Госбюджет Грузии как зеркало противостояния ветвей власти

Тбилиси, 19 октября 2004, 20:05 — REGNUM  Представленный правительством Грузии законопроект о государственном бюджете 2005 года вызвал в политических кругах Грузии серьезные трения. Параметры бюджета спровоцировали возмущение не только депутатского корпуса, что, собственно, происходило хронически на протяжении многих последних лет. Недоумение и досаду успели выразить уже и министры, фактически состоящие в одной политической команде с руководителями государства и правительства.

Первую из резких оценок законопроекту дала председатель парламента Нино Бурджанадзе. Критика, вырвавшаяся из ее уст, была конкретна и обоснована. К примеру, министерство обороны той страны, которая лишилась части территории, нуждается в годовой сумме в размере 200 миллионов лари. Эксперты считают, что это вполне реальная и допустимая цифра. Оборонному ведомству не хочется ни повторения прежних опасных инцидентов, когда офицеры и их подразделения выходили из подчинения властям, устраивая акции протеста против полуголодного существования, ни унижений перед общественностью и западными эмиссарами. Но более всего военное ведомство бывало озабочено несоразмерностью поставленных перед ним и страной задач - с одной стороны, и средств, выделяемых на ежегодные цели - с другой. Во времена правления Шеварднадзе армии больше придавалось декоративно-прикладное значение - как некоему, формально существующему, атрибуту государственности. Новое революционное руководство, громогласно декларируя патриотические намерения и набирая резервистов для овладения военной выручкой, придерживается вроде бы иного, более конкретного, мнения по поводу значения и назначения армейских структур. Тем не менее договориться о размерах бюджета для минобороны руководителям этого ведомства с министерством финансов, с первой попытки, не удалось.

Перед началом обсуждения законопроекта на заседании финансово-бюджетного комитета Нино Бурджанадзе принципиально заявила, что поддержки бюджета с ее стороны, как и от депутатов, авторы законопроекта не дождутся до тех пор, пока вместо 119 миллионов лари, выделяемых минфином, оборонное ведомство не получит хотя бы 150 - из запрашиваемых 200 миллионов. Проблема однако связана не только с этим министерством. "Составители бюджета переходят все пределы", - заявила Бурджанадзе. Речь идет о странном, по выражению парламентских финансистов, распределении средств - без учета реальной необходимости и не всегда адекватно объективным потребностям. То есть кому-то больше, чем нужно, а кому-то, напротив, гораздо меньше, чем следовало бы.

Любопытно при этом, что главные объекты критики пока упоминаются не столь часто - из соображений политической деликатности, поскольку окончательное решение еще предстоит. Однако всем ясно, что действия тандема в лице премьер-министра Зураба Жвания и министра финансов Зураба Ногаидели, определяющих бюджетные параметры, в том числе в его расходной части, находятся в строгой гармонии с позицией президента. Михаил Саакашвили, совершая регулярные вояжи по стране и за ее пределами, возможно, чего-то недоглядел. Впрочем, нет сомнений, что он еще попытается убедить парламент в целесообразности тех или иных аргументов, поскольку до окончательного решения остается еще месяц. Тем более что для этого у него могут возникнуть не только финансово-бюджетные основания.

Дело в том, что уже все более явственно ощущаются последствия тех трений, которые возникли между Бурджанадзе и Жвания вскоре после "революции роз". Высокий рейтинг Бурджанадзе, словно буксир, помог Жвания и его партии преодолеть в ноябре прошлого года 7-процентный барьер для прохождения в парламент и тем самым спасти общественное и политическое самолюбие "Объединенных демократов". Но затем Жвания вдруг подверг критике лиц, которых спикер рекомендовала на различные должности в структурах власти, и теперь всякий раз, когда дело доходит до совмещения интересов сторон, возникает политическая дисгармония, за которой проглядывается взаимное стремление навязать друг другу свою волю. "Злые языки" в лице одного из неугомонных депутатов и его парламентских единомышленников даже утверждают, что нынешние "страсти по бюджету" могут усилиться именно по причине взаимной неприязни, существующей между спикером и премьер-министром, которые стараются не упустить любую возможность, чтобы всячески продемонстрировать, либо навязать друг другу, свою власть и влияние. Следует также иметь в виду, что оба они сегодня рассматривают себя в качестве наиболее вероятных кандидатов на пост будущего президента, и хотя до этого срока, как говорится, надо еще "дожить", дальновидные и честолюбивые политики о подобных вещах предпочитают заботиться заблаговременно.

Во всяком случае, оценивая общее положение, наиболее откровенно высказался пока министр экономики Каха Бендукидзе. "Если недовольство проявляет министерство обороны, а в парламенте этот вопрос посчитали необходимым обсудить, то в правительстве у нас явно не все в порядке", - посетовал он, напомнив о том, что следует исходить из концепции о едином правительственном организме. "Правительство - это единый орган, однако у нас получается, что исполнительная власть состоит из отдельных независимых министерств, проводящих свою индивидуальную политику", - возмутился Бендукидзе. Одновременно нельзя не удивляться тому, что подобные трения возникают невзирая на то, что бюджет нынешнего года не просто выполнен, а перевыполнен - как настаивает сам премьер - в два с половиной раза. Тем не менее возникает впечатление, что министр финансов Зураб Ногаидели, физик по образованию, которого не первый год обвиняют в упрямстве и скаредности, просчитывает колонки цифр в плохо освещенном углу на старых бухгалтерских счетах с костяшками, а к компьютеру, где хранится важная программа социально ответственной деятельности каждого из министерств и ведомств, его не подпускают.

Понятно, что казне деньги достаются слишком нелегко - вследствие узости налогового пространства, "замороженности" предприятий и других экономических причин. Потраченные средства вернуть будет нелегко, поскольку источники финансовых поступлений ежегодными гарантиями стабильности пока не отличаются. Поэтому и премьер, и министр финансов, и другие ответственные лица, неохотно принимающие решения, рискуют в ближайшие и последующие дни стать главной мишенью парламентских выпадов. "Бюджетная фиеста", таким образом, может стать серьезным испытанием для взаимоотношений двух ветвей грузинской власти и возглавляющих их конкурирующих политических фигур.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.