Задача сохранения и развития Русской цивилизации требует подхода sine ira et studio к потенциальным и реальным вызовам внутреннего, внешнего и трансграничного характера, к старым и новым проектам и комбинированным методикам их реализации на всём постсоветском пространстве. К тем из них, которые направлены на изменение геополитической реальности невоенными способами. Очевидно, что важнейшими «болевыми точками» России её контрагентам видятся Украина, Центральная Азия и, по-прежнему, Кавказ. И если по отдельности повышение уровня нестабильности на западных и южных рубежах можно гасить в реактивном режиме, то синхронизация этих процессов требует мер превентивного характера в оперативном и тактическом планах. На фоне известного русофобского инструментария совместные действия стран второго эшелона незаметны. Однако, возможно, стоит обратить внимание на глубокое и системное взаимодействие, осуществляемое Турцией и Японией на постсоветском пространстве, в первую очередь На Украине и Кавказе.

Армения
Армения
Иван Шилов © ИА REGNUM

Без чего Россия не империя и кому это интересно?

В тезисе Збигнева Бжезинского о том, что «без Украины Россия не империя», содержится, по моему мнению, немалая доля лукавства. Во-первых, он даже не опирается на формальность. Империя была провозглашена 22 октября (2 ноября) 1721 года по окончании Северной войны (с победой над Швецией и полным выходом на юг Балтики), а не после победы под Полтавой. Во-вторых, Бжезинский явно рассчитывал, что этот тезис будет содействовать развитию комплекса национальной неполноценности и исторической обречённости в России. В-третьих, он верил в то, что доминирование США в мире не истощит национальный ресурс его страны.

Жизнь показала, что это богатейшее пространство — Украина — без России обречено быть зоной конкуренции внешних сил, что лишает местную власть субъектности де-факто и вынуждает её искать опору у стран — инструментов доминанта с ограниченными ресурсами — Польши и Турции на западе и юге, и становиться разменной монетой в «торгах» высшей мировой лиги, откуда Россия, как показали события последнего времени, не выпала, проигнорировав подобные «психические атаки». И вот результат: после инициированных Белым домом переговоров с Москвой от 7 декабря 2021 года президент США поговорил с Зеленским не вскоре после.

Президент России Владимир Путин в ходе встречи с президентом США Джозефом Байденом
Президент России Владимир Путин в ходе встречи с президентом США Джозефом Байденом
Kremlin.ru

Итак, прежние амбициозные конструкты доминанта и транснациональных объединений явно оказываются в стадии пересмотра и приобретают характер «уходящей натуры» в «новой реальности». Однако инерционное продвижение этих сценариев следует принять во внимание.

К таким относятся проекты «Большого Кавказа» и т.н. план Гобла, продвигаемые через экономику и финансы, политику, культуру. Они существуют в двух редакциях.

Справка

ПРОЕКТ «БОЛЬШОЙ КАВКАЗ

Общее наполнение проекта:

Серия соображений американских, европейских, турецких и кавказских политологов относительно политической реорганизации в Кавказском регионе.

Среди изменений отмечается необходимость:

  • не только возврата под суверенитет Грузии «оккупированных территорий», но и присоединения Северной Осетии к Грузии;
  • более тесной интеграции тюркских народов Турции, Азербайджана, Ирана, Грузии вплоть до политического объединения;
  • создания на базе Северо-Кавказского федерального округа России независимой конфедерации кавказских народов;
  • усиления роли политического ислама в регионе

Страны-инициаторы:

США, ЕС, Азербайджан, Грузия, НАТО

Флаг/логотип: Собственного флага у проекта нет

Карта: Американо-тюркский план для Кавказа (сценарий нового порядка):

А. Коэн одним из первых американских политологов предложил начать переговоры с лидерами этнических групп Северного Кавказа, который, по его выражению, представляет собой «котел межэтнических противоречий, находящийся на грани взрыва». По сути, такого рода действия в обход официальной дипломатии способствовали бы признанию де-факто этих групп в качестве субъектов самостоятельной политики и это способствовало бы дальнейшей дестабилизации обстановки на Северном Кавказе. Поэтому делать это он предложил через общественные институты.

