Евгений Минченко: Итоги региональных выборов и перспективы партийных проектов

Москва, 27 Октября 2004, 00:41 — REGNUM  

В октябре 2004 г. были избраны законодательные собрания пяти субъектов федерации. Впервые региональные парламенты в обязательном порядке формировались по смешанной системе - половина депутатов избиралась по партийным спискам, половина - по одномандатным округам. Результаты выборов в таких разных регионах, как Иркутская, Тульская, Сахалинская, Читинская области и Республика Марий Эл действительно заслуживают вдумчивого анализа. Однако, к сожалению, большая часть публикаций на эту тему походила скорее на мифотворчество.

Стоит отметить, что некорректно при анализе региональных выборов сопоставлять их итоги с выборами федеральными.

Во-первых, явка на региональных выборах (от 25% до 40%), как правило, в полтора-два раза ниже, чем на федеральных (от 40% до 65%), и в результате растет вес "левого" и "протестного" электората, значимость старших возрастных групп.

Во-вторых, такой якобы новый феномен, как высокий процент голосов "против всех", на самом деле был характерен для региональных выборов еще в прошлом веке. Чем ниже уровень выборов, тем ниже информированность избирателей о партиях и кандидатах, что в свою очередь увеличивает количество людей, голосующих "против всех".

В-третьих, на региональных выборах не работает федеральная повестка дня. Гораздо важнее местная тематика.

Кроме того, подавляющее большинство федеральных партий не имеет реально работающих региональных отделений. Как правило, эти партии вынужденно "торгуют брэндом" - дают свою вывеску в пользование региональным административным кланам, бизнес-элитам или финансово-промышленным группам. И реальный результат выборов - это изменившийся баланс сил между этими кланами.

В целом ряде СМИ появились материалы о том, что "Единая Россия" сдает позиции. В подтверждение этого тезиса проводится сопоставление результатов партии на выборах в Госдуму и на региональных выборах. Однако, как мы уже отмечали, у региональных выборов своя специфика. Кроме того, на стороне единороссов в этот раз не было такого влияния федерального информационного ресурса, в первую очередь ОРТ и РТР, как прежде. С учетом этого уверенное первое место "единороссов" в четырех регионах из пяти (а в Марий Эл, Читинской и Иркутской областях разница с думскими результатами всего 2%) - скорее успех. Можно сказать, что "Единая Россия" продолжает удерживать свой электорат.

Еще один миф, созданный СМИ, - это миф о том, что партия "Родина" начала выигрывать региональные выборы. Это совершенно точно не так. Единственные выборы, в которых "Родина" участвовала самостоятельно, - это выборы в Законодательное Собрание Иркутской области. Итог скромный - пятое место (9%) после "Единой России" (30,19%), КПРФ (12,83%), кандидата "против всех" (11%) и Аграрной партии (9,6%). И это при том, что "Родина" провела самую дорогую избирательную кампанию и имела поддержку губернатора. Парадоксально, но критика в адрес "Единой России" со стороны "Родины" принесла голоса не столько партии Рогозина, сколько коммунистам, которые практически не вели кампанию, но на волне протестных настроений вышли на второе место.

Успех блоков "Наша Родина - Сахалин и Курилы" (19%) на Сахалине и "Засечный рубеж - партия Родина" (13%) в Тульской области - это успех "региональной идеи", о чем подробно будет сказано чуть позже. Выборы в двух регионах из пяти (в Читинской области и в Марий Эл) "Родина" просто пропустила, что непозволительно для партии, претендующей на статус федеральной.

Третий миф. "Правые" реанимируются после поражения на выборах в Госдуму. Это тоже не так. 6% голосов, полученных Союзом Правых Сил в Тульской области, - это персональный результат Антона Бакова. Стиль Бакова хорошо известен избирателям Урала, откуда он родом, - это жесткая и агрессивная кампания, основанная на отвязанной критике оппонентов и к либеральным идеям имеющая крайне опосредованное отношение. Успех блока "За родное Приангарье" (6,9%), в состав которого входил СПС, на выборах в Иркутской области - это успех "региональной идеи", к СПС отношения не имеющий. Ведь никто же не говорит о ренессансе Народной партии, которая также входила в блок "ЗРП".

Что же происходит на самом деле?

Тенденция первая. Региональные элиты не способны уместиться в рамках какой-либо одной партии. Как минимум, не хватает мест в партийных списках. В связи с этим не нашедшие себя в рядах основной "партии власти" ("Единой России") начинают искать альтернативную. В качестве альтернативных проектов могут выступать "Родина", аграрии, Партия пенсионеров и даже что-нибудь экзотическое типа Социалистической Единой Партии России (СЕПР), чуть-чуть не перешедшей 5% в Иркутской области. Нередки ситуации, когда губернаторы активно играют против "Единой России".

