Оглашая официальную позицию сербского руководства по отношению к специальной военной операции России на Украине, президент Сербии Александр Вучич мог проявить больше солидарности с позицией Москвы. Такое мнение высказал ИА REGNUM профессор международного права юридического факультета Университета в Косовской Митровице Деян Мирович.

Александр Вучич
Александр Вучич
Predsednik.rs

Следите за развитием событий в трансляции: «Специальная военная операция России по защите Донбасса — трансляция»

Напомним, что Александр Вучич 25 февраля вечером обнародовал позицию по поводу событий на Украине, которую ранее днем сформулировал Совет безопасности Сербии. Официальный Белград поддержал территориальную целостность Украины и счёл ошибочным действия России, направленные на нарушение этой целостности, но при этом отказался присоединяться к антироссийским санкциям.

«Руководству Сербии во главе с Вучичем понадобились три дня для того, чтобы сформулировать такую позицию, в то время как Грузия, которая всего лишь десять лет назад имела конфликт с Россией, почти в одночасье приняла решение о том, что она не будет вводить санкции против России. Также нужно отметить, что Вучич, поддержав территориальную целостность Украины, на самом деле и выполнил основное требование Запада. Это значит, что он не признает не только ДНР и ЛНР, но и Крым тоже», — рассказал сербский эксперт.

По мнению эксперта, лучше было бы, если бы Вучич взял пример с Китая, который сослался на необходимость соблюдения международного права, но одновременно высказал и понимание того, что Россия в своих действиях руководствовалась желанием защитить своих соотечественников в ДНР и ЛНР.

«Вучич как юрист мог сказать, что минские договоренности не были реализованы, так же, как и Резолюция 2202 СБ ООН, так как это и есть ключ к пониманию данной проблемы. Но он этого или не знал, или не осмелился произнести. Все-таки русские и сербы более близкие народы, чем русские и китайцы. Если Китай мог проявить понимание к политике России на Украине, к историческим связям и озабоченности Москвы, вызванной вызовами в сфере безопасности, тогда и президент Сербии, которому Россия так сильно помогает по вопросам Косово и Республики Сербской, мог проявить больше понимания к позиции России. Но он струсил», — подытожил Деян Мирович.