Рост мусульманского радикализма и терроризма на Северном Кавказе — это также следствие проведения в жизнь политики «мягкой силы». Будущие террористы обучаются в специальных центрах за рубежом под прикрытием программ активизации международных контактов в области образования. Вербовка молодёжи в ряды боевиков осуществляется в том числе через интернет-издания и сайты, зарегистрированные на Западе или Ближнем Востоке. Важную роль в процессе дестабилизации обстановки на юге России играют разные НКО.

Актуальность проекта:

«Тюркская» часть плана воплощается довольно успешно, северокавказская — проваливается (средняя).

Основания для реализации:

Стремление кавказских народов к самоопределению и экономическому развитию.

В России проект осуществляется в формате «мягкой силы». См., например, Интернет-канал Большой Кавказ.

Проводниками концепта в России стали, в частности, инициаторы проекта «Территория» (TERRITORIЯ — международный фестиваль-школа современного искусства. Существует с 2006 года под руководством арт-дирекции: Евгений Миронов, Роман Должанский, Чулпан Хаматова, Теодор Курентзис, Кирилл Серебренников, Андрей Ураев и Василий Церетели (с 2014 года). Ими была организована выставка: Проект «БОЛЬШОЙ КАВКАЗ». Анонс: «Сегодняшний Кавказ представляет собой регион колоссальных несоответствий. Это несоответствие между демографическим и пассионарным подъемом кавказцев, с одной стороны, и всеобщим социальным застоем и апатией, с другой. Наконец, это несоответствие между архаичным племенным укладом горцев и квазимодернистским укладом кавказских горожан.

Это также древняя цивилизационная граница Запада и Востока, сначала проходившая между Римской и Персидской империями, затем — между Россией и мусульманским югом (сначала арабским, потом персидским и османским). При этом Кавказ был далекой периферией своих империй, а его менее выгодное географическое положение — отдаленность от открытых морей и главных торговых путей — делало регион более замкнутым, менее динамичным и богатым. Общинные отношения, местные языческие верования и обычаи, натуральное хозяйство доминировали во многих районах Кавказа до ХХ века и кое-где, пережив коммунистический пожар, вновь возрождаются ныне.

Стоит отметить и то, что Кавказ — это регион, где царит хаос. После развала СССР одна идеология рухнула, а другой не дали. Вот и потянулись сюда «миссионеры» из разных стран: их слова падали на благодатную почву жизненной неустроенности и мировоззренческого вакуума. Появились мусульманские протестанты — боевики-ваххабиты или, точнее, салафиты, — своего рода аллергическая реакция общества на незащищенность, трудную социальную ситуацию, беспредел и даже на очевидный союз официальной церкви и власти. Это не значит, что с аллергией не надо бороться, но надо понимать, что она — лишь симптом болезни.

Но главное противоречие, мешающее развитию Кавказа и лишающее его исторических перспектив, — это несоответствие между наличием значительного потенциала общекавказского единства и глубоким разделением общества по этническим и клановым границам.

Культурное процветание и возможно, и необходимо в тесном сотрудничестве с ведущими научными и культурными центрами Запада. Но важным посредническим звеном в этом сотрудничестве могла бы стать Россия. Русский язык стал lingua franca на Кавказе и в повседневном общении, и в научной и педагогической практике, и замена его каким-либо иным языком просто нереальна. Пребывание же в России огромной кавказской диаспоры, постоянные научные контакты российских и кавказских институтов еще прочнее связывают судьбы культур народов Кавказа с Россией.

В проекте планируется участие художников из: Азербайджана, Армении, Грузии, Ирана, Турции, России (Северный Кавказ — Республика Адыгея, Республика Дагестан, Республика Ингушетия, Кабардино-Балкарская Республика, Карачаево-Черкесская Республика, Краснодарский и Ставропольский край, Республика Северная Осетия, Чеченская Республика).

