Турция, пожалуй, оказывается единственным государством на Ближнем Востоке, которое «с погружением» следило за развитием украинского кризиса.

Владимир Зеленский и Реджеп Эрдоган
Владимир Зеленский и Реджеп Эрдоган
Иван Шилов © ИА REGNUM

Как говорит обозреватель турецкого телеканала Haberturk Насили Гюнгар, «для Анкары на этом направлении не было никаких сюрпризов, в том числе и решение президента России Владимира Путина о признании республик Донбасса — ДНР и ЛНР». И хотя МИД Турции выступил с заявлением, в котором говорится, что действия России «являются неприемлемым шагом, представляют собой явное нарушение политического единства Украины и ее территориальной целостности», по мнению Гюнгара, это со стороны Анкары выглядит как «ожидаемый дежурный ход». В свою очередь другой турецкий эксперт, доктор Али Хейдар Фырат, указывает на то, что Анкара не дезавуировала приглашение президенту России Владимиру Путину посетить с визитом Турцию.

Для Анкары, как и после кавказской войны августа 2008 года, когда Москва признала независимость Южной Осетии и Абхазии, сложилась сложная ситуация. С одной стороны, она, как и ее западные партнеры, не поддерживает решение России по признанию Донецка и Луганска, с другой, демонстрирует важность для себя сотрудничества с Москвой и стремится избежать риска испортить с ней отношения. Не случайно, по нашим наблюдениям, турецкие СМИ достаточно объективно освещают как сложные отношения России с Западом, так и развитие украинского кризиса. При этом они часто ссылаются на заявление Эрдогана о том, что «Запад ничего не сделал для реанимации работы «нормандского формата» и реализации Минских соглашений на основе международного права». Как известно, в той связи Анкара предлагала свой вариант посредничества, в случае, если переговоры России с Западом зайдут в тупик. Поэтому Турция на данном этапе склонна больше обозначать допущенные с ее точки зрения ошибки западных партнеров на украинском направлении.

Пресс-конференция по итогам встречи в «нормандском формате»
Пресс-конференция по итогам встречи в «нормандском формате»
(сс) Официальное интернет-представительство президента Украины

По большому счету Эрдоган оказался прав, когда прогнозировал провал «нормандского формата». Теперь он может, правда, на теоретическом уровне и дальше продвигать свой вариант переговорного формата с участием представителей России — Турции — Украины. Не случайно, как сообщают турецкие СМИ, президент Украины Владимир Зеленский заявил о намерении обсудить по телефону с Эрдоганом признание Россией независимости ДНР и ЛНР. Но попытки Зеленского связаться с лидером Турции пока не увенчались успехом из-за четырехдневного турне Эрдогана по странам Африки. Остаются актуальными и сделанные накануне заявления официального представителя президента Турции Ибрагима Калына в интервью германской газете Die Welt. Калын, как бы упреждая ход событий, говорил, что «санкции в отношении России ничего не дадут и необходимо выслушать российскую сторону и понять ее стратегические озабоченности».

Обозначая эту проблему, турецкая газета Star подчеркивает, что признание Москвой независимости донбасских республик «меняет геополитику региона и расклад сил, что вынуждает Анкару не только действовать в новых условиях, но готовить диагностику дальнейшего хода событий». При этом делаются следующие важные выводы. Первый: признание ЛНР и ДНР не закрывает России дорогу к переговорам с Западом. Переговоры между президентами России и США все еще могут состояться. Второй: актуальной остается проблема территориальной целостности Украины, что серьезно стало беспокоить Анкару. Третий: Анкара считает, что войны на Украине (а тем более с участием НАТО) не будет.

Глава ДНР Денис Пушилин  подписывает документы о признании Донецкой Народной Республики
Глава ДНР Денис Пушилин подписывает документы о признании Донецкой Народной Республики
(сс) Администрация президента России

Сама Турция в дальнейшем будет маневрировать, не очень приближаясь к России, но и не отдаляясь, как и с Западом. Политический опыт Эрдогана ведет его в сторону выработки новых ресурсов для обозначения своей возрастающей геополитической роли в регионе. С большой долей вероятности можно говорить, что он будет стараться оказаться между Путиным и Зеленским, занимая, конечно, свою собственную сторону, ведь от проблем России и Украины он ничего не теряет, а только набирает политический вес.