Тенденция вторая. Переживает второе рождение "региональная идея". Блоки или региональные движения, основанные на идее защиты интересов региона от федерального центра или даже столичного города от региональных властей, были успешны на выборах в тех субъектах федерации, где выборы по партийным спискам существовали еще в прошлом веке. К примеру, в Свердловской области успеха добивались такие "региональные брэнды", как "Преображение Урала", "Горнозаводской Урал", "Наш дом - наш город". В Красноярском крае можно вспомнить блок "Наши" (первое место и 20% на выборах в Законодательное Собрание в 2001 г., в то время как "Единство" заняло только четвертое место с 8% голосов). Сегодня, в условиях централизации бюджетных средств, идея "регионального блока" становится еще более перспективной, о чем говорит успех уже упоминавшихся проектов, а также блока "За Тульский край" (10%) в Тульской области. Однако создание на основе этой идеи федерального проекта представляется затеей крайне трудоемкой. Слабость этого проекта там же, где его сила, - в региональном сепаратизме и невозможности примирения интересов донорских и дотационных регионов.

Тенденция третья. Электоральная поддержка КПРФ в абсолютных цифрах снижается, однако процент (коридор - от 10 до 20 %) в ряде регионов даже растет по сравнению с думскими выборами в связи с низкой явкой. Исследования выявляют девальвацию образа федерального лидера КПРФ. Кроме того, для региональных бизнес-элит компартия - недостаточно солидная "фирма" для вложения средств. Растет предложение на "левом" фланге - это, кроме уже упоминавшихся "Родины", аграриев и пенсионеров, "глазьевцы", которые все активнее начинают играть на региональных выборах. В Тульской области, к примеру, глазьевский блок "Глас народа - за Родину" набрал чуть более 5%. В то же время в депрессивных и удаленных от Москвы регионах, где нет серьезной борьбы элит за ресурсы, КПРФ имеет реальные шансы для роста.

Тенденция четвертая. Слабо выступает "партия одного актера" ЛДПР, которая сильно проигрывает без участия Жириновского. В двух регионах либерал-демократы не смогли набрать даже 5%, а там, где все же преодолели барьер, набрали порядка 6-7%. Впрочем, подобная же тенденция наблюдалась и в прошлом веке на выборах в Свердловской области и Красноярском крае (в Свердловской области за 4 электоральных цикла жириновца набрали более 5% лишь однажды, в Красноярском крае - ни разу). Жириновский региональные выборы игнорирует. В некоторых регионах это делается для того, чтобы дать возможность "раскрутиться" Рогозину, который занимает сходную идеологическую нишу. То, что это так, подтверждают итоги выборов в Читинской области - там, где не было "Родины", ЛДПР получила 11,4%.

Тенденция пятая. Низкая явка на региональных выборах губительно сказывается на результатах "правых" партий - СПС и "Яблока". Единственный успех СПС на выборах в Тульской области достигнут ценой кардинальной смены идеологии.

Тенденция шестая. Происходит кризис идеологических партий, "старение брэндов". На этом фоне растет поддержка партий, ориентированных на отдельные социальные или профессиональные слои. В четырех регионах, где прошли выборы, перешла 5% Российская партия пенсионеров (причем в Марий Эл она набрала 12%). В трех регионах в парламент попали представители Аграрной партии, причем фактически аграрии там играли роль резервной "партии власти". Оказывается, при поддержке административного ресурса, у аграриев появляются реальные шансы переходить барьер в 5% с большим запасом и набирать до 12% голосов.

Резюмируя вышесказанное, можно сказать, что пресса проморгала главные сенсации октябрьских региональных выборов - успех партии пенсионеров и аграриев.

Что дальше?

С каждым месяцем "Единой России" будет все сложнее выигрывать выборы в регионах. Во-первых, заканчивается инерция успеха, достигнутого на выборах в Госдуму и сказывается эффект голосования думской фракции за непопулярные законы. Во-вторых, появляются новые претенденты на право называться "партией президента". А самое главное - "Единая Россия" становится выгодной мишенью для остальных участников выборов. Вступать в дискуссию самим - поднимать рейтинг оппонентов. Отмалчиваться тоже нельзя. Единственный выход - найти или создать партию-сателлит, которая будет оппонировать оппонентам "Единой России". Другая сторона медали - это внутренние проблемы. Без внутрипартийных дискуссий и регулярной "чистки рядов" "Единой России" будет трудно сохраниться в качестве "партии власти".

Главная партия оппозиции - КПРФ - перестала восприниматься как серьезный игрок, и напрасно. Ее единственный шанс на региональных выборах - отсидеться в сторонке, пока "Родина" наскакивает на "Единую Россию" или пока претенденты на звание "нового левого кремлевского проекта" воюют между собой.