Основная задача выставочного проекта «БОЛЬШОЙ КАВКАЗ» — привлечь внимание к региону с точки зрения развития современной культуры, проследить развитие кавказского изобразительного искусства и, как следствие, показать зрителю, что Кавказ в культурологическом отношении уникален, что духовная культура кавказских народов характеризуется глубокой философичностью».

Справка

ПЛАНЫ ГОБЛА

Существуют два варианта плана Гобла — «Гобл-1» и «Гобл-2». Первый вариант еще в январе 1992 года был одобрен и поддержан администрацией Дж. Буша-отца. «Гобл-2» появился в 1996 году.

Первый вариант еще в январе 1992 года был одобрен и поддержан администрацией Дж. Буша-отца. Предусматривал обмен территориями, включающий следующие условия: а) передача части Нагорного Карабаха Армении вместе с территориями истоков рек, текущих в сторону Азербайджана; б) передача под азербайджанский контроль территории Армении, разделяющей Азербайджанскую Республику и ее Нахичеванскую автономию (Мегринский коридор)». Однако при таком «размене» Армения теряла бы жизненно-важный для нее в условиях блокады выход во внешний мир через Иран. Одновременно полоса земли по левому берегу Аракса длиной в 42 км превращалась бы в важнейшую стратегическую коммуникацию, которая связала бы Турцию, Нахичеванскую автономию и Азербайджан.

В 1996 году появился «Гобл-2». Автор признавал, что в первом варианте он допустил «большую ошибку», поскольку «не понял, какое психологическое значение для Армении имеет общая граница с Ираном». «Гобл-2» не предусматривал ликвидации границы Армении с Ираном и не допускал территориальной стыковки Турции и Азербайджана. Вместо этого «Гобл-2» предлагал обменять южную часть Армении (район Мегри) на западную часть Нахичеванской автономии, где она имеет 9-километровую границу с Турцией. При этом: НКР вместе с Лачинским коридором становятся частью Армении либо обретают независимость; армяно-турецкая граница разблокируется на всем ее протяжении; решается вопрос неанклавного существования Нахичеванской Автономии Азербайджана; граница между Арменией и Ираном сохраняется, только переносится несколько севернее, что имеет ключевое геополитическое значение: передаваемый Армении участок Нахичеванской автономии в этом случае не допускает соединения Турции и Азербайджана.

В 2004 году в докладе американского аналитического центра STRATFOR «Battle for the FSU: Wooing Armenia» эксперты центра заявили, что Вашингтон сделает все, чтобы загнать Армению в угол, и тогда пересмотр приоритетов в пользу США станет для этой республики безальтернативным.

Ереван у подножья Арарата
Ереван у подножья Арарата
Սէրուժ Ուրիշեան

О планах фрагментации России

Наиболее радикальные стратеги предусматривают создание целой дуги нестабильности от Северного Кавказа через Каспий до республик Поволжья, население которых исповедует ислам. Образованный на этой дуге халифат, по их мнению, разорвёт территориальную целостность России и отделит европейскую её часть от сибирской. Кстати, вера в реализацию такого сценария в последнее время обнаруживалась не только на Украине, но и распространялась в Белоруссии.

Помимо радикального ислама, не сдан в архив и проект политической и военной консолидации тюркских народов России и Центральной Азии, проводимый в жизнь Анкарой при системной финансовой поддержке со стороны Японии.

С точки зрения японских экспертов, Турция может стать той страной, которая позволит Японии войти в обширный район Ближнего Востока, где она в последнее время играет одну из ключевых ролей.

Тандем Токио и Анкары активно «работает по» Украине. Так, президент Украины Зеленский уже получил гарантии Токио по масштабным проектам, связанным с энергетической сферой, где исполнителями выступают турецкие строительные компании, а 30%-ное финансовое авансирование обеспечивает японская сторона.

«Освоение» Грузии турецкой стороной также имеет скрытую японскую финансовую составляющую. (Интересно отметить, что если в вопросе Аджарии турецкий фактор явлен открыто, то распространение исламистских ячеек этнических уйгуров в районах коммуникаций, близких к Северному Кавказу, идёт тайно.) Есть основания полагать, что и в этом процессе японские интересы канализированы через финансовую подпитку соответствующих структур в Турции.

Стоит подробнее описать работу тандема в Армении. С 2018 года эти тенденции последнего времени обнаруживали активизацию сил, заинтересованных в дестабилизации Армении, где усиленно стали насаждаться наиболее радикальные неолиберальные «ценности». Армению сотрясали скандалы до войны 2020. Один из них стал следствием выступления трансгендера Лилит Мартиросян в парламенте Армении 5 апреля 2019 на слушаниях по вопросам о правах человека.

Тогда премьер назвал это провокацией со стороны свергнутой власти. Однако он либо лукавил, либо не знал, чем занимается его ближайшее окружение, включая жену (Анну Акопян, чьи фонды «Мой шаг» и «Город улыбок» получают отчисления не только от местных толстосумов, но и из внешних источников). На том дело не стало. Вскоре стало известно, что фильм о Мел Далузян (в прошлом известная армянская тяжелоатлетка Мелине Далузян, сменившая пол и переехавшая в Нидерланды) получит госфинансирование в размере 20 млн драмов (около $42 тыс.). Отмечается, что кинолента посвящена истории Мел и его подруги, борьбе за защиту прав сексменьшинств.

Анна Акопян
Анна Акопян
(сс) Офис помощника администратора USAID в Европе

В интервью Pastinfo известный режиссер-мультипликатор, заслуженный деятель культуры Армении Давид Саакянц заявил, что, узнав об этом решении, совершенно не был шокирован. «Это полностью укладывается в логику, которую демонстрируют власти в сфере культуры… Для меня это неприемлемо. Считаю, что есть намного более важные исторические герои, о которых можно рассказать, в том числе в спорте есть больше достижений, чем смена пола», — сказал Саакянц.

По сведениям из нашего источника, средства на съёмки были предоставлены посольством Японии (открыто в Армении в 2016) через фонды Анны Акопян.

Японская «благотворительность» может показаться странным чудачеством только с первого взгляда. На деле, аналитики МИД страны опираются на концепцию стратегического сотрудничества с Турцией, считая её самым надёжным проводником интересов Страны восходящего солнца в ближневосточном регионе, а потому считают нелишним способствовать продвижению в её интересах проектов «Большого Кавказа» и Турана. Цель проста: ослабление России с последующей деструкцией помогает создавать условия для возвращения «Северных территорий».

Кстати, завоз пакистанцев и индийцев из беднейших мест в Армению налажен системно и тоже «завязан» на японскую тему. Формально эти молодые мужчины получают визу Армении, затем, не уезжая из Еревана, визу японского консульства, затем — «шенген». Разумеется, не все. Часть оседает в Армении, где, в частности, «косят» под таджиков.

Так что вряд ли стоит удивляться заявлению от 20 декабря 2019 года японского посла в Турции Акио Миядзимы на мероприятии в резиденции посольства Японии, посвященном укреплению двусторонних отношений между Турцией и Японией (в котором принял участие Заместитель министра национальной обороны Турции Альпаслан Каваклыоглу): «Турция и Япония это одна нация — два государства». Как отметил там же Каваклыоглу, если провести опрос в Турции на тему самой любимой страны и нации, то в первых строчках будет Япония и японцы. Видимо, Азербайджан попадает на вторую… Кстати, Япония является одной из первых стран, признавших независимость Азербайджана 28 декабря 1991 года, и активно работает там через проект ODA.

В заключение стоит отметить, что японо-турецкие проекты умело используют тему политической активности США и Британии на постсоветском пространстве. Причин несколько. Во-первых, это удобно для прикрытия собственной деятельности, что, безусловно, не отменяет важности американского и британского факторов. Во-вторых, позволяет самостоятельно накопить козырей для торга с доминантом, настоящим и будущим.