Стремление ввести санкции против России из-за трубопровода «Северный поток — 2» — это опасная авантюра, преследующая меркантильные цели в ущерб международному сотрудничеству, об этом пишет американский сенатор-республиканец Рэнд Пол в статье, вышедшей 10 января в The American Conservative.

Американские санкции
Американские санкции
Александр Горбаруков © ИА REGNUM
«Ввести санкции против этого! Ввести санкции против того! Министерство финансов США в настоящее время проводит десятки санкционных программ, призванных изменить поведение определенных стран», — начал Пол.
«И все же, похоже, никто не задается важным вопросом: способствуют ли санкции миру и взаимопониманию или эскалации напряженности между странами? Как поведение Китая изменилось с тех пор, как США ввели санкции? Россия изменила свое поведение? Россия вернула Крым?» — продолжил он.

Санкции, хотя так и не доказали свою эффективность, пользуются большой популярностью у обеих американских партий. Эмбарго, старший брат санкций, также вызывает энтузиазм как со стороны республиканцев, так и со стороны демократов. Эмбарго США против Кубы продолжается уже более 60 лет без каких-либо свидетельств смены режима или даже изменения политики «режима».

Про эмбарго часто говорят — особенно в странах, на которое оно было наложено, — что это акт войны. Многие историки утверждают, что эмбарго США 1807 года в конечном счете привело к войне 1812 года. Эмбарго президента Томаса Джефферсона было призвано наказать Францию и Англию за их агрессию на море, но вместо этого эмбарго нанесло ущерб американскому морскому экспорту. Экспорт сократился на 75% вместе с сокращением импорта.

Некоторые историки также возлагают ответственность за последовавшую войну на американское эмбарго в отношении Японии в 1941 году. Франклин Рузвельт лишил Японию всех ее активов, и Токио потерял доступ к большей части своей международной торговли и более 80% импортируемой нефти. Фактически, по крайней мере, с точки зрения Японии, эмбарго было актом войны.

Атака на Перл-Харбор. 1941
Атака на Перл-Харбор. 1941

Однако энтузиасты эмбарго и санкций по-прежнему требуют большего. Сторонники жесткой санкционной политики указывают на международные санкции против Ирана как на рычаг, который привел к ядерному соглашению с Ираном эпохи Барака Обамы.

«Возможно. Но можно привести столь же веский аргумент, что именно продолжение политики пряника, а не кнута, привело Иран к столу переговоров. Как ни странно, но дипломатия, кажется, предполагает давать и брать, а не просто брать, брать, брать», — подчеркнул американский сенатор.
«Наше взаимодействие с Ираном должно пролить свет на сегодняшние дебаты по поводу санкций в отношении газопровода «Северный поток — 2» из России в Германию. Но тень меркантилизма затемняет свет опыта. Противники газопровода, что неудивительно, в основном — представители государств, конкурирующих в продаже природного газа. Лучше понять нынешнюю динамику поможет признание того, что эти дебаты лишь поверхностно касаются национальной безопасности и на самом деле больше вызваны провинциальным протекционизмом», — добавил он.

История показывает, что торговля и взаимосвязь экономик стран являются препятствием для войны. Участие во взаимовыгодной торговле в сочетании с мощным военным сдерживанием — это комбинация, которая лучше всего гарантирует мир.

«За последнее десятилетие Конгресс и президенты обрушили на Россию и Китай целый вал санкций. Когда я попросил чиновников Госдепартамента рассказать, в чем изменилось поведение [РФ и КНР] в результате санкций, в ответ я получил лишь пустые взгляды. Теперь сторонники жестких запретительных мер хотят ввести санкции против уже построенного газопровода», — указал он, обратив внимание на то, что непонятно, какие именно аспекты своего курса должна, по их мнению, изменить Россия для отмены санкций.
Газопровод «Северный поток — 2»
Газопровод «Северный поток — 2»
© Nord Stream 2. Igor Kuznetsov

Если бы санкции против «Северного потока — 2» действительно были направлены на изменение политики России или сдерживание агрессии, то блок НАТО, включая Германию, мог бы пригрозить введением санкций в случае вторжения России на Украину. Вот эта угроза введения санкций, о которой было бы заявлено вместе с Германией в качестве союзника, может иметь сдерживающее значение.

«Но по мере развития сегодняшних дебатов, я думаю, окажется, что санкции против «Северного потока — 2» больше мотивированы меркантилизмом и протекционизмом, чем с национальной безопасностью», — заключил он.