Россия подходит к моменту зарождения новой тенденции, которая предопределит будущий хозяйственный уклад и образ жизни многих её граждан. Всё готово к появлению крена в сторону деурбанизации, которая затронет часть общества, а также столкновению с обратным движением — ускоренной урбанизацией, переселением в более крупные города и агломерации. Словно по кровеносной системе, разгоняемой мотором сердца, люди будут оказываться в местах, которые наибольшим образом подходят их жизненным обстоятельствам и потребностям. И дальше либо замирать в капиллярах, либо продолжать стремительный путь.

Многоквартирный или частный дом
Многоквартирный или частный дом
Анна Рыжкова © ИА REGNUM

Вечный секрет экономического благополучия если и не раскрыт окончательно, то уже не так бесконечно далёк. Политическая стабильность и технологии позволяют России точечно преображаться, а её жителям — жить лучше. И эти точки находятся в крупных городах, таких как Москва и Санкт-Петербург, или их агломерациях. Инфраструктура и массовое строительство улучшают среду обитания и дают жителям дополнительные ресурсы, которых нет в провинции. Барьеры для переезда в крупные города стираются всё сильнее, и сейчас едва ли ни единственным сдерживающим фактором оказывается цена квадратного метра недвижимости.

Однако у крупного города есть и обратная сторона. Певец и актёр Игорь Растеряев в недавнем интервью YouTube-каналу «Ещёнепознер» предложил собеседнику отправиться в час пик к метро «Девяткино» в пригороде Санкт-Петербурга и посмотреть на толпу людей.

«Нет ничего более разобщённого, чем эта идущая, валящая толпа. Они как нахохлившиеся испуганные воробьи. Каждый приехал из Михайловки, Мурманска, Рязани, со всех деревень и городков. И они приехали сюда, просто чтобы было что поесть, заработать. Их сюда пригнали. Они все оторваны от могил дедов, от золотых нив. Дети их этого не увидят, Родины собственной. Им предопределены клетушки ипотечные, чтобы вечные рабы они были. Чтобы они там сидели и ходили только в «Магнит» закупаться», — описал Растеряев атомизацию общества и выразил скрываемую жителями городских кварталов боль.

Пассажиры в метро в Санкт-Петербурге
Пассажиры в метро в Санкт-Петербурге
Дарья Драй © ИА REGNUM

Формула «Люди — новая нефть» принуждает жителя мегаполиса не только к конкуренции, но и к самоограничениям, поскольку любое действие предполагает транзакцию. Самым дорогим оказывается то, что природа даёт человеку бесплатно — пространство, время, свежий воздух, дары земли. По мере накопления ресурсов формируется желание повысить качество своей жизни, что трудно сделать без деурбанизации. Ещё один знак вопроса ставят внешние ограничения, например, санитарные во время пандемии. Самоизоляция, дистанцирование, ношение масок, оформление QR-кодов — всё это лишь усиливает беспокойство и ощущение постоянного давления. Даже следующим всем рекомендациям и требованиям людям приходится сталкиваться с заусенцами механизма. Но горе, если житель ещё и с чем-то не согласен и пытается протестовать.

Почему же сейчас урбанизация из утопии или компенсирующего элемента, такого как дом в пригороде или дача, превратится в тенденцию? Ответ — технологии, в том числе цифровизация. Их внедрение создаёт фундамент для глубоких преобразований.

Уже сейчас у общества есть опыт, когда люди работают или учатся по «удалёнке». На онлайн-торговлю перешли многие магазины. И такие практики будует развиваться. И не только в России. Так, в Ирландии в деревнях откроют 400 центров для удалённой работы.

Дом в деревне
Дом в деревне
Анна Рыжкова (с) ИА REGNUM

Однако основным драйвером могут стать не отдельные фрилансеры, а организации. У них тоже всё меньше необходимости арендовать офис в центре Москвы или Санкт-Петербурга. ИТ-компании или творческие коллективы могут быть открыты совершенно в любой точке, если там есть интернет, базовая инфраструктура и туда согласятся перебраться их сотрудники. Это даст бизнесу экономию, а также новые возможности в управлении. При этом в истории есть конкретный прообраз таких поселений — Силиконовая долина в США, по сути, являющаяся деревней с центрами в виде офисов. Люди же смогут вернуть не замечавшиеся прежде богатства — пространство, свежий воздух, землю под подсобное хозяйство, разбить сад, завести животных.

Впрочем, конфигурации могут быть различны — содружества ремесленников, клубы по интересам, спортивные, образовательные центры или любые другие точки притяжения. Чем дороже и сложнее будет жизнь в городе, тем охотнее запустится самоорганизация.