Китай активно декларирует свою поддержку перехода Африки к «зелёной» и низкоуглеродной энергетике. На последнем Форуме по китайско-африканскому сотрудничеству (FOCAC) в ноябре 2021 года была принята Декларация о китайско-африканском сотрудничестве в борьбе с изменением климата: Китай сокращает инвестиции в угольную промышленность Африки, в частности в строительство новых угольных электростанций, и обязуется увеличить инвестиции в солнечную, ветровую и другие возобновляемые источники энергии.

КНР в Африке
КНР в Африке
Иван Шилов © ИА REGNUM

Дакарский план действий FOCAC на 2022—2024 годы — ещё один документ, принятый на Форуме, — призывает институциональных инвесторов и региональные финансовые учреждения развития, такие как Африканский банк развития, более активно участвовать в африкано-китайской климатической программе, например, через выпуск панда-облигаций на китайский финансовый рынок.

Панда-облигация — это ценная бумага, номинированная в юанях, выпускаемая в Китае иностранным юридическим лицом — правительством, институтом развития, финансовым учреждением или нефинансовым предприятием. Доходы от панда-облигаций должны быть использованы для развития «зеленых» проектов в соответствии с «зеленой таксономией» Китая 2021 года. Причём в качестве эмитентов Китай предпочитает рассматривать скорее Африканский банк развития, нежели правительства африканских стран, получившие резкое понижение кредитных рейтингов после начала пандемии COVID-19.

Не только «зеленый» энергетический переход движет Китаем в Африке. Уже не один десяток лет китайцы вкладывают в Африканский континент свои инвестиции, делают это осторожно, но интенсивно.

«Зеленая» энергетика в Африке
«Зеленая» энергетика в Африке
Pxhere.com

Годовой приток китайских прямых иностранных инвестиций в Африку значительно вырос за 15 лет — с 74,8 млн долларов США в 2003 году до 5,4 млрд долларов в 2018 году. Затем в 2019 году наблюдалось кратковременное снижение инвестиционной активности — до 2,7 млрд долларов, а в 2020 году — новый рост до 4,2 млрд долларов. В абсолютных величинах объем китайских прямых инвестиций в Африке вырос почти в 100 раз за 17 лет — с 490 млн долларов в 2003 году до 43,4 млрд долларов в 2020 году. Это сделало Китай четвертым по величине инвестором в Африке после США. Китайские кредиты африканскому бизнесу оцениваются в 153 миллиарда долларов за период с 2000 по 2019 год.

Почти каждая африканская страна брала кредиты у Китая и привлекала инвестиции частного сектора за последние 20 лет (даже Эсватини (Свазиленд) и Сахарская Арабская Республика, у которых нет дипломатических отношений с Китаем, делали и то, и другое). В первую десятку получателей кредитов, на долю которых приходится 68% от общей суммы, входят Ангола, Эфиопия, Замбия и Камерун. На 10 крупнейших получателей прямых иностранных инвестиций, таких как Демократическая Республика Конго и ЮАР, приходится 63% общего объема китайских инвестиций в Африке.

Инвестиции сконцентрированы в нескольких ключевых секторах. В течение последних 5 лет китайские инвесторы вкладывали средства в строительство управляемых Китаем особых экономических зон, платных дорог и мостов, на которые в 2020 году приходилось 35% от общего объема инвестиций. В горнодобывающую промышленность Китай вложил всего 21% в 2020 году, что меньше средств, вложенных Великобританией, Францией и США (43, 43 и 37% соответственно).

В 2018 году правительства Китая и некоторых стран Африки договорились о том, что китайская сторона сделает прямых инвестиций на 10 миллиардов долларов в течение трех последующих лет. В 2021 году из-за пандемии эта цель не была достигнута, но есть все предпосылки достигнуть её в ближайшие 3 года — в настоящее время на континенте насчитывается более 100 действующих промышленных парков, которые выступают в качестве наживки для китайских фирм, инвестирующих в модернизацию существующих заводов или создание новых совместных предприятий с африканскими фирмами. Например, в декабре 2021 года китайская компания по добыче и переработке полезных ископаемых Zhejiang Huayou Cobalt приобрела 100% акций литиевого рудника Аркардия, чтобы увеличить производство минералов для аккумуляторных батарей.

Си Цзиньпин на форуме по китайско-африканскому сотрудничеству (FOCAC). Йоханнесбург. ЮАР
Си Цзиньпин на форуме по китайско-африканскому сотрудничеству (FOCAC). Йоханнесбург. ЮАР

Основными конкурентами Китая за африканские природные ресурсы являются США и ЕС, которые считают, что Китай подружился с Африкой благодаря своим деньгам, портам, железным дорогам и другим инфраструктурным проектам. США пытаются противопоставить активности Китая Международную финансовую корпорацию развития, созданную в рамках инициативы G-7 Build Back Better World. ЕС разработал и пытается реализовывать свою «Глобальную стратегию в Африке» и усилить влияние четырёх отраслевых рабочих групп в области цифровых технологий, транспорта и связи, сельского хозяйства и энергетики Африки в рамках Африканско-европейского альянса за устойчивые инвестиции и рабочие места.

И чем активнее продавливается климатическая повестка в этих странах, тем ожесточённее будет их соревнование за африканские активы на континенте, и так захлёбывающемся от нищеты и локальных войн.

Читайте ранее в этом сюжете: Общий объём инвестиций Китая в страны Африки превысил $43 млрд

Читайте развитие сюжета: Мировая климатическая политика превращает Африку в энергетическую колонию