москвы. Не случайно посольство США в Армении выступает с заявлениями, что Вашингтон «по-прежнему привержен долгосрочному и политическому урегулированию нагорно-карабахского конфликта», и «призывает Армению и Азербайджан как можно скорее вернуться к предметным обсуждениям под эгидой сопредседателей Минской группы ОБСЕ». В новой ситуации такой призыв воспринимается уже в ином геополитическом контексте.

Ильхам Алиев принимает сопредседателей Минской Группы ОБСЕ
Ильхам Алиев принимает сопредседателей Минской Группы ОБСЕ
President.az

Это хорошо понимает президент Азербайджана Ильхам Алиев. Недавно он заявил, что МГ ОБСЕ «не должна заниматься нагорно-карабахским конфликтом, потому что он решен», а также подтвердил, что «среди сопредседателей МГ ОБСЕ нет единства, как раньше». «Мои суждения доказывают это. Отношения между этими странами в последнее время стали особенно напряженными, и у них разошлись взгляды на прошлый конфликт и текущую ситуацию, — говорил Алиев. — Я не думаю, что они могут прийти к соглашению. В любом случае столь низкий уровень их активности нас совершенно не волнует, а может быть и наоборот». Но фактом является и то, что, согласно соглашению от 9 ноября 2020 года срок пребывания российских миротворцев в Нагорном Карабахе ограничивается пятью годами. Он может быть продлен на основе двухстороннего соглашения между и Баку Москвой. Но может и не быть. То есть и в этом случае Россия оказывается в подвешенном состоянии. Ее могут выдавить из Нагорного Карабаха.

Далее. Сейчас идет переговорный процесс по нормализации отношений между Турцией и Арменией на уровне спецпредставителей. Анкара не делает секрета из того, что на этом треке действует в тандеме с Баку. В то же время глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу после проведения переговоров со своим армянским коллегой Араратом Мирзояном в Анталье заявил, что «Еревану и Баку нужно проводить переговоры о мирном договоре без участия посредников». Понятно, что под посредником имеется в виду Россия, которая ранее предпринимала немалые усилия с целью остановить вторую карабахскую войну, а в дальнейшем сближать позиции конфликтующих сторон. Наконец, Баку и Анкара стали проявлять «повышенную обеспокоенность» энергетической безопасностью Европы, выстраивая новые энергетические комбинации с целью закрыть брешь в американской энергетической политике, появившуюся в связи с украинским кризисом. Видный израильский специалист по глобальным энергетическим проблемам Амит Мор из Университета Райхмана, комментируя ситуацию, считает, что таким образом «Баку и Анкара начинают подключаться к западной операции по выбиванию у Путина энергетических рычагов».

Вот почему складывается ощущение, что Армения, Азербайджан и Турция, действуя по-разному, в целом одинаково оценивают геополитические перспективы в связи с украинским кризисом. Складывается интригующая ситуация, о чем недавно говорил доктор экономических наук, профессор Азербайджанского государственного экономического университета Эльшад Мамедов. По его мнению, для объективной оценки необходимо учитывать следующие факторы. Первый: объективные реалии экономики таковы, что влияние Запада в Закавказье существенно уменьшается. Второй: после введения западных санкций против России она станет быстро запускать проекты импортозамещения, активно выходить на новые рынки сбыта, в том числе и в Закавказье. В таком контексте следует ожидать ее более активных действий в этом регионе по расширению своего политического и экономического влияния. Но правда еще и в том, что такой ход событий устраивает не все политические силы в Закавказье.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев, президент России Владимир Путин и премьер-министр Армении Никол Пашинян. Сочи. 2021
Президент Азербайджана Ильхам Алиев, президент России Владимир Путин и премьер-министр Армении Никол Пашинян. Сочи. 2021
Kremlin.ru

Если возвращаться к судьбе МГ ОБСЕ, где роль Кремля в качестве посредника в карабахском конфликте росла начиная с 2010 года, Вашингтон и Париж, напротив, сдавали свои позиции, то теперь США и Франция как страны-сопредседатели могут пытаться вернуть часть своего влияния, подключая Турцию. Так что ждет Минскую группу, будет ли она играть какую-либо роль? Армения говорит «да», Баку говорит «определенно нет». Свою игру ведет Турция, к интриге подключается и Иран. Но главное слово все же пока за Москвой, которая может превратить интригу в захолустье международной дипломатии или проиграть. И если Россия проиграет, то все приобретет, конечно же, Турция, которая станет самой влиятельной силой в Закавказье, а потом начнет активнее ставить палки в колеса Москве на других направлениях. Так что наступает время больших решений.