Сегодня Турция, пожалуй, самая важная мусульманская страна в мире. Стала она вести в последнее время и независимый курс в международных отношениях. На этом фоне актуален вопрос, какую позицию занимает Анкара в нынешнем сложном прокси-конфликте между НАТО и Россией на Украине, пишет Грэм Фуллер в статье, вышедшей 4 марта в Responsible Statecraft.

Турция
Турция
Иван Шилов © ИА REGNUM

Турция приобрела огромный политический и военный опыт, когда она на протяжении почти шести столетий стояла во главе могущественной мусульманской Османской империи — одной из крупнейших и самых продолжительных империй в мировой истории. После своего краха и раздела в конце Первой мировой войны израненная Турция постепенно снова обрела статус великой региональной державы. Сегодня понять важность этого государства можно благодаря его стратегическому положению, широкомасштабной экономической структуре, амбициям и масштабам геополитического видения.

В частности, под 20-летним руководством президента Реджепа Тайипа Эрдогана Турция приняла меры к тому, чтобы утвердить свой статус не только ближневосточной державы, но и силы на европейской, балканской, средиземноморской, кавказской, центральноазиатской, евразийской и даже на африканской аренах. И, как и во многих других странах, власть постепенно стала править деспотичным автократическим и популистским образом, который получил название «нелиберальной демократии».

Реджеп Тайип Эрдоган выступает перед парламентской фракцией правящей Партии справедливости и развития
Реджеп Тайип Эрдоган выступает перед парламентской фракцией правящей Партии справедливости и развития
Akparti.org.tr

К тому же у Турции выгодное географическое положение: она расположена на пересечении стратегических морских проходов Дарданелл и Босфора — ворот для танкеров, торговых судов и военных кораблей в Черное море, где у России в Крыму находится Черноморский флот. Это придает Анкаре дополнительный геополитический вес.

На протяжении веков Российская империя регулярно аннексировала части Османской территории, благодаря чему можно понять причины, по которым Турция в 1952 году вошла в НАТО, тем самым закрепив свой европейский статус на самом восточном фланге НАТО. Но с распадом Советского Союза в 1991 году и появлением новых постсоветских государств Турция внезапно оказалась без сухопутной границы с Россией и практически в одночасье исчезла острейшая для нее географическая и геополитическая «угроза».

Сегодня Турция по-прежнему является членом НАТО, но в последнее время она все чаще не придерживается правил и ожиданий альянса, вплоть до покупки российской ракетной системы С-400 вместо ее американского аналога. На самом деле, с точки зрения обороны, НАТО сейчас мало что значит для Турции. Главная ценность блока заключается в том, что благодаря своему членству Анкара имеет место за столом важного европейского и трансатлантического института безопасности.

И сегодня Турция больше не хочет мириться с тем, что ее считают «верным союзником НАТО», готовым выполнять указания Вашингтона на международной арене. Анкара стремится к тому, чтобы стать лидером в регионе, независимым от какой-либо отдельной страны или державы.

Турецкий оркестр в составе войск НАТО
Турецкий оркестр в составе войск НАТО
NATO Training Mission-Afghanistan

Республика играет важную роль в Ливии, решительно поддерживает Палестину, дружит с организацией «Братья-мусульмане» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), решительно поддерживала Азербайджан в его войне с Арменией, предпринимает активные действия в Сомали и других африканских государствах, поддерживает достойные отношения с Ираном, продает оружие Украине, тесно сотрудничает с Россией в экономическом и стратегическом плане, поддерживает тесные связи с тюркскими государствами Центральной Азии и очень заинтересована в участии в дальновидной и стратегической инициативе Китая «Один пояс, один путь» в Евразии. Казалось бы, это набор «несовместимых» друг с другом интересов, но Анкара тем не менее их совмещает — к большому огорчению Вашингтона, который хотел бы видеть в Турции более послушного союзника.

Поэтому неудивительно, что в нынешней ситуации между Украиной и Россией, спровоцированной НАТО, Турция не собирается четко занимать ту или иную сторону, что может привести к потере ее связей между НАТО и Россией. Она открыто критиковала российскую операцию, выступила соавтором резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, в которой «осуждала» Россию, и все еще может осуществлять законный контроль над проходом российских военных кораблей в Черное море. Хотя Турция поддерживает важные связи с Россией, она также поддерживает татар в Крыму и прежде всего выступает против любых действий России в регионе, которые угрожают национальному суверенитету других государств. Турция также продает Украине ударные БПЛА Bayraktar.

Но Турция будет сопротивляться тому, чтобы ее заставляли занимать какую-либо более глубокую или постоянную антироссийскую позицию в НАТО. Анкара даже предложила посредничество — благо она пользуется доверием и у России, и у Украины.

В то время как некоторые считают, что НАТО станет сильнее после нынешнего кризиса на Украине, автор полагает, что, по мере того как выявляются ужасные экономические последствия этой войны для Запада, официальные лица, не входящие в НАТО, и население в странах Европы начнут пересматривать разумность слепого следования авантюризму США, которые приблизили НАТО к самым границам России.

В долгосрочной перспективе велика вероятность того, что НАТО будет угасать и терять актуальность как организация, которая мыслит исключительно оборонительными и военными категориями. Евразийское видение Китая, с другой стороны, носит перспективный характер — оно по своему характеру экономическое, инфраструктурное, культурное и даже «цивилизационное». Ни Турция, ни большая часть мира не захотят отказаться от потенциального участия в этом проекте.

Реджеп Эрдоган и Си Цзиньпин
Реджеп Эрдоган и Си Цзиньпин
Gov.tr

Если хорошие отношения Турции как с Украиной, так и с Россией вынуждают ее занять позицию против какой-либо из этих стран, не будет никакого спора — в расчетах Анкары Россия значительно перевешивает Украину. Но поддержание хороших рабочих отношений с Киевом в данный момент дает Анкаре дополнительные рычаги воздействия на Москву. Республика одновременно самоуверенна и не желает, чтобы кто-либо воспринимал ее как нечто само собой разумеющееся. Однако Турции также нужна добрая воля России, чтобы Анкара могла справиться с вопросами, связанными с Ближним Востоком, Кавказом, Афганистаном и в значительной степени тюркской Центральной Азией.

Вашингтон, конечно, пытается сохранить свою веру в себя как в центр геополитического мира, статус, который он быстро теряет по мере того, как Америка приходит в упадок, а остальной мир укрепляется. Вашингтон обманывает себя, если считает, что его последняя идеологическая политика травли медведя пользуется поддержкой всего мира. Поразительно, что большая часть мусульманского мира не поддержала позицию Вашингтона.

Это отражает изменение баланса сил в мире, в котором Соединенные Штаты больше не являются единственной державой, которую необходимо умиротворять. И Россия, и Китай приобретают все большее значение в геополитике Ближнего Востока и Евразии; поэтому большинство ближневосточных государств не желают рисковать важными отношениями ни с Россией, ни с Китаем только по настоянию НАТО.

Более того, большинство развивающихся стран прекрасно осознают, что, слушая, как Вашингтон обвиняет Россию в «неспровоцированных» действиях на Украине, они не могут не помнить, что почти 20 лет назад США сделали то же самое против Ирака, не говоря уже о многочисленных юридически необоснованных военных вмешательствах в другие страны, которые Вашингтон осуществлял на протяжении нескольких десятилетий, включая Афганистан, Ливию, Сомали, Сирию. Помнят они и о его прямой поддержке Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов в кровопролитной войне против Йемена. Мир испытывает все меньше терпимости к такому вопиющему лицемерию со стороны Вашингтона, когда он требует поддержки своих зарубежных приключений в поисках целей для уничтожения на международной арене.

Эсминец США USS Barry (DDG-52) запускает крылатую ракету «Томагавк» в начальной стадии операции в Ливии. 2011
Эсминец США USS Barry (DDG-52) запускает крылатую ракету «Томагавк» в начальной стадии операции в Ливии. 2011

Таким образом, можно ожидать, что большинство стран Ближнего Востока по-прежнему будет занимать «взвешенные» или нейтральные позиции, когда в будущем дело дойдет до отношений между Востоком и Западом. Даже сейчас можно наблюдать нежелание многих мусульманских стран критиковать репрессивную политику Китая по отношению к своему уйгурскому населению в Синьцзяне, несмотря на их общую обеспокоенность происходящим с мусульманами по всему миру. Геополитическое значение Китая значительно перевешивает необходимость больше плясать под дудку Вашингтона. Даже Израиль не решился полностью принять политику Байдена в отношении России.

В общем, членство Турции в НАТО никоим образом не гарантирует долгосрочную поддержку Турцией американской внешней политики, враждебной России или Китаю. Но, как однажды заметил президент США Линдон Джонсон о раздражающем и индивидуалистическом политическом деятеле из его собственной Демократической партии: «Лучше пусть остается внутри палатки и мочится наружу, чем снаружи — внутрь». Эта точка зрения лучше всего описывает то, как НАТО смотрит на сложную геополитическую политику Турции сегодня.