Гуляя по центру зимней красавицы Москвы, нужно внимательно смотреть под ноги: регулярно перекладываемая плитка на многих улицах центральной части города превратила пешеходные зоны и тротуары в полосу препятствий и место повышенной опасности для здоровья. С трудом обходя стороной изломанные линии гранитной брусчатки и скользкие её поверхности, невольно размышляешь о том, что станет с нашей столицей этой весной, через год, через пять лет — какие исторические здания будут снесены, какие природные и культурные заповедники уничтожены, где появится очередная Новая Москва.

Москва
Москва
Иван Шилов © ИА REGNUM

Но московским правительством уже всё продумано. И, видимо, в его планы не входит хождение людей по улицам. Какая экономия на тротуарной плитке!

Речь идет об очередном проекте развития Москвы под названием «Манифест форсайт 2050».

Согласно прогнозам (этим словом разработчики форсайтов обычно называют свои конкретные планы), к 2050 году жители Москвы будут обладать таким качеством, как мобильность. У современных футурологов и адептов технократии есть общая неприятная черта — давать свою интерпретацию привычным словам и терминам. Так вот под мобильностью авторы проекта понимают ситуацию, когда жители города избегают лишних перемещений, локализуя повседневную активность на окраинах города, и выезжают в город только по специальным поводам.

Нашлось место в форсайте и любителям сегрегации и джентрификации: горожане, не поддерживающие здоровый образ жизни, должны будут почувствовать себя ущемленными.

Ущемленными в столице нашей Родины должны будут почувствовать себя и малообеспеченные граждане, и дети мигрантов, ведь планируется ввести материальный ценз для проживания в Москве.

Борис Григорьев. Бедность (фрагмент). 1925
Борис Григорьев. Бедность (фрагмент). 1925

В манифесте город не рассматривается как среда обитания человека.

Человек становится условием существования города («… неоднократно звучала мысль, что человек является главным фактором развития города, а качество его жизни — главной ценностью»), и его успешность будет оцениваться всеобъемлющим социальным рейтингом (социальным кредитом) — в зависимости от того, какую пользу он приносит для сообщества и для города.

В городе будущего Москве основная ставка делается на набившую оскомину цифровизацию. Здесь воображение подвело визионеров, и они не смогли придумать ничего нового, кроме дающих высокие показатели нормы прибыли цифровых платформ, дистанционных технологий и шеринговой экономики. Сценарий развития города предусматривает внедрение заветного кибернетического контроля за горожанами через мониторинг здоровья, камеры с распознаванием лиц, чипизацию и электронные паспорта. Называя угрозы излишнего цифрового контроля, но не предлагая решений для их уничтожения, манифест фактически обрекает людей на обнуление личной приватности, на рост запретов на самовыражение и индивидуальность, на цифровую фальсификацию, утечку персональных данных, самоуправство заинтересованных лиц.

Распознавание лиц
Распознавание лиц
Sylenius

Скорее всего, москвичей ждет энергетическая бедность, так как разработчики форсайта акцентируют необходимость использования возобновляемых источников энергии — солнечных батарей, ветряков и биогенераторов.

Всё менее и менее габаритное жильё — вот удел москвичей 2050 года. Их ждут малометражные, но высокотехнологичные жилые ячейки с максимальным набором сервисов, включая визуальный перенос в другую локацию, жизнь в личных капсулах, переход от владения к пользованию жильём.

К тому же авторы проекта хотят запараллелить два мира — виртуальный и реальный, исходя из социального статуса москвича. Тот, кто побогаче, сможет жить реальной жизнью, а бедные слои — виртуальной.

Виртуальная реальность
Виртуальная реальность
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Судя по планам экстенсивного и интенсивного развития города, виртуальная жизнь — удел десятков миллионов будущих москвичей. При экстенсивном и инерционном сценарии развития города его численность составит 30 миллионов, а территория растянется до Московского малого кольца.

Квартирный вопрос будет решен ликвидацией собственности на вожделенную московскую жилую недвижимость: «по подписке человек сможет переселяться в удобный район, рассчитывая на необходимую ему кастомизацию жилья, а при развитии рынка аренды различных предметов, необходимых в быту, для населения отпадет необходимость везти с собой что-либо, кроме любимой одежды и гаджетов».

Конечно, стоило бы отнестись к форсайту как к ненаучно-фантастической литературе. Но дело в том, что план разрабатывался не начинающими писателями-фантастами, а Институтом Геплана Москвы, Финансовым университетом и Высшей школой экономики. Страшно становится, когда подумаешь, что продукт их интеллектуального труда станет очередной стратегией развития Москвы, подобно «Умному городу — 2030» с его дистанционным лечением, обучением, нанороботами и дополненной реальностью. Успеют ли приверженцы высоких технологий и западного консалтинга за восемь лет превратить атмосферу 883 — летнего города в виртуальную среду, начиненную онлайн — личностями, скользящими по времени и пространству со стёртыми барьерами? Пока прыгаешь по вздыбленной тротуарной плитке, балансируя руками на случай неизбежного падения на лёд, уверенность в этом убывает.

Читайте ранее в этом сюжете: План цифровизации промышленности Москвы не учитывает ущерба от реализации

Читайте развитие сюжета: Стратегия или антиутопия Москвы? Медицина без врачей и с роботами в головах