На полях ежегодной сессии ВСНП, традиционно проходящей в первых числах марта в Пекине, состоялась большая пресс-конференция Ван И, члена Политбюро ЦК КПК, многолетнего руководителя китайского внешнеполитического ведомства. Тема: «О внешней политике и отношениях Китая с другими странами». Повышенное внимание в ходе мероприятия министр уделил состоянию и перспективам российско-китайских отношений; широко освещалась позиция официального Пекина по украинскому кризису. Помимо этого, глава МИД КНР охарактеризовал отношение своей страны к ряду ключевых глобальных проблем и продвижению важнейших китайских внешнеполитических инициатив. А также к взаимосвязям Китая с ключевыми странами, объединениями и регионами планеты. Такие пресс-конференции проходят каждый год, но в нынешнем году ее важность определяется двумя дополнительными факторами — резким обострением международной обстановки, а также приближением в самом Китае XX съезда КПК, намеченного на осень. Это традиционно главное событие внутриполитической жизни КНР в этот раз приобретает дополнительную важность потому, что на нем будет решаться вопрос о третьем сроке полномочий действующего лидера страны Си Цзиньпина. В самом Китае хорошо понимается, что перемены «на переправе» недопустимы; кроме того, деятельность главы КПК и КНР получает высокую оценку в обществе, ибо в ходе его десятилетия у власти произошли достаточно быстрые и важные позитивные изменения, основные из которых — построение в Китае общества среднего достатка, изжитие бедности и нищеты внутри страны. А также интенсивный рост влияния и авторитета КНР на международной арене, определяющегося как удельным весом в мировой экономике и развитии, так и вкладом в важнейшие международные программы, среди которых особо выделяются миротворческие миссии. Поэтому к пресс-конференции Ван И было приковано, без преувеличения, самое широкое международное внимание как друзей и партнеров Пекина, так и его конкурентов и недоброжелателей, в ряды которых под давлением США в последние годы становится значительная часть ведущих стран коллективного Запада.

Китай
Китай
Иван Шилов © ИА REGNUM

Констатируя гигантские перемены на международной арене, китайский министр однозначно подчеркнул приоритетный характер отношений России и Китая, направленных на «углубление всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия в новую эпоху». Это, по его словам, — основа внешнеполитического курса КНР и «стратегическая решимость» обеих стран. Отдельно было подчеркнуто, что двусторонние отношения не носят «конъюнктурного характера», сохраняют «независимость и самостоятельность» и не направлены против третьих стран. Но они не потерпят со стороны этих «третьих» и «внешнего вмешательства», потому сохраняют «широкую перспективу». Понятно, что этот посыл напрямую адресован Западу. И его попыткам поссорить между собой Россию и Китай (в этом на днях особо по-хамски «отметился» Дональд Трамп, предложивший бомбить Россию самолетами США с китайскими опознавательными знаками; что у трезвого на уме, то у Трампа — на языке?) и в связи с ситуацией, сложившейся вокруг Украины. Не только Ван И, но и сам Си Цзиньпин, рассуждая об урегулировании конфликта путем мирных переговоров, неоднократно указывал на недопустимость вмешательства со стороны, а в китайских СМИ прочно укоренилось сравнение роли Запада на Украине как подливающего бензин в костер. Проводя в этот праздничный день саммит по украинской теме с европейскими участниками бывшего «нормандского формата» канцлером Германии Олафом Шольцем и президентом Франции Эммануэлем Макроном, китайский лидер выразил «беспокойство и сожаление» в связи с разразившимся в Европе конфликтом. Однозначную суть этой позиции, которую кое-кто спекулятивно пытается интерпретировать как «недовольство Москвой», в этот же день подробно разъяснил официальный представитель МИД КНР Чжао Лицзянь: «Действия США и НАТО по расширению альянса на Восток сыграли важную роль в эскалации украинского кризиса». Выступив против расширения «региональных блоков», которое, как заметил на отмеченной пресс-конференции министр Ван И, направлено и против Китая, ибо «цель Индо-Тихоокеанской стратегии (США — В.П.) — создание Индо-Тихокеанского НАТО», Чжао Лицзянь категорически отверг саму возможность «обеспечения безопасности одной страны за счет других стран, а региональной безопасности — за счет блокового строительства». А постпред КНР в ООН Чжан Цзюнь, неоднократно выступая по данному вопросу в Совете Безопасности, неизменно адресовал коллективному Западу призыв к «равному диалогу с Москвой». В Пекине знают, что «равноправие по-американски» — это как на «скотном дворе» у Джорджа Оруэлла. Когда «все равны, но американцы — равнее остальных». Готовность Китая к участию в «конструктивном диалоге», если возникнет «необходимость посредничества», о которой говорит глава МИД, трудно понимать иначе, чем уравновешивание в таком диалоге обструкционистской по отношению к Москве позиции коллективного Запада, если до серьезных переговоров дойдет дело.

Ван И
Ван И
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Очень важно: Чжао Лицзянь привлек внимание собравшихся на брифинг журналистов к американским биологическим лабораториям на Украине общей численность около трех десятков. Чем там занимались? Какие разработки проводились? Как «украинские» лаборатории связаны с другими иностранными биологическими объектами Вашингтона общей численностью (!) около 340? И откуда взялись ковид, атипичная пневмония, разнообразные лихорадки и «респираторные синдромы»? Обрывки информации доносились и раньше: например, что источники вспышки лихорадки Эбола в Экваториальной Африке находились в том числе в Гвинее, где, разумеется, по случайному совпадению находилась крупная лаборатория американского фармацевтического гиганта Gilead Sciences. Так чем американцы занимались на Украине? В других республиках постсоветского пространства?

Особое беспокойство китайской стороны вызывает складывающаяся на Украине гуманитарная ситуация. Министр Ван И и постпред Чжан Цзюнь практически одновременно — на пресс-конференции и в Совбезе ООН — потребовали предотвратить гуманитарный кризис, обеспечив «безопасность и бесперебойность функционирования гуманитарных коридоров». Чрезвычайную гуманитарную помощь жертвам конфликта готов в ближайшие дни предоставить и китайский Красный Крест. Россия вместе с Белоруссией, Молдавией, Венгрией и рядом других стран удостоилась «сердечной благодарности» КНР за «дружеское содействие в процессе организации эвакуации и размещения китайских граждан». По понятным причинам в этом списке отсутствует Украина; в Пекине хорошо известно, кто именно блокирует гуманитарные коридоры и, уподобляясь нацистам и террористам, прикрывается мирными жителями, в том числе иностранными студентами, не выпуская их из блокированных городов и превращая в заложников. На днях и индийский премьер-министр Нарендра Моди высказывал российскому лидеру Владимиру Путину слова признательности за помощь в эвакуации с Украины студентов его страны, которые оказались в аналогичном положении с китайскими коллегами.

Нарендра Моди
Нарендра Моди
Официальное интернет-представительство президента России

Остановился Ван И и на тех параллелях, которые Запад конъюнктурным образом проводит между ситуацией на Украине и вокруг Тайваня. Главная и, на наш взгляд, справедливая критика здесь опять досталась Вашингтону за «непоследовательность» его позиции, иначе говоря, за двойные стандарты. Поощряя сепаратизм одних, США в других случаях спекулируют на принципе «территориальной целостности». Понятно, почему они это делают. Принцип самоопределения народов в Уставе ООН прописан выше принципа территориальной целостности (соответственно Ст. 1.2 и 2.4). Но «тайваньский народ» — это такие же самые китайцы, что и на материке, часть китайского народа. И если правом на определение своего суверенитета, по Уставу ООН, обладает именно народ, то логично и правомерно с международно-правовой точки зрения спросить мнение об этом всего более чем 1,4-миллиардного населения Китая. Что-то подсказывает, что народный ответ на этот вопрос ни миллиметра не оставит Вашингтону для последующих спекулятивных маневров ввиду своей однозначности: Китай един и неразделим, и Тайвань — неотъемлемая его часть. Так что американский заплечный поиск «противоречий» с ооновским уставом — очередная демагогическая спецоперация, нацеленная не на укрепление, а на подрыв международной законности и правопорядка. Поэтому неизбежное, по словам Ван И, возвращение Тайваня на Родину или, как образно процитировал В. Путина китайский адмирал, «в родную гавань», у нас в России вся страна будет приветствовать как торжество исторической справедливости и международного права. При каких бы обстоятельствах это ни произошло. Ну, а возмущения словами Ван И, которые раздаются из Тайбэя, принадлежат сепаратистскому режиму Демопрогрессивной партии, и предыдущий представитель этого филиала американской Демпартии, потеряв власть, закономерно получил за свои преступления длительный тюремный срок от «своих» же новых властей. Нет сомнений, что так произойдет и с его нынешними преемниками.

На всех основных направлениях внешней политики КНР, судя по итогам пресс-конференции министра, все продвигается в штатном режиме, без форс-мажора. Китайская дипломатия активно продвигает в мире историю КПК, отметившей в прошлом году свое столетие. Неизменной остается линия Китая на укрепление глобальной стабильности и солидарности вокруг принципов многосторонности и отказа от гегемонистского диктата. Геополитическое соперничество не может препятствовать мировому экономическому развитию, которое взаимосвязано странами, регионами и континентами и не терпит односторонней «исключительности» и незаконного санкционного давления. Честная экономическая (а не политическая!) глобализация неизбежно приведет к прорыву в мировые лидеры развивающихся стран, поэтому она кое-кому так и не нравится. Мощная динамика развития внешних связей у Китая со странами АСЕАН, с которыми, помимо экономики, успешно продвигается модель отношений, основана на почти готовом к подписанию Кодексе поведения в Южно-Китайском море, а также со странами Африки и Латинской Америки. КНР продолжит активно и последовательно участвовать в урегулировании кризиса на Корейском полуострове, приветствует перспективы нормализации отношений с Индией и Японией, готова к конструктивному участию в восстановлении брошенного американцами на произвол судьба Афганистана.

В китайско-американских отношениях главное — воздержаться от вмешательства во внутренние дела. Нет единой концепции «прав человека» — они имеют цивилизационное происхождение и национальную специфику. И вообще, «оценка демократии по «американскому стандарту» сама по себе является проявлением недемократии» (Ван И). Хочется надеяться, что в Вашингтоне прислушаются к прозвучавшему в эти дни в Пекине и сделают определенные выводы. Ибо прежнего мира, как бы ни стремились к его реставрации на коллективном Западе, похоже, уже не будет никогда. Перейдя исторический Рубикон, времена необратимо изменились.