Проект "Родина", несмотря на серьезную медийную и финансовую накачку, пока не демонстрирует впечатляющих результатов. Сегодня "Родина" со своей агрессивно-нахрапистой стилистикой из левой, социал-демократической ниши сдвигается в маргинальную, протестно-националистическую нишу ЛДПР. Но при этом Рогозин претендует на роль новой "партии Путина". В итоге у него не получается захватить значимую часть "левого" электората и отобрать столь же значимый процент у "Единой России". Обе задачи одновременно не решаются. И "Родине" пора выбрать, в какую сторону она пойдет. Иначе эффект новизны будет исчерпан, а собственной электоральной ниши так и не найдется.

По-прежнему хорошие шансы на региональных выборах у блоков с "региональной идеологией". Возможны, кроме того, варианты создания региональных блоков и под другим соусом - например, с "промышленной" идеологией или на основе социально-профессиональной (наподобие блока "Союз бюджетников Урала", набравшего на выборах в Свердловскую Областную Думу в этом году 7% голосов). Определенный потенциал имеют "именные" блоки, созданные для поддержки раскрученного в регионе политика. Однако это скорее разовые феномены, не влияющие на федеральную картину.

"Неидеологические" партии аграриев и пенсионеров в условиях низкой явки имеют все шансы продолжить победное шествие по регионам страны. Привлекательными для спонсоров их делают низкие затраты на проведение выборов - ключевым фактором успеха является "говорящее название". Это происходит, в том числе, и потому, что до недавнего времени их не воспринимали как серьезных конкурентов и не вели против них контрагитации. Однако препятствием для аграриев и пенсионеров может стать противодействие со стороны конкурентов на "левом" фланге - коммунистов и рогозинцев. Кроме того, АПР и РПП отнимают какую-то часть голосов и у "партии власти", а значит, в некоторых регионах могут подвергнуться атаке и со стороны "единороссов".

Также стоит отметить, что успехи Партии пенсионеров и Аграрной партии не обязательно будут воспроизведены на уровне федеральном. Во-первых, при увеличении явки снижается доля пенсионеров среди голосующих, во-вторых, федеральные выборы более идеологизированы, и преимущества "внеидеологических" "пенсионеров" и "аграриев" на региональных выборах могут стать их ахиллесовой пятой на уровне выборов в Госдуму.

Если же рассматривать предстоящие региональные выборы с точки зрения технологической, то выигрывать будут те элитные группы, которые поставят перед собой задачу управлять процессом выборов как таковых, а не избирательной кампанией одной из партий. Реальными победителями становятся политики, умеющие выстроить грамотную коалиционную стратегию. Но, к сожалению, если договариваться наши элиты уже научились, то умением соблюдать договоренности они овладели еще не вполне.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
25.02.17
Более 50% американцев высказались за расследования связи между Трампом и РФ
NB!
25.02.17
На выступлении Трампа активисты устроили провокацию с российскими флагами
NB!
25.02.17
Неуклюжая попытка президента США сохранить лицо
NB!
25.02.17
Премьер Армении ездил в Грузию за альтернативой
NB!
25.02.17
Савченко рассказала о боевом духе и условиях содержания в ДНР пленных ВСУ
NB!
25.02.17
«Я, оказывается, революционер. Что этим хотят сказать?»
NB!
25.02.17
Папа Римский: Третья мировая война может произойти из-за недостатка воды
NB!
25.02.17
Внешняя политика России обретает силовой характер
NB!
25.02.17
Генералы на службе у Трампа: шанс реализма?
NB!
25.02.17
Госдепартамент США начнет проводить брифинги для прессы с 6 марта
NB!
25.02.17
Подземный дворец коммунизма: Станция «Комсомольская Кольцевая»
NB!
24.02.17
Катастрофа Boeing MH17 спустя два года / 4
NB!
24.02.17
Последние Советы Советской власти
NB!
24.02.17
Парад тщеславия и смерти: икона американской политики
NB!
24.02.17
Сербские фанаты спели на матче «Катюшу» в память Виталия Чуркина — видео
NB!
24.02.17
Бои в Донбассе: Солдаты ВСУ могли погибнуть из-за взрыва хранилищ с хлором
NB!
24.02.17
«Латвия станет государством, из которого убегут все люди»
NB!
24.02.17
Савченко призывала солдат ВСУ идти на Киев «валить власть»
NB!
24.02.17
СМИ: Демократы готовят план свержения Трампа
NB!
24.02.17
Результаты жеребьевки 1/8 финала Лиги Европы
NB!
24.02.17
Альянс Россия—Турция—Иран: где тонко, там может порваться
NB!
24.02.17
Власти Белоруссии: мы скоро решим газовый конфликт с